Отставка Терезы Мэй: хроника объявленной катастрофы

Тереза Мэй не только не смогла добиться соглашения по Брекситу, но фактически спровоцировала актуализацию старой, казавшейся уже урегулированной проблемы

Издание Boulevard Voltaire опубликовало статью под названием «Démission de Theresa May : chronique d’un désastre annoncé» — «Отставка Терезы Мэй: хроника объявленной катастрофы».

Тереза Мэй

Тереза Мэй. (Фото: © Associated Press)

В ней говорится так: «Тереза Мэй в слезах», «Она до конца будет добиваться принятия единственного возможного соглашения о выходе из Европейского Союза», «Предстоит жесткий Брексит» — таковы в целом были выводы, сформулированные французской и европейской медийно-интеллектуальной интеллигенцией после того, как Тереза Мэй объявила о своем скором уходе в отставку.

Но такой сценарий был предсказуем еще больше года, а то и два года назад.

В первый год пребывания госпожи Мэй на Даунинг-стрит, 10, возникали неожиданности постольку, поскольку глава правительства решила сделать выбор в пользу жесткого Брексита и бесповоротно вывести свою страну из общеевропейского рынка (речь 17 января 2017 года). Но в последующем ее стиль правления изменится из-за неудачного роспуска парламента.

Находясь тогда на пике популярности, она решила распустить палату общин (то есть нижнюю палату парламента Соединенного Королевства), надеясь на то, что позиция консерваторов (то есть ее единомышленников) в качестве парламентского большинства усилится еще больше после новых выборов. Но такие ожидания не оправдались.

Консервативная партия, лидировавшая в опросах с 20-процентным отрывом от ближайшего конкурента, лишилась абсолютного большинства и оказалась вынуждена вступить в союз с североирландскими юнионистами (яростно противящимися всякому сближению двух Ирландий). После такого неудачного роспуска Тереза Мэй утратила лидерство и легитимность. То есть – те качества, которые нужны для противостояния брюссельским властям на переговорах».

Камнем преткновения в сделке по выведению страны из общеевропейского рынка стал вопрос, касающийся границы между Европейским Союзом и Британией. Более мягкий вариант Брексита предполагает, что вся Британия или хотя бы, по меньшей мере, входящая в ее состав Северная Ирландия может остаться в таможенном союзе с ЕС. Но это не устраивает не только критиков из числа политических противников Терезы Мэй в парламенте, но и даже (и, может, в еще большей мере) ее союзников — Демократическую юнионистскую партию. Североирландские юнионисты, как это и сказано выше, яростно противятся всякому сближению двух Ирландий – британской Северной Ирландии и самостоятельной Ирландской Республики. Поэтому представляется неудивительным то, что достигнутая 4 декабря 2017 года между Терезой Мэй и главой Европейской комиссии Жан-Клодом Юнкером договоренность о сохранении Северной Ирландии в зоне европейских соглашений после выхода Великобритании из ЕС была сорвана демаршем, предпринятым лидером юнионистов. Арлин Изабел Фостер поставила ребром вопрос о неприемлемости для ее Демократической юнионистской партии такого решения. Проигнорировать позицию юнионистов Тереза Мэй не могла постольку, поскольку в этом случае юнионисты тут же отозвали бы свое решение о внешней парламентской поддержке ее кабинету. Поэтому считается, что самой большой оплошностью, совершенной ею на посту премьер-министра, явился допущенный в 2017 году роспуск парламента. При сохранении прежнего состава палаты общин она располагала бы куда большей свободой действий в плане обеспечения успеха Брексита.

Как бы то ни было, Тереза Мэй покидает пост премьер-министра, а камень преткновения в виде «ирландского бэкстопа» (ограничителя) остается. И он может не только служить труднопреодолимым препятствием на пути к нахождению приемлемого решения Брексита, но и еще породить новую проблему или, вернее, вновь актуализировать старую, казавшуюся двадцать лет назад однозначно урегулированной проблему. С одной стороны, после выхода Великобритании из общеевропейского рынка так или иначе должна быть восстановлена таможенная граница между ней (а именно – ее североирландской провинцией) и входящей в ЕС Ирландской Республикой. А с другой стороны, по Белфастскому соглашению, которое двадцать лет назад положило конец сепаратизму северо-ирландских католиков, физической границы между двумя частями острова Ирландия (иначе говоря, между Северной Ирландией и Ирландской Республикой) не может и не должно быть. Теперь же североирландские юнионисты (другая сторона в продолжавшемся много десятилетий конфликте между католиками и простестантами в этой британской провинции) категорически противятся оставлению Северной Ирландии в зоне европейских соглашений после выхода Великобритании из ЕС. То есть фактически они выступают против сохранения силы Белфастского соглашения в части, касающейся недопустимости прокладывания физической границы между двумя частями острова Ирландия.

Отсюда следует вывод о том, что Тереза Мэй не только не смогла добиться соглашения по Брекситу, но фактически спровоцировала актуализацию старой, казавшейся уже урегулированной проблемы.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...