Война Миров. Перебалансировка Европарламента

Политический центр Евросоюза ослаб, а радикальные фланги усилились

Евросоюзу пришло время делать судьбоносный выбор: либо он радикально интегрируется, либо разбегается по национальным квартирам на манер распавшегося СССР. Баланс сил в новом составе Европейского парламента свидетельствует о начале рекогносцировки на полюсах Объединенной Европы, которая уже в обозримой перспективе должна привести к серьезным политическим схваткам. Выборы 23-26 мая показали, что модель компромиссов, при которой все недовольны, себя исчерпала. Кто-то должен взять верх.

Остров Великобритания среди географов имеет статус района-предвестника. То, что там происходит от Брексита и до выборов в Европарламент, свидетельствует не только о дурдоме в политической жизни Соединенного королевства, но и в миниатюре показывает возможное будущее всего Европейского союза. Население Великобритании с незначительным перевесом проголосовало за выход из Европейского союза 23 июня 2016 года. Премьер-министр Тереза Мэй на референдуме голосовала за членство Лондона в ЕС, однако обещала выполнить волеизъявление большинства. В ходе переговоров с Брюсселем была установлена дата вступления официального «развода» в силу – 29 марта 2019 года. Однако Великобритания из Евросоюза так и не вышла, участвовала в выборах в Европейский парламент и отправила туда свою квоту в 73 депутата из 751-го. Сама г-жа Мэй объявила о своей отставке с поста премьера, но до 7 июня остается на посту.

Тереза МЭЙ

Тереза МЭЙ. (Фото: © REUTERS / Hannah McKay)

Европарламент имеет сложное политическое измерение. По форме это законодательный и представительный орган Европейского союза, напрямую избираемый гражданами всех государств-членов. Однако его декларативно широкие полномочия «утоплены» в процедурных вопросах, из-за чего реальные возможности евродепутатов ограничены. В качестве механизма гиперкомпенсации им предоставлена возможность обширных дискуссий и выступлений на пленарных заседаниях, плюс высокие даже по меркам ЕС зарплаты, командировочные, суточные и транспортные выплаты.

До недавнего времени Европейский парламент был встроен в систему, которая медленно, но верно продвигалась в сторону создания супергосударства Объединенная Европа, чьи «старые» национальные государства в лице Франции, Италии, Германии и той же Великобритании получали все более декоративные функции и полномочия. Доминирование в стенах Европарламента центристских сил в виде блока Европейской народной партии (ЕНП) и Прогрессивного альянса социалистов и демократов (ПАСД), который обеспечивал большинство голосов депутатов, обеспечивало необходимое политическое сопровождение общему курсу ЕС. В новом составе Европарламента-2019 ЕНП (потеряно 38 мандатов осталось 179) и ПАСД (минус 34 места, сохранены 152) уже не большинство.

Усилены позиции радикальных еврооптимистов и евроскептиков. Формально центристов в Европейском парламенте и сейчас больше всех, однако когда перед Евросоюзом стоит проблема судьбоносного выбора, им тоже предстоит определиться по водоразделу.

С радикальными еврооптимистами, чьим авангардом в новом созыве выступает движения президента Франции Эмманюэля Макрона «Республика на марше» все более-менее понятно. Единый парламент – не Европарламент, а полноценный, который по своим реальным полномочиям выше законодательных органов стран-членов ЕС – всем евро, единая армия, единое правовое поле, общий рынок, общая экономика, общая социальная политика. Разумеется, все это не за один день, но вектор указан четко. Одни готовы к разделению Объединенной Европы на два блока – согласные на плотную интеграцию в ядре, а остальные члены ЕС в качестве периферии. Другие считают, что все члены Евросоюза должны быть поставлены перед жестким выбором: либо полноценная евроинтеграция – либо до свидания. Третьи полагают, что идти к дальнейшему объединению нужно всем вместе в одном темпе и никого не теряя по пути, но с куда большей дисциплиной во всех отношениях, чем сейчас.

У евроскептиков все гораздо сложнее. Многие депутаты от Вышеградской группы (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия), например, не против общего рынка и общеевропейских вооруженных сил, даже готовы на увеличение взносов в общий бюджет ЕС, но они не хотят обязательных квот на мигрантов, мелочного вмешательства Брюсселя в вопросы национального образования, положения меньшинств и не согласны на утрату национальной юрисдикции практически по всем вопросам. Есть те, кто предлагает разбегаться по национальным квартирам и самостоятельно вести свой курс, поскольку нынешний вектор Евросоюза рассматривают как тупиковый и не видят коллективного пути к спасению и сохранению национальной идентичности.

В свете политики США при администрации Дональда Трампа даже многие евроскептики понимают необходимость Европе держаться вместе, потому что против США или Китая европейские государства поодиночке никто. Ситуация с Крымом и Донбассом показала, что Объединенная Европа даже по отношению к России не может диктовать свою позицию. Если взять более широкий геополитический радиус в виде Ливии, Сирии, Израиля или Ирана, то там голос европейских государств практически перешел на писк. Поэтому в разбегании по национальным квартирам многие видят опасность попадания в зависимость от серьезных геополитических игроков, которые будут себя вести по отношению к тем же национальным государствам куда менее заботливо, чем нынешний Брюссель.

С точки зрения здравого смысла, эволюции сложных систем и логики усиливающейся международной конкуренции Евросоюзу надо держаться вместе и усиливать интеграцию. Однако целенаправленная многолетняя работа по деградации системы образования уже дает плоды на всем пространстве ЕС. Крупный капитал и правящие элиты проводили системную подрывную работу против своего населения с целью создания из них легко манипулируемых потребителей («человек экономический»), у которых отсутствует целостная картина мира. Сегодня эти люди раздражены экономическим кризисом (по европейским меркам), падением доходов, миграционным дискомфортом, ликвидацией социальных гарантий и отдают свои голоса политикам, которые предлагают простые и «эффективные» методы решения проблем. «Затупление» населения бумерангом ударило по правящей элите, которая по механизму сообщающихся сосудов тоже заметно деградировала во всех отношениях. Человеческий фактор вообще самый сложный в любой системе и теперь видно, что европейские политические лидеры и институты разучились с ним эффективно работать, взять хотя бы затянувшуюся историю с «желтыми жилетами».

Маркером слабости современного евросоюзовского истеблишмента выступают бесконечные истерики по поводу кремлевской пропаганды. Во времена Холодной войны СССР на пропаганду в отношении Западной Европы тратил ресурсов в сто раз больше, однако эффекта она не имела. Сейчас против «RT» и «Спутника» европейские государства используют грубый административный ресурс, ассигнуют в десятки раз больше средств на контрпропаганду (не считая денег от США и Канады), а число подписчиков данных российских информационных ресурсов среди европенйцев постоянно растет.

Выборы в Европейский парламент показали, что перед Евросоюзом четко маячит дилемма либо превращения в полюс импотенции, а-ля СССР после 1989 года, либо мобилизация во всех смыслах. Конкуренция видов и политических систем построена на том, что кто-то должен погибнуть (аналогично с парой евро – доллар). Поэтому либо проект Объединенной Европы берет верх, либо терпит фиаско под напором внутренних и внешних обстоятельств.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...