О Токаеве, Косанове и остальных

Сетевые СМИ об итогах выборов президента Казахстана

Андрей КАРПОВ – «Казахстан-2019: жизнь после выбора» — Победа Касым-Жомарта ТОКАЕВА не вызывала у экспертов сомнений. Интриги, по сути дела, было всего две. Какой процент голосов наберет Токаев? Каким будет уровень протестного голосования, который должен был «обобщить» в своем результате Амиржан КОСАНОВ?

Как сообщил на брифинге заместитель председателя ЦИК РК Константин ПЕТРОВ, 70,76% избирателей проголосовали за Касым-Жомарта Токаева. Явка избирателей на внеочередных выборах Президента РК составила 77,4%. Так что оба ответа получились вполне предсказуемыми. А.Косанов получил по верхнему пределу. Не 10 процентов, как можно было ожидать в пессимистической для оппозиции версии. Но и не 20 процентов, с которыми Амиржан Косанов мог бы стать самым сильным оппозиционным кандидатом последних электоральных кампаний.

Впрочем, показатель 15-16% также очень весомый результат, который, вероятнее всего, достигнут за счет голосов Алматы и ряда регионов запада Казахстана. Оценка региональной специфики голосования может стать очень интересным для экспертов. Но пока для казахстанской оппозиции это потолок. Тем более, что несанкционированные митинги, организованные ДВК, скорее, оттолкнули электорат от системной оппозиции, нежели активизировали желание недовольных выйти на избирательные участки и сделать свой выбор. Радикальные настроения в Казахстане поддерживает явное меньшинство – большая часть населения выступает за сохранение стабильности и преемственность власти.

Досым САТПАЕВДосым САТПАЕВ – «Поствыборные тезисы» — Сами по себе прошедшие президентские выборы не представляли слишком большого интереса с точки зрения своей начинки. Избирательная кампания была вообще никакая. Хотя и не ставилась задача сделать их интересными.

Довольно показательными были теледебаты, где из семи кандидатов в президенты трое вообще отсутствовали – были их представители. Так появилось ещё одно казахстанское know how — участие в дебатах по доверенности. Предсказуемость результатов выборов изначально убивала любой креатив среди официальных кандидатов, так как с политической точки зрения главная задача была лишь в том, чтобы обеспечить формальную легитимность передачи власти через выборный процесс при сохранении власти надсистемного игрока в лице первого президента.

С другой стороны, молодые люди, которые впервые в жизни пытались войти в политику, не увидели на политическом поле выразителей консолидированного протестного настроения. Наоборот, «избирательная кампания» как лакмусовая бумажка в очередной раз выявила тревожный тренд. Протестное поле стало ещё более фрагментированным, разношёрстным и расколотым, напоминая разобранный двигатель, каждая деталь которого старалась заменить собой весь двигатель. Во взаимных обвинениях, склоках и расколах одеяло, которое все тянули на себя, порвалось в клочья.

Такой же раскол произошел и по поводу «избирательной кампании». Одни ратовали за бойкот выборов: либо активный (через акции протестов, голосование «против всех» — порчу избирательных бюллетеней), либо пассивный (через неявку). Другие считали, что необходима мобилизация протестных настроений вокруг «кандидата против всех» в лице Амиржана КОСАНОВА. При этом на задний план отошло то, что на самом деле и тех, и других по-настоящему объединяло. А именно – желание провести полный апгрейд существующей политической системы, сделав её более эффективной, демократической и прозрачной.

Допуск Амиржана КОСАНОВА к президентским выборам предполагал наличие политической сделки по формуле «лояльность к власти в обмен на политическое участие». Возможно, конечным результатом этой сделки может быть создание национал-патриотической партии либо на основе движения «Жаңа Қазақстан», либо с нуля – как новый политтехнологический проект власти. В принципе, эту идею уже давно вынашивали в Акорде, чтобы установить контроль над усиливающимися национал-патриотическими настроениями в обществе. Вот только непонятно, была ли частью этой сделки договорённость о вхождении этой партии в парламент в качестве чьей-то замены или нового парламентского игрока.

Айдархан КУСАИНОВАйдархан КУСАИНОВ – «О выборах и об Амиржане Косанове» — Считаю, что 16,2% за КОСАНОВА – это реальная победа нормальной оппозиции. И реальная победа гражданского общества. Косанов реальный политик и понимает, что нет у него нормальной последовательной программы, правда, её не было ни у кого, кроме ТОКАЕВА. Соответственно, как зрелый политик реально оценивает расклад и признаёт его. И это важно. Важно теперь готовиться к дальнейшей политической борьбе.

В заключение замечу, что эти выборы в полной мере показали, что мы живём в новой реальности, и страна качественно изменилась. Гражданская активность стала действительно гражданской: здесь и активное голосование, и наблюдение за выборами, и работа с избирательными комиссиями, неприятие и осуждение митинговщины. Власть работает в этой реальности: регистрация в качестве кандидата в президенты представителя оппозиции и победа «бессистемного протестанта», активная работа с наблюдателями, в том числе и бесперебойная работа соцсетей, публикация итоговых протоколов наблюдателями.

Роман ИВАНОВ – «Особенности прошедших выборов в Казахстане глазами экспертов» — Политолог Санат КУШКУМБАЕВ сказал, что нынешние выборы оказались «интереснее» всех предыдущих В первую очередь числом кандидатов и спектром мнений — Классификация может и не полностью подходит для казахстанских реалий, но в целом оказались представлены и правые, и левые, и центристы, а также либералы, национал-патриоты, консерваторы и так далее. В общем, достаточно широкий круг, и избирателям было над чем подумать.

Ключевой кандидат от оппозиции Амиржан КОСАНОВ набрал свыше 15% голосов. По мнению Кушкумбаева, это беспрецедентный факт. Ранее набирали то 6, то 11%, а в этот раз преодолели новую планку.

Он отметил, что самая глубокая и проработанная программа оказалась у Токаева, в том числе и с точки зрения выполнимости. Кроме того, в этой кампании было очень много новичков, включая фаворита.

Политолог Юрий БУЛУКТАЕВ тоже отметил в этой электоральной кампании целый ряд отличий и новинок. Второй момент — наличие Косанова как кандидата от оппозиции — Хотя назвать его общим от оппозиционных сил нельзя, но он все равно знаменует собой новый этап. Конечно, можно, наоборот, говорить о расколе в рядах оппозиции, потому что многие выступали против его участия, но сам факт его наличия все равно важен, — сказал эксперт.

Еще одной особенностью Булуктаев назвал наличие женщины-кандидата, что не наблюдалось на предыдущих президентских выборах. И уже неважно, какое место она заняла. По существу, прекрасной половине предоставлен «зеленый свет» в политическом процессе на самом высоком уровне.

Марат ШИБУТОВЖанар ТУЛИНДИНОВА – «Казахстан-2019: Уроки электоральной кампании» — Комментируя показатели явки избирателей политолог, член Общественного совета г. Алматы Марат ШИБУТОВ отметил, что прошедшие выборы впервые выявили «фактор больших городов» — трех казахстанских миллионников: Алматы, Нур-Султана и Шымкента — «В том же Шымкенте (67,6%) на 15% явка была меньше, чем в окружающей его Туркестанской области (84,8%). Это новая политическая реальность – чем больше город и чем дольше он пребывает в статусе миллионника, тем, соответственно, в нем меньше будет явка. И это прогноз на любую следующую избирательную кампанию – будь то президентская, парламентская или в маслихаты».

Второе, что отметил эксперт в прошедшей электоральной кампании – это вызовы технологичности — «Действующее выборное законодательство сместило традиционные СМИ с пьедестала главных каналов донесения информации до избирателей. Теперь основные каналы – это квази-СМИ и собственные каналы в социальных сетях. При этом телевидение забивается YouTube – прямой эфир в YouTube стоит кандидату ноль тенге, но приносит ему десятки и сотни тысяч просмотров. В то время как ролик на телевидении в полторы минуты будет стоить ему несколько миллионов тенге. Причем он не может отследить, насколько его размещение эффективно».

В качестве еще одного фактора М. Шибутов отметил изменение политической риторики — «Никому не интересны политические программы – в принципе, можно было бы обойтись без них. Избирателям нужны короткие тезисы, которые бы соответствовали их убеждениям и определенным чаяниям. То есть мы переходим от господства текста к господству картинки и видео».

Новацией прошедшей кампании М. Шибутов назвал также тот факт, что вторым в президентской гонке пришел человек, который в течение агитационной кампании ни разу публично не надел галстук — «Образ человека в галстуке – официозный образ – уже не работает. Необходимо разнообразие».

Еще одной новацией минувшей электоральной кампании эксперт назвал возникновение фанатских движений политиков, которые не вовлечены в работу избирательного штаба, не задействованы в его структуре и т.д., а действуют сами по себе — «Политик превращается в шоумена, который должен иметь не сторонников, а поклонников. И это тоже диктует новые правила проведения агитации, имиджа и риторики. Я бы сказал, что теперь кандидат, в речи которого нет трех острых сравнений, двух анекдотов и одной байки – это человек, который обречен на поражение».

Жандос АСЫЛБЕКОВ – «Почему Амиржан Косанов снял маску еще до того, как опустили занавес?» — Электорат, голосовавший за Амиржана Косанова, бурлит, обвиняя его в двойной игре и предательстве, некоторые из «лидеров общественного мнения», активно призывавшие поддержать его кандидатуру, просят прощения за свою политическую наивность и за то, что ввели избирателей в заблуждение. А те из соратников «оппозиционного» деятеля, которые заранее знали, чем в итоге все закончится, отмалчиваются.

Заявление Косанова, признавшего итоги выборов еще до официального их обнародования, стало последним и почти неопровержимым доказательством того, что все это время он играл отведенную ему роль в пьесе под названием «Выборы-2019». Ни сам незадачливый актер, ни режиссеры спектакля, похоже, не ожидали, что в результате возникнет ситуация, когда придется снимать маску еще до того, как будет опущен занавес и зрители начнут расходиться.

Скорее всего, расчет был такой. Допущенный к выборам кандидат якобы от оппозиции придаст выборам некую легитимность и демократический флер, уверенно займет второе место, набрав «свои» 10-15 процентов голосов даже при том, что административный ресурс не будет использован на всю мощь. Это удовлетворит и действующий режим, и самого Косанова (которому с таким результатом прямая дорога к созданию собственной партии и вхождению в парламент, не считая прочих благ), а заодно несколько успокоит протестный электорат. Однако последний внес в этот сценарий такие коррективы, которых ни власть, ни «оппозиционный» кандидат явно не ожидали.

Во-первых, этот самый протестный электорат решил не дробить свои голоса, а отдать их за одного – пусть не за самого достойного, но как бы олицетворявшего собой общее недовольство тем, что происходит в стране. Полагаю, и сам Косанов, если он не витает в облаках, отдает себе отчет в том, что люди голосовали не столько за него, сколько против действующей власти. При этом последняя, видимо, не осознавала до конца масштабы такого недовольства, что в общем-то объяснимо – слишком далека она от народа, чтобы знать реальные его настроения. И даже уроки недавних выборов в Украине как следует не выучила.

Аскар НУРШАМерей СУГИРБАЕВА – «Амиржан КОСАНОВ: оглушительный провал или блистательная победа?» — «Многие люди думают, что 16% голосов, отданных за Косанова, — это поражение, но в реальности — это победа, — считает политолог, декан школы государственной и общественной политики ALMAU Аскар НУРША. — Неделю назад оппозиционному кандидату прогнозировали в два раза меньше. Он — это проекция протестных настроений казахстанского электората в отношений Акорды. Люди на самом деле голосовали не за Косанвоа, а за протест, а ему, надо отдать должное, хватило смелости стать символом этих настроений. Теперь задача власти — научиться говорить с электоратом Косанова, иначе ей придется иметь дело с электоратом Аблязова.

Жанар ТУЛИНДИНОВА – «Казахстан-2019: уроки электоральной кампании. Часть 2» — Известный казахстанский политолог, директор Центр актуальных исследований «Альтернатива» Андрей ЧЕБОТАРЕВ отметил, что три ключевые политические партии – Nur Otan, «Ак жол» и Ауыл – выдвинули в качестве кандидатов в президенты не первые лица. Исключение составляет КНПК, кандидат от которой Жамбыл АХМЕТБЕКОВ является сопредседателем партии, хотя также не является ее лидером — «Для Nur Otan прошедшие выборы и, возможно, в еще большей степени предстоящие парламентские и в маслихаты – это серьезное испытание. Они себя однозначно позиционируют как партия первого президента – Елбасы Нурсултана НАЗАРБАЕВА. Но в этот раз Nur Otan выдвинул не Назарбаева, а его преемника в лице Касым-Жомарта ТОКАЕВА. И на парламентские и местные выборы они уже пойдут не как партия действующего президента, а как партия Елбасы. Это уже другой уровень, особенно если к следующим выборам изменится внутриполитический расклад», — констатировал А. Чеботарев. Эксперт также отметил, что партии, выдвинувшие кандидатов на президентских выборах, работали не на победу, а на свой будущий электоральный рейтинг.

Политолог Айдос САРЫМ, говоря об уроках прошедшей электоральной кампании, отметил, что любые выборы – это инновация, это новая ситуация — «По своему накалу прошедшие выборы напомнили мне парламентскую и президентскую кампании 2004 и 2005 годов с той лишь разницей, что на этот раз не было административного давления, не было поджогов автомашин и изъятия сотен тысяч тиражей газет. Ажиатация вокруг выборов много что показала, но, прежде всего, она должна стать уроком для власти и раскрепостить саму власть: да, можно проводить выборы технологично, можно не препятствовать альтернативным кандидатам – от этого никому плохо не будет», — сказал А. Сарым.

Также эксперт отметил перезагрузку политической повестки дня, произошедшей благодаря выборам — «Месседж победителя выборов Касым-Жомарта Токаева о необходимости диалога власти и общества говорит о том, что нужно менять законодательство – прежде всего, политический блок законов: закон «О выборах» и «О СМИ», законодательство, регулирующие проведение митингов и шествий, а также деятельность общественных объединений с тем, чтобы на поле пришли новые игроки, потому что это будет адекватно отражать ту повестку и те реалии, в которых мы проснулись», — подчеркнул политолог.

А проснулись казахстанцы в другой стране – социальная динамика изменилась, отметил эксперт — «Прошедшие выборы показали: теперь важно не что говорят, а кто говорит – содержательные аспекты ушли в прошлое. Голосование за Амиржана Косанова – это, скорее, не персональное голосование, а голосование за перемены. К сожалению, в обществе преобладают популизм и негативизм, которые, в принципе, очень опасны и делают цену ошибок и с той и с другой стороны достаточно высокой», — подчеркнул А. Сарым.

Данияр АШИМБАЕВРуслан БАХТИГАРЕЕВ – «Политолог Данияр Ашимбаев: Казахстанцы проголосовали за силу, опыт и умение решать вопросы» — Данияр АШИМБАЕВ — Распределение голосов было несколько неожиданным, однако такую динамику можно было предположить. Лидерство Токаева было очевидным с самого начала, и, набрав почти 71 процент голосов, он его подтвердил. Что касается распределения голосов между остальными шестью кандидатами, то неожиданным стало второе место Косанова. Прогнозировалось, что он может набрать 3-5 процентов голосов. Но в ходе кампании произошла, скажем так, определенная подмена ролей.

Так вот, в ходе кампании Косанов трансформировался из кандидата от национал-патриотов в кандидата от более широких слоев оппозиции, которая за эти годы прошла через многочисленные расколы и разборки и утратила даже подобие организованной структуры.

 Да, в какой-то момент он и стал “кандидатом против всех”, поскольку восприятие его как национал-патриота не состоялось. Тем более что его же бывшие соратники устроили такие разборки по поводу его участия в выборах, что лишний раз привлекли к нему внимание. И это все происходило на фоне протестных волн, которые наложились друг на друга во время предвыборной кампании.

Я думаю (скажу, возможно, забегая вперед), что Касым-Жомарт Токаев будет проводить свои реформы постепенно. И поэтому у определенной части населения возникло ощущение обманутых надежд. Многим же хочется “розовых пони” сразу.

Я думаю, да. Был определенный саботаж со стороны определенных лиц, которые были недовольны решением Нурсултана Назарбаева сделать своим преемником Касым-Жомарта Токаева. Ведь многие примеряли на себя этот статус. И понятно, что решение первого президента вызвало у них недовольство. Поэтому, думаю, они воспользовались ситуацией, чтобы подорвать позиции нового президента. Поэтому и Косанов, неожиданно набрав 16 процентов голосов, волею случая стал вдруг неким символом сопротивления и протеста. И при этом еще была попытка бойкотировать выборы, и она, к слову, думаю, повлияла на явку электората в Алматы.

Эти выборы действительно интересны тем, что это первые выборы без Назарбаева. И одно дело — голосовать за Назарбаева, другое — за другого кандидата. Но к Токаеву, считаю, люди уже присмотрелись: человек опытный, известный — многие помнят его со времен премьерства, другие знают, что он долгое время был главой МИД, известен за рубежом, третьи — что был председателем сената. Он не с улицы, а опытный политик и управленец. У нас народ голосует за власть сильную и вменяемую. Токаев и стал таким кандидатом. При этом он сам в кампании не участвовал, перепоручив ее своему штабу.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...