«Токаев не хочет заводить новых врагов, поэтому воздерживается от массовых ротаций»

Сетевые СМИ о кадровых решениях президента Казахстана

«Десять дней на посту президента: что успел сделать Токаев после инаугурации» — Касым-Жомарт ТОКАЕВ официально вступил в должность президента страны 12 июня. Не прошло и двух недель, как в Казахстане избрали нового президента. В стране за этот короткий срок сменился аким столицы, глава Минобразования, министр культуры и спорта и появились два новых ведомства.

На следующий день после инаугурации Токаев подписал указ, который стал неожиданностью для астанчан. Президент назначил нового акима столицы. На место Бахыта СУЛТАНОВА пришел Алтай КУЛЬГИНОВ, ранее руководивший Западно-Казахстанской областью.

Новый глава государства сохранил за Бакытжаном САГИНТАЕВЫМ пост главы своей администрации, а за Каримом МАСИМОВЫМ – главы комитета национальной безопасности.

Кабинет министров пополнился двумя новыми ведомствами – министерством торговли (руководителем назначили экс-акима столицы Бахыта Султанова) и интеграции и министерством экологии, геологии и природных ресурсов (главой стал бывший вице-министр энергетики Магзум Мирзагалиев).

Министерство цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности преобразовали в министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности.

Министерству индустрии и инфраструктурного развития передали функции и полномочии в сфере оборонной промышленности, а Миннацэкономики – в сфере мобилизации.

В общей сложности Токаев после вступления в должность президента подписал порядка 27 указов.

Жанар ТУЛИНДИНОВА – «Ашимбаев «Токаев не хочет заводить новых врагов, поэтому воздерживается от массовых ротаций»» — О прошедших кадровых перестановках и реорганизациях центральных ведомств, сквозь которые проступают контуры токаевской адмреформы госаппарата, мы побеседовали с известным политологом, главным редактором биографической энциклопедии «Кто есть кто в Казахстане» Данияром АШИМБАЕВЫМ — Если говорить о кадровой политике в поствыборный период, то нужно выделить две тенденции. Во-первых, Токаев сам по себе человек, не склонный, скажем так, к резким движениям. Второе – его команда только формируется. Очевидно, что, назначая новых руководителей, Токаев будет нести за них политическую ответственность. Любая его ошибка в кадровой сфере несет высокие политические риски.

Напомню также, что на посту президента Токаев провел не так много времени – всего около трех месяцев. За это время сложно изучить весь кадровый состав госаппарата. Все это, на мой взгляд, помимо присущей ему осторожности, сдерживает президента от массовой ротации. Действительно, многие ожидали, что изменения в кадровом составе будут более значительными – и в Администрации президента, и в правительстве, и в корпусе акимов. Ведь поствыборный период предоставляет уникальные возможности – президенту не нужно было никого освобождать от должностей, все и так автоматически оказались в отставке. Это предоставило Токаеву карт-бланш на замену достаточно крупных политических игроков. Однако в итоге глава государства избрал достаточно консервативный путь, хотя еще в понедельник утром ожидалось, что назначений будет намного больше. И в то время как в ряде регионов ожидали новых акимов, выходили указы о реорганизации центральных органов.

Полагаю, что не обошлось без определенного противодействия, были наверняка и соответствующие консультации, в результате чего решение некоторых кадровых вопросов было отложено на потом. Думаю, что Токаев руководствовался, с одной стороны, нежеланием вступать в конфликт с первым президентом, с другой стороны, он не захотел создавать себе новых врагов, учитывая осложнившуюся политическую ситуацию в стране. Именно поэтому президент ограничился точечными рокировками.

«Казахстан-2019: Команда Мамина выглядит уверенно» — Данияр АШИМБАЕВ — Ожидалось, что в понедельник последует ряд указов о новых назначениях. Однако вместо них вышел указ о реорганизации КНБ и Службы «Сырбар» и указы о «повышении эффективности системы государственного управления», согласно которому были перераспределены полномочия между ведомствами промышленного блока – министерством индустрии и инфраструктурного развития, министерством национальной экономики и министерством цифрового развития, оборонной и аэрокосмической промышленности. Кроме того, последнее было преобразовано в министерство цифрового развития, инноваций и аэрокосмической промышленности. Чего-то стратегически важного в этой реформе, по сути, нет. Просто упомянутые министерства обменялись департаментами и комитетами. Насколько это улучшит ситуацию в курируемых отраслях – сказать сложно. Более важен, на мой взгляд, здесь вопрос уточнения полномочий министерств и конкретизация стоящих перед ними задач. Однако на прорывное решение это, мягко говоря, не похоже.

Таким образом, на сегодняшний день мы имеем в правительстве непонятные отставки и неоднозначные назначения. Судить о том, усилился или ослаб Токаев благодаря этим ротациям – сложно. В целом команда Мамина выглядит достаточно уверенно. Как правительство оно в какой-то степени даже усилилось, благодаря возвращению Султанова и повышению Мирзагалиева, которые известны как достаточно публичные персоны, способные выступить в парламенте и не прячущиеся от прессы.

«Президент начинает – аппарат выигрывает» — Не зря было сказано еще в начале 90-х: в результате любой тектонической подвижки на вершине властного олимпа всегда выигрывает бюрократический аппарат у его подножия.

17 июня президент Токаев подписал указ о создании двух новых и реорганизации еще трех действующих министерств. На ведомственной карте страны появились министерства торговли и интеграции (министр Бахыт Султанов) и министерство экологии, геологии и природных ресурсов (министр Магзум Мирзагалиев).

Но как известно, из школьного кура физики, если в одном месте прибывает, то в другом – убывает. Так и произошло с перераспределением полномочий от старых ведомств к новым. Что же получили новички от старичков? Согласно президентскому указу, функции формирования и реализации внутренней и внешней экономической политики, международной экономической интеграции, защиты прав потребителей переданы от МНЭ — минторгинтеграции; от мининдустрии и инфраструктурного развития – техническое регулирование, стандартизация и обеспечение единства измерений. Наконец, от МИДа – координация деятельности в сфере продвижения экспорта.

Мало-мальски осведомленные люди не дадут соврать: все перечисленные зоны ответственности сулят их кураторам (и не только кураторам) щедрые дивиденды. Так что, в ближайшее время в новом министерстве начнутся старые, как мир, бюрократические забавы – битвы за теплые кресла и мягкие стулья.

Словом, остается констатировать: от перестановки ведомственных слагаемых сумма потенциальных бонусов для перемещающихся в новые кресла чиновников еще как меняется.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...