Что с климатом? Нужно, чтобы в климатической науке политика имела меньший вес, а в климатической политике наука — больший вес

Глобальная группа из 500 с лишним квалифицированных и опытных ученых и специалистов в области климата и смежных областях, направили генсеку ООН обращение, в котором ставится под сомнение наличие научной или моральной основы под основанными на тревожных ощущениях

Издание Newsmax опубликовало статью Ларри Белла под названием «500 Global Climate Scientists Challenge Mob Hysteria» — «500 ученых-климатологов со всего мира бросают вызов истерии».

В ней говорится так: «Глобальная группа из 500 с лишним квалифицированных и опытных ученых и специалистов в области климата и смежных областях, представляющих 23 страны, направили генсеку ООН Антониу Гутерришу письменное обращение, в котором ставится под сомнение наличие какой-либо научной или моральной основы под представленными ранее предложениями, основанными на тревожных ощущениях.

Среди множества именитых подписантов этого письма фигурируют почетный профессор Ричард Линдзен из Массачусетского технологического института, Фримен Дайсон из Принстонского института перспективных исследований и почетный профессор Эллиотт Д. Блум из Стэнфордского университета».

Обращение, названное «There is no climate emergency» («Нет никакой климатической чрезвычайной ситуации»), начинается следующим образом: «Глобальная сеть, состоящая из 500 с лишним квалифицированных и опытных ученых и специалистов в области климата и смежных областях, направляет Вашему превосходительству приложенную Европейскую климатическую декларацию, в составлении которой подписанты этого обращения участвовали как полномочные представители своих стран.

Модели глобальной циркуляции климата, на которых сейчас международная политика базируется, не пригодны для тех целей, ради которых они созданы. Поэтому продвижение трат триллионов долларов на основе показаний таких незрелых моделей представляется ужасным и неблагоразумным делом. Нынешняя климатическая политика бессмысленным и серьезным образом подрывает экономическую систему, подвергая опасности множество жизней в странах, лишенных доступа к недорогой и надежной электроэнергии».

Подписанты этого документа, ссылаясь на данные геологического архива, говорят о том, что климат Земли изменялся, пока существовала планета, с чередованием естественных холодных и теплых фаз. Малый ледниковый период закончился совсем недавно — в 1850 году. Поэтому, мол, неудивительно то, что сейчас мы переживаем период потепления. По их словам, степень нагревания планеты сейчас достигло отметки, которая более чем вдвое ниже первоначально предсказанного уровня. И на таком фоне, как следствие чрезмерной политизации вопроса, связанного с экологией, гигантские по размерам финансовые ресурсы тратятся на так называемую борьбу с последствиями «экологической катастрофы», связанной с потеплением климата. В частности – на цели снижения выбросов углекислого газа CO2.

«Климатические модели имеют много недостатков и не являются даже отдаленно правдоподобными в качестве инструментов политики. Более того, они, скорее всего, преувеличивают влияние таких парниковых газов, как CO2. Фотосинтез — это благословение. Увеличение объемов CO2 выгодно для природы, оно озеленяет Землю: дополнительное присутствие CO2 в воздухе способствовало росту мировой биомассы растений. Это также хорошо и для сельского хозяйства, так как увеличивает урожайность во всем мире. Меры по снижению выбросов CO2 столь же разрушительны, сколь и дорогостоящи. Например, ветряные турбины убивают птиц и летучих мышей, а плантации пальмового масла уничтожают биологическое разнообразие тропических лесов», — утверждают подписанты обращения на имя Генсека ООН.

Ларри Белл резюмирует свою вышеназванную статью следующим образом: «По сути, авторы письма ведут дело prima facie (явно выигрышное дело) против климатического алармизма, опираясь на восемь фактов, которые представляются очевидными и легко проверяемыми:

1. Нет никакой климатической чрезвычайной ситуации. Нужно, чтобы в климатической науке политика имела меньший вес, а в климатической политике наука — больший вес.

2. Естественные, а также антропогенные факторы вызывают потепление. Судя по данным геологического архива, климат Земли изменялся, пока существовала планета, с чередованием естественных холодных и теплых фаз. Малый ледниковый период закончился совсем недавно — в 1850 году. Поэтому представляется нормальным то, что сейчас имеет место период потепления.

3. Потепление происходит гораздо медленнее, чем это предсказывалось. Это говорит о том, что мы далеки от понимания процесса изменения климата.

4. Климатическая политика опирается на неадекватные модели. Климатические модели имеют множество недостатков и представляются не особо надежными помощниками в качестве инструментов политики. Более того, они, скорее всего, преувеличивают воздействие таких парниковых газов, как CO2. Кроме того, они игнорируют тот факт, что обогащение атмосферы CO2 приносит пользу.

5. CO2 представляет собой пищу для растений, основу всей жизни на Земле. Углекислый газ не является загрязнителем. Он имеет ключевое значение для жизни как таковой на Земле.

6. Глобальное потепление не увеличило количества стихийных бедствий. Нет статистических данных, свидетельствующих о том, что глобальное потепление усиливает ураганы, наводнения, засухи и тому подобные стихийные бедствия или способствует их учащению.

7. Политика должна считаться с научными и экономическими реалиями. Нет никаких причин для паники и тревоги.

8. Честные дебаты по климатологии представляются оправданными. Мы призываем ООН организовать в начале 2020 года встречу на высшем уровне между учеными мирового уровня, представляющими обе стороны дебатов о климате».

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...