Война Миров. WADA успешно торпедирует российский спорт

В грязных играх вокруг спорта высоких достижений Москве нечего противопоставить коллективному Западу

Коллективные наказания запрещены Женевской конвенцией об обращении с военнопленными, однако в санкционной войне Запада и России в плен не берут и коллективные наказания широко используются. Даже если принять во внимание, что в случае «чего» половина российских ракет не взлетит со своих стартовых площадок, из поднявшихся в небо половину собьют, а из достигших цели ядерных боеголовок половина не сдетонирует – ущерб все равно получается неприемлемым. Поэтому «классическую» войну никто не начинает. Отказаться от российского газа тот же Евросоюз не может, поскольку в настоящий момент «голубое топливо» «Газпрома» физически нечем заместить. А вот давить Кремль по линии спорта у Запада получается практически безнаказанно и он этим пользуется на полную катушку. Не похоже, чтобы у России был план по эффективному противостоянию своей спортивной дискриминации.

Российское руководство довольно жестко критиковалось за избранную линию поведения еще на зимней олимпиаде-2018 в Пхенчхане, когда глумлению антидопинговой организации WADA и МОК ничего не было противопоставлено. Отрицать применение российскими спортсменами запрещенных препаратов бессмысленно, ибо такова современная спортивная жизнь. Вместе с тем очевидно, что допинг применяют далеко не все профессиональные атлеты (вне зависимости от того, что конкретно считать «нечестными» препаратами). Поэтому господствующая в отношении российского спорта презумпция виновности явно имеет политическую мотивацию.

Предположения о том, будто Кремлю не интересна спортивная повестка, не подтверждается действиями в публичной сфере. В ходе последнего «нормандского формата», когда представители «четверки» после многочасовых переговоров вышли к прессе, Владимир Путин совершенно индифферентно слушал выступление Владимира Зеленского со словами «сепаратисты», «агрессоры», «оккупанты». А вот когда президенту России задали вопрос о решении WADA отлучить его страну от большого спорта минимум на четыре года (включая олимпиаду-2020 в Токио), то мускулы его лица сразу напряглись и речь была эмоциональной (учитывая психотип хозяина Кремля).

Система ограничений, предусмотренная для российских атлетов, самая жесткая со времени возобновления олимпийского движения. Шансов оспорить решение WADA в международных спортивных судах нет. Дело в том, что Москва давно привлекает ведущие международные юридические конторы, специализирующиеся на спортивном праве. Истрачены десятки миллионов долларов, но адвокаты ничего сделать не могут. Принимаемые судебные решения не соответствуют духу и букве спортивного права, явно ангажированные (в своем большинстве), но они окончательные и обжаловать их негде.

Когда Кремль прогибался под WADA и Международный олимпийский комитет в 2017-2018 гг., то это хотя бы с натяжкой можно было объяснить опасением потерять чемпионат мира по футболу 2018. Тот мундиаль, как ни крути, смотрело более половины жителей планеты. Сейчас России терять нечего, потому что самое ценное уже утрачено минимум на четыре года. До конца неясным остается только чемпионат Европы по футболу-2020. Дело в том, что он является не мировым спортивным событием, а региональным, поэтому юрисдикция WADA на него не распространяется. Однако УЕФА в любой момент может принять антидопинговое решение как руководство для себя и в инициативном порядке «выключить» Россию.

Судя по тому, какую паузу взяли ведущие российские провластные СМИ после решения WADA от 9 декабря, в Кремле продолжают думать над генеральной линией поведения в новых условиях. На самом деле водораздел не сложный, но принципиальный. Если продолжать оставаться в позиции системно виноватого, то ситуацию последнего чемпионата мира по фигурному катанию – 2019, где в женском одиночном разряде весь пьедестал был российским, уже не повторить. Даже если золото, серебро и бронзу снова возьмут российские спортсменки, то флага России никто не увидит, а гимн никто не услышит. А вот при варианте «быкования» события могут развиваться самым непредсказуемым образом.

Прогнозы строить проблематично, поскольку весомые аргументы имеются за оба варианта. Линия «страдать, платить и каяться» поддерживается нынешним набором российских высших спортивных функционеров, которые за редким исключением относятся к категории «ни украсть, ни покараулить». Сам президент Путин не любит резких движений, а ответные действия в спортивной войне против Запада – если вызов принимать – могут быть только резкими. Владимир Путин даже Крым забрал в половинчатой манере. Получилось как залезть в банк и вместо миллиона вынести из него сто тысяч. В результате и преступление все равно совершено, и 9/10 выгоды упущено.

Линия «бодаться по-настоящему» имеет в качестве своей поддержки банкротство принятой к действию в 2017 году стратегии «терпеть, а потом рассосется». Враги Москвы выжимают лимон WADA до последней капли и наглядно демонстрируют способность играть на добивание по полной программе. Кремль в шаге от мата в игре с гроссмейстером, тогда как у него самого в таких вопросах «шахматный» разряд от силы юношеский. Чтобы не проиграть в имеющейся ситуации, нужно сбрасывать фигуры с шахматной доски и бить ею гроссмейстера по голове.

В пользу модели спортивного разрыва работает общая дискредитация как международного олимпийского движения в частности, так и профессионального спорта вообще. Барон Пьер де Кубертен, увидев современный МОК и олимпийские игры, непременно бы расстроился. Современный профессиональный спорт хоть и приносит продвинутому в спортивном отношении государству имиджевую пользу, сам является в первую очередь бизнес-индустрией. Поэтому с МОК, WADA и кем угодно можно смело рвать без опасений, будто такое повредит российской массовой физкультуре или спортивному образу жизни. Здоровье нации формируется школьными спортзалами, спортивными площадками во дворах, беговыми дорожками в парках, хорошей экологией, правильно выстроенной пропагандой и другими вещами, которые могут многократно компенсировать выпадение страны из глобальной системы профессиональных спортивных состязаний.

Если провести аналогии современного положения Москвы на ее спортивном фронте с Западом в период Великой Отечественной войны, то Кремль уже потерял войска в октябрьском окружении 1941 года под Вязьмой. Дальше либо потеря последнего, либо титанические усилия по исправлению ситуации и уход от полной катастрофы.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...