Сельское хозяйство – проблема во всех странах

Мы живем у берега Океана. Океан – Китай. Рынок там бездонный в плане потребления продовольствия

«Сельское хозяйство – проблема во всех странах. Но проблема разная и решается по-разному», – подчеркнул Сергей Козлов, эксперт-консультант Алматинской юридической корпорации. Прозвучало это в ходе заседания экспертного клуба ОФ «Мир Евразии» на тему «Агропром Евразии: потенциал для устойчивого роста».

Тот факт, что химпром слабо подвинул агропром в плане сельского хозяйства и продовольствия на евразийском пространстве, можно рассматривать в качестве конкурентного преимущества стран-членов Евразийского экономического союза. Современный рынок предлагает обширные ниши для экологически чистой продукции без ГМО, но попасть на них не просто – усилия требуются по всему спектру продвижения на стол конечного потребителя. В XXI веке собственно производство поглощает (усреднено) 30% ресурсов, тогда как маркетинг – 70%.

Эдуард Полетаев«Тема больше трендовая, чем специализированная», – считает Эдуард Полетаев, модератор экспертного клуба, в свете заявления президента Касым-Жомарта Токаева о том, что сельское хозяйство является одним из основных ресурсов Казахстана и драйверов развития экономики.

Почти все участники заседания пожаловались на то, что по доле «сельхозки» в ВВП стран-членов ЕАЭС статистика «гуляет». Поэтому за разные годы у той же Армении сельское хозяйство может давать ВВП в коридоре 13-20%. Специалисты объясняют подобный разлет размерами урожая (он по любому виду сельскохозяйственных культур может резко отличаться год к году), динамикой цен (ВВП измеряют деньгами, а не тоннами продукции) и показателями в других отраслях экономики (добыча нефти и цены на нее, фактор строительного бума либо упадка, активность банковского сектора и тому подобное), из-за чего меняется удельная доля АПК. Еще государственные органы любят манипулировать статистическим цифрами, поэтому могут демонстрировать динамику как за 12 месяцев, так и за 9 – в зависимости от того, где показатели «удобнее». В Казахстане доля сельского хозяйства держится в коридоре 4-4,5% от ВВП при 43% граждан, проживающих в сельской местности. «Когда Евразийский экономический союз создавался, АПК не находился в числе приоритетов», – заметил политолог Андрей Чеботарев.

Адиль Каукенов«С точки зрения АПК мы живем у берега Океана. Океан – Китай. Рынок там бездонный в плане потребления продовольствия», – заявил востоковед Адиль Каукенов. Он отметил, что жители Поднебесной очень озабочены здоровьем и продолжительностью жизни. Поэтому общий бренд Казахстана (если от него отминусовать алматинский смог) с голубым небом, зелеными лугами и чистой водой играет на положительное восприятие продуктов питания из него. «Понимаем ли мы это?» – задается вопросом г-н Каукенов и сам отвечает: «Вроде еще нет». Современный Китай завален мясом из Австралии, Аргентины и Бразилии, поэтому для того, чтобы попасть на тамошние магазинные полки нужно очень сильно потрудиться. «Китаефобия – барьер на пути казахстанской «сельхозки» в Китай», – отдельно указал эксперт.

Дискуссия в какой-то момент вышла на вопросы продовольственной безопасности. Акимжан Арупов, экономист, сообщил, что самообеспеченность государств Евразийского экономического союза продовольствием составляет 93%. «Но это средняя температура по больнице, – уточнил он. – По разным товарным позициям ситуация очень сильно отличается». «В военном пайке все производители должны быть национальными», – напомнил одно из правил стратегического взгляда на вещи Эдуард Полетаев. «Есть локальные вещи – если гречка не уродилась, то Канада или Аргентина ее в ЕАЭС не продадут, потому что не производят», – добавил модератор.

Экономист Айдархан Кусаинов посетовал на то, что в свете санкционной войны России с Западом Москва с заметными перегибами стала проводить в жизнь политику продовольственной безопасности. Он считает нормальным, если Кремль перенесет контур понимания «своего» продовольствия с границ собственно Российской Федерации на внешний периметр ЕАЭС. Разумеется, для этого нужны внутренние договоренности и более тесные сотрудничество и кооперация. Например, в сфере экспорта зерновых Москва и Нур-Султан периодически друг другу «ломают рынок», а вместо этого куда полезнее и эффективнее проводить единую линию.

Г-н Кусаинов отдельно остановился на необходимости изменения государственной риторики в отношении сельского хозяйства. АПК нужно воспринимать не через призму социальной нагрузки, а в качестве перспективной отрасли экономики. «Ведь сельское хозяйство имеет реальный экспортный потенциал», – подчеркнул он. Только нужно не льготные кредиты и субсидии раздавать, а создавать инфраструктуру поддержки – дешевые электричество, ГСМ, транспортные тарифы, лизинг сельхозтехники: «Эффективный производитель лишний раз с государством не свяжется, а неэффективный первый к нему придет».

Когда речь зашла о сравнении Казахстана советского и современного периода в плане сельского хозяйства и пищевой промышленности, то Сергей Козлов отметил: «Единственный аргумент за советский период – качество продуктов питания было лучше. Современный ассортимент с прежним не идет ни в какое сравнение – стал шире в десятки раз».

Журналист Сергей Домнин обратил внимание на то, что в договоре о ЕАЭС «выпало обеспечение единых мер санитарного и фитосанитарного регулирования», из-за чего страны-участники злоупотребляют данным моментом в отношении друг друга. При этом «правила ЕАЭС никак не противоречат правилам ВТО». Конкретно Казахстану, по мнению эксперта, «мешает слабость собственной производственной базы и институтов». «Без решения внутренних проблем никаких решений по ЕАЭС быть не может», – резюмировал он.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...