Воровать с прибылей!

Под таким непубличным девизом расцвело российское сельское хозяйство. А казахстанское пока не расцвело

Давно я не взбирался на своего любимого конька. А было время, когда скакал на нём и скакал. Вы представьте: автор заведовал сельхозотделом «Казахстанской правды» ещё в ту пору, когда СССР покупал у США и Канады 40 миллионов тонн зерна в год. А сейчас Россия сама ежегодно продаёт за границу 45 миллионов тонн пшеницы и ячменя. Собственно, об этом я и хочу рассказать. Поделиться секретами российских аграрных успехов.

Правда, Казахстан тоже продаёт зерно за рубеж. В немалых объёмах. Но мясо-то вы, наоборот, завозите! И очень много. Вот свежие цифры казахстанского комитета по статистике: за 10 месяцев 2019 года импорт мяса и мясопродуктов в РК составил 183,7 тысячи тонн. По десять с лишним килограммов на каждую казахстанскую душу населения.

При таком раскладе зерновой экспорт никакая не доблесть. Это как с нефтью: гнать за границу сырьё и везти оттуда готовый продукт с высокой добавленной стоимостью – признак не очень современной экономики.

А вот у России не только по зерну, но и по мясу большие успехи. Свинину так вообще уже некуда девать. Производители жалуются: цены снизились, прибыли падают. Более 100 тысяч тонн российской свинины идёт на экспорт. Эти цифры в перспективе вырастут до 400-500 тысяч тонн, когда удастся пробить новые рынки. С курятиной тоже полный порядок. Вот с производством говядины и молока похуже. Это не «скороспелые» отрасли, для их развития нужны длинные деньги, уверенность бизнеса в завтрашнем дне, а с этим большая проблема на всём постсоветском пространстве.

Тем не менее, средний надой на одну корову в России составляет около 6 тыс кг молока в год. В Казахстане чуть больше 2,5 тыс кг. Средняя урожайность зерновых в РФ на уровне 28 центнеров с гектара, в РК – 15 ц/га. Правда, в Казахстане больше выращивают сильных и твёрдых сортов пшеницы.

Откуда же такая большая разница? Чтобы разобраться, надо совершить короткую историческую экскурсию. В конце 1980-х годов у прогрессивных людей в СССР (он в то время ещё не распался) возникла иллюзия: если отменить совхозы и колхозы и на их месте развернуть широкое фермерское движение, то это, мол, позволит не только решить продовольственную проблему, но и создаст новое качество жизни на селе. Российская, украинская, казахстанская и прочая постсоветская глубинка через фермерство со временем станет похожей на американскую и шведскую.

Увы, довольно быстро выяснилось, что не в коня корм. Для массового и эффективного развития мелких и средних ферм, каких много в США и еще больше в Скандинавии, требуется тонкая, «кружевная» настройка экономических интересов, горизонтальных и вертикальных связей. Деловая жизнь в наших краях устроена иначе. Грубее и проще. Партнёры часто подводят друг друга. Сильный жрёт слабого. Тут кружева не годятся.

Но сельское хозяйство в наших краях не погибло. Его спасли и теперь довольно успешно выводят на новый, международный уровень не фермеры, а мощные вертикально интегрированные холдинги. Там все этапы производства: выращивание фуражного ячменя и люцерны, откорм скота, забой, разделка туш, расфасовка, доставка мяса в сетевые магазины, а часто и сама торговая сеть – находятся в одних руках. Иногда в тех же руках находится банк, кредитующий такое сверхмощное хозяйство.

Эти бронированные монстры уверенно шагают по евразийским просторам. Повышают урожайность, привесы и надои. Государству и действующим от его имени чиновникам гораздо проще иметь дело со сверхкрупными хозяйствами. Легче выстраивать с ними балансы интересов (в том числе коррупционных), чем с тысячами мелких и мельчайших фермеров, которые только путаются у чиновников под ногами.

Россия по части «холдингизации» сельского хозяйства заметно опережает Казахстан.

С начала нулевых новый президент Путин взял курс на развитие именно крупных и очень крупных агропредприятий. Тогдашний министр сельского хозяйства Алексей Гордеев (сейчас он вырос до вице-премьера) активно проводил этот курс в жизнь.

шацких

(Вот, кстати, на снимке 2002 года я объясняю министру Гордееву, как правильно руководить российским сельским хозяйством).

При этом – внимание – самые крупные российские холдинги, аккуратно выражаясь, не чужие «большим людям». Тем людям, которые имеют прямое отношение к принятию законов и постановлений, к распределению кредитов и субсидий. В Казахстане же до недавнего времени крупнейшими сельхозпроизводителями были «просто бизнесмены». Они всего добились своими силами, без административного ресурса. Одного из этих ваших «зерновых баронов» я помню шустрым молодым пареньком. Начинающим торговцем. Он в середине 90-х арендовал офис на ВДНХ в Алма-Ате и придумывал неожиданные коммерческие схемы. Парень оказался способным. Далеко пошёл. Занялся производственным бизнесом, стал владельцем полутора миллионов гектаров земли и одним из ведущих производителей зерна в Казахстане. При этом многое делал для людей. Создавал им нормальные условия. Хорошо платил. Строил в аулах больницы, жильё, дороги.

В тучные годы ваши «зерновые бароны» набрали кредитов, да ещё с откатами. Щедро делились прибылями с таможенниками и другими «партнёрами». Говорят, и с высоким астанинским начальством делились. Начальство и партнёры привыкли к жирной марже с высоких мировых цен на зерно. А потом американцы уронили эти цены. И держали их низкими несколько лет. Другие международные игроки подыграли Америке. И ваши «бароны» стали терять прибыли. А высокое начальство и «партнёры» продолжали широко раскрывать клювики…

В общем, ваши зерновики в этой истории оказались крайними. Они «попали» по полной программе. Тот парень, про которого я упомянул, даже резал себе вены. Его спасли.

А в России, как я уже сказал, крупнейшие сельхозпроизводители – это те граждане, которые сами кого хочешь сделают крайним. Сами выписывают себе господдержку. Поэтому большие российские холдинги не разоряются. Да, вокруг них тоже кормятся тучи чиновного люда, но это уже воровство с прибылей, не в ущерб урожайности, привесам и надоям.

Такой путь развития агросектора на сегодня выглядит эффективным. По крайней мере, если рассматривать его с одесской позиции «Вам шашечки или ехать?». Правда, сельское хозяйство существует не только для того, чтобы приносить прибыли и кормить горожан. Но и для того, чтобы занять деревенских жителей. Те самые шведы могли бы покупать дешевое мясо в Аргентине, но берегут отечественный сельский уклад и помогают своим крестьянам материально. Платят им дотации и субсидии. В СССР, кстати, государство хоть и не так тонко, как в Скандинавии, но поддерживало аграрный сектор. Платило дотации совхозам и колхозам. Чтобы деревенские жители имели работу и заработок. А совхозы и колхозы следили, чтобы на селе не было тунеядцев. Хочешь не хочешь, бери лопату или вилы и выходи на работу.

Сейчас государство помогает в основном агрохолдингам. Мелкие фермеры и простые деревенские люди ему не интересны. С точки зрения экономики это логично и прагматично. Но ведь есть еще интересы сельских жителей. Их в России 37 миллионов. В агрохолдингах занято от силы два-три миллиона. Голосов и мнений остальных селян почти не слышно ни в телевизоре, ни в газетах, ни, тем более, в Государственной думе. Настоящих буйных среди деревенских жителей мало, вот и нету вожаков…

Но это уже другая история.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...