«Казахстан идет по пути перехода от билингвальной модели языковой политики к национально доминирующей»

Сетевые СМИ о казахском языке

Петр СВОИКПетр СВОИК – «Неисполнение Закона о языках – гарантия межнационального согласия в Казахстане?» — Размышления «русскоязычного» по прошествии 30-летнего юбилея. А именно: еще 22 сентября 1989 года, когда о скором распаде СССР даже не помышлялось, но «перестройка» сделала возможным ранее немыслимое, был принят Закон Казахской Советской Социалистической Республики «О языках», где казахский язык был постулирован, как государственный, а русский – как язык межнационального общения. Поэтому в нынешнем январе мы с вами имеем уже тридцать с лишним лет государственности казахского языка, с этим родилось и вошло во взрослую жизнь целое поколение – было время воплотить все, что возможно. А также убедиться в дальнейшей неосуществимости того, что не осуществилось.

Тем более, что Закон от 1997 года, появившийся во исполнение требований принятой в результате августовского референдума 1995 года Конституции суверенного Казахстана, о том, что упомянутые в ней законы должны быть приняты в течение двух лет, стал не началом, а продолжением той же языковой политики.

Подчеркнем: казахский язык положен в основу всего такого государственного строительства, он – единственный и незаменяемый краеугольный камень: говорит все государство и все его граждане на едином государственном языке – есть и сама государственность, и гражданское согласие внутри нее. Но вот государство, осуществляющее фактическое функционирование отнюдь не на собственном государственном языке, и граждане, в массе своей государственным языком не владеющие, по существу, и есть самая большая проблема такой государственности. С которой государству пора бы самым срочным и серьезным образом, ради сохранения собственной устойчивости и гражданского мира, разобраться.

Самое главное сказано: вместо «на равных» определена приоритетность казахского языка и перевод только на него делопроизводства. Сигналов для «русскоязычных» насчет своей дальнейшей судьбы в казахском государстве – достаточно. Даже не считая перехода на латиницу и компаний по переименования городов и улиц. Но почему тогда никакой панической эмиграции не наблюдается и отток «русскоязычных» из Казахстана, хотя никогда и не прекращающийся, далеко не массовый? К тому же, казахов, особенно молодых и образованных, в нем ненамного меньше.

Я вам скажу, жесткость языкового законодательства государства казахского смягчается необязательностью его исполнения. К примеру, по закону, акты государственных органов разрабатываются и принимаются на государственном языке, при необходимости, их разработка может вестись на русском языке. Опять та же самая оставляемая на усмотрение чиновников «необходимость», но в данном случае она — безальтернативна. В государстве Казахстан акты на государственном языке не разрабатываются и не принимаются.

То есть, не исполнять закон, а как бы не замечать его неисполнения, либо искать оправдания, если вдруг к неисполнению кто-то станет привлекать внимание, либо изображать исполнение при отсутствии такового – это наша устоявшая практика. Как раз и гарантирующая невозбуждение страстей.

Как привести закон в соответствие с реалиями, а реалии в соответствие с законом, понятно – узаконить два государственных языка. С перечнем тех позиций в органах власти и управления, для занятия которых требуется знание и казахского, и русского. В таком случае казахское наполнение национальной государственности получит свои твердые гарантии, но и для «русскоязычных» правила участия в казахской государственность станут вполне понятными. Казахстан же станет общим для всех государством, с единой двуязычной гражданской нацией.

Женис БАЙХОЖАЖенис БАЙХОЖА – «Казахом можешь ты не быть, но знать казахский ты обязан…» — В конце прошлого года заметно активизировались те, кто требует введения законодательной нормы, обязывающей всех казахстанцев знать и использовать государственный язык. Можно вспомнить выступления ряда представителей казахской интеллигенции, ученых-лингвистов, не говоря уже об общественных деятелей национал-патриотической ориентации. А под самый занавес 2019-го с соответствующим запросом на имя премьер-министра РК обратился сенатор, председатель профильного комитета верхней палаты парламента Мурат БАКТИЯРУЛЫ.

В действующем сегодня законе написано так: «долгом каждого гражданина Республики Казахстан является овладение государственным языком» (ст. 4). Но должен – не значит обязан, и это обстоятельство сильно напрягает людей, жаждущих скорой и безоговорочной победы казахского на языковом пространстве республики.

Короче говоря, обязанность без ответственности – ничем не подкрепленная декларация, пустой звук. А значит, произнеся «А», сенатор должен был сказать и «В». То есть, хотя бы в общих чертах обозначить те виды наказания, которые могут быть наложены на граждан, не знающих казахский язык либо не стремящихся овладеть им. Денежные штрафы? Лишение права заниматься профессиональной деятельностью? Принудительный общественный труд? Административный арест? Экзекуция розгами или плетью? А, может, высылка из страны?

Ну и самое главное – мы хорошо знаем, что именно языковой вопрос стал одним из главных факторов, приведших Украину к ее нынешнему состоянию. Хотелось бы думать, что господин сенатор не желает такой же судьбы Казахстану – то есть, усугубления межэтнической конфронтации в нашей стране и ее территориального раскола.

Чтобы у каждого гражданина РК появилась уверенность в том, что благодаря ему он сможет получить необходимые знания и навыки, обретет престижную профессию, станет более продвинутым человеком с широким кругозором. В состоянии ли сегодня казахский язык предложить все это? К сожалению, нет.

Чтобы казахский язык «созрел» для такой роли, стал по-настоящему востребованным, потребуются годы и годы кропотливой работы. Вот ею бы и стоило заняться всем тем, кто называет себя радетелем за «ана тілі». Но пока они предлагают самые простые методы – обязать, заставить…

А призывы к простому решению сложных проблем принято называть одним словом — «популизм».

Газиз АБИШЕВГазиз АБИШЕВ – «Три пути для национального проекта в Казахстане» — В связи с меняющейся демографической ситуацией в Казахстане смелеют сторонники националистических взглядов. В повестке национал-патриотов несколько вопросов. Для одних на первом месте вопрос развития казахского языка. Предлагают исключить русский язык из Конституции РК, лишив его статуса официального, а также запретить принимать на государственную службу граждан, не владеющих государственным языком. Другие вслух мечтают о моноэтничном обществе, в котором «казах поможет казаху на казахской земле». Есть и алармисты с постколониальным синдромом, выражающие недоверие и ненависть к культурам окружающих великих держав, рассматривая их в качестве угрозы сохранению казахской культуры.

Несмотря на растущие национал-патриотические настроения, большая часть населения и политические элиты пока всё же настроены толерантно к различным этносам и языкам, со скепсисом относясь к радикальной идеологии. Вопрос в том, является ли подобная стратегия более успешной? Ответ прост: учитывая международный исторический опыт и нынешнюю социально-культурную и геополитическую ситуацию в мире, межэтническая толерантность – самое оптимальное, чего может придерживаться Казахстан.

Рассмотрим, в чем заключаются интересы казахского народа. Исторический проект «казахский народ» может быть успешно реализован посредством успешного государства Казахстан, так как этносы, не имеющие собственной государственности, обречены на догоняющее развитие. Исходя из этого, иерархия ценностей проекта «казахский народ» такова: 1) Сохранение государственной независимости и территориальной целостности; 2) Экономическое благосостояние граждан; 3) Демократия и личные свободы; 4) Акторность на международной арене. При воплощении всех четырёх целей можно будет говорить о том, что национальный проект состоялся, и нация добилась успеха.

Стремясь к реализации стоящих перед историческим проектом «казахский народ» задач, можно выбрать один из трёх путей. Первый путь – путь безусловной межэтнической толерантности. Казахский народ создаёт государство Казахстан, в рамках которого строит политическую казахстанскую нацию на принципах не этноса, но гражданства.

Второй путь – сильный конкурентоспособный фоновый национализм. Эта форма национализма применяется сильными инженерными нациями, накопившими за века социальной эволюции опыта и знаний. Суть в том, что можно обучить математике одного человека, десять, даже сто человек. Но быстро перековать целый народ со всей его сложной структурой взаимоотношений не получится.

И наконец, третий путь – неконкурентоспособный национализм. Настоящий здравомыслящий казахский патриот сумеет признать, что казахский народ в силу своей истории пока не смог вырасти в условно-независимую (абсолютно независимых наций в мире, скорее всего, и нет) инженерную нацию.

В завершении: никакая сытая жизнь не стоит независимости целого народа. Казахстан должен всегда быть независимым государством, выступая защитной оболочкой казахского народа в бурном потоке истории. Однако, это не означает, что казахи должны уподобляться народам с зашкаливающим уровнем национализма или шовинизма. Можно и нужно строить толерантное, комфортное для всех этнических групп общество, учиться и перенимать других народов все полезное.

Казахстан, если собирается добиться успеха, должен выбрать один их двух путей. Построение гражданской политической нации без жёсткой привязки к этносу – этим можно заниматься уже сейчас, причём, очевидно, что на этих условиях страна мягче интегрируется в современную глобальную либеральную систему, борющуюся со всеми формами дискриминаций и предрассудков. Построение сильного конкурентоспособного мононационального государства тоже возможно, но для этого придётся потрудиться ещё несколько десятилетий. Третий же путь, неконкурентоспособный национализм, приведёт Казахстан только краху.

Михаил РОЗОВ – «Переход на латиницу в Казахстане. Вторая серия» — Однако общий тренд проводимой в Казахстане языковой политики очевиден – дальнейшее расширение объемов применения казахского языка. Объективности ради необходимо отметить, что в Казахстане, в отличие от многих стран бывшего СССР, путь к изменению языкового баланса в пользу государственного языка растянулся на три десятилетия. Так, в законе «О языках», принятом еще в КазССР в 1989 году, государственным был обозначен казахский язык, а русскому был придан статус языка межнационального общения. И лишь спустя 31 год на статус языка межнационального общения, т.е. по сути главного вербального инструмента социальной коммуникации, начинает претендовать казахский.

Таким образом, Казахстан идет по пути перехода от билингвальной модели языковой политики к национально доминирующей. Думается, что в ближайшее десятилетие произойдет активизация обсуждения вопроса о придании казахскому языку нового правового статуса через принятие закона «О государственном языке». Не исключено, что в указанный период он будет принят. Его центральной нормой явно станет статья об обязанности всех граждан страны знать казахский язык.

Что касается судьбы русского языка, то постепенно его коммуникативные функции будут сокращаться в силу демографических и политических факторов. Однако это произойдет не скоро и, скорее всего, не очень заметно.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...