Сверху руль, снизу цепи

Кто и зачем противопоставляет реальных граждан мифическому гражданскому обществу?

На днях близкий к власти политолог Талгат Калиев опубликовал в Facebook любопытный текст. Оказывается, прокатившиеся по стране акции протеста автовладельцев с армянскими и киргизскими номерами, а иже с ними – многодетных матерей, недовольных механизмом начисления адресной социальной помощи (АСП) «глубоко ошибочно рассматривать через призму гражданского общества». И знаете почему? Потому, что ими движет «удовлетворение частных потребительских интересов», а не стремление обеспечить «здоровый баланс между всем обществом и властью».

Логика вроде бы в наличии. Но чего-то «в супе» явно не хватает. А именно – понимания того очевидного факта, что для построения гражданского общества снизу в нашем с вами отечестве не хватает «кирпичей», то бишь, активных граждан. А запустить такую стройку «сверху» после почти трех десятков лет вытаптывания любых побегов общественной инициативы мешает боязнь власти утратить контроль над происходящим.

Поэтому вместо реально действующих институтов гражданского общества (того же местного самоуправления) мы получили систему, в которой президент – прямо или через назначенных им же наместников – сажал на должность и снимал с должности, выражаясь фигурально, каждого пастуха. В такой системе любое публичное выражение гражданского… даже не протеста, а просто недовольства воспринималось как личное оскорбление власти – местной, а через нее верховной.

Понятно, что сегодня, после вынужденного многолетнего молчания гражданское общество атомизировано. И протесты наших автолюбителей с иностранными номерами, многодетных или работяг с нефтепромыслов – это и есть попытки фрагментарно возродить гражданское общество снизу.

По существу, это признает автор фейсбучного поста. «Автомобилисты с иностранными номерами, не выступают против системных болезней общества и государства, не проявляют готовности пожертвовать своим временем, чтобы выступить в интересах врачей, учителей или иных социальных групп. Которые аналогичным образом глубоко равнодушны к вопросу регистрации автомобилей. То есть, по сути, члены казахстанского общества живут по принципу «моя хата с краю», выскакивая за забор лишь для того, чтобы отстоять свой забор» – пишет Калиев.

А коли так, то сторонникам «возведения» гражданского здания не с фундамента, а с крыши нетрудно будет убедиться: все публичные акции протеста в Казахстане (за исключением, конечно же, Желтоксана) начинались именно с попытки «отстоять свой забор» и получали общественный резонанс только лишь «благодаря» неадекватной реакции власти.

И только в прошлом году до и после президентских выборов проявили себя те, кто, пользуясь словами политолога, «выступают против системных болезней общества и государства» — «Оян, Казахстан» и другие. Они, если кто забыл, ходили по улицам с плакатами и кричалками за новую Конституцию, парламентскую республику и т.п. И тут Талгату Калиеву впору было бы задаться вопросом: почему ребята из этих неформальных команд, распавшихся так же моментально, как появились, не сидят сегодня рядом с ним на заседаниях того же Нацсовета общественного доверия (где им по логике г-на политолога самое место)? Впрочем, ответ Талгату, наверняка, прекрасно известен – как и нам с вами…

Разумеется, осведомлен он и о том, с чего началась в 2011 году так называемая «арабская весна». Напомню, 28-летний безработный Мухаммед Буазизи, вынужденный торговать фруктами, чтобы прокормить себя и семью, повздорил с чиновницей местного «акимата», потребовавшей предъявить лицензию, и получил в ответ пощечину. Пережить такое оскорбление от женщины правоверный мусульманин не смог: бедняга поджег себя и погиб…

К чему привела эта смерть – известно всем: разгневанная местная молодежь смела власть в Тунисе, началась цепная реакция в соседних странах. А Мухаммеду Буазизи в том же году посмертно присудили Сахаровскую премию. А ведь, как ни крути, по калиевским меркам он совсем не тянет на гражданского активиста. Ибо защищал собственное право получать доход, к тому же незаконный вместо того, чтобы, «защищая частные сферы жизни людей, продвигать общественные интересы». Но в итоге торговец Буазизи стал символом гражданственности – причем, не для одних тунисцев.

В Казахстане нечто подобное произошло после расстрела рабочих в Жанаозене. Сегодня общественное сознание воспринимает погибших нефтяников как жертв борьбы против произвола работодателей и террора властей, хотя изначально они, как и «армянские» автовладельцы, выдвигали чисто личные интересы.

В итоге многомесячное противостояние рабочих и их работодателей закончилось трагедией, переместившей жанаозенские события в политическую плоскость. В принципе, то же самое произошло и в случае с автономерами, когда стало ясно: создавшаяся ситуация – следствие просчета – намеренного или случайного – допущенного властью, позволившей ввозить и эксплуатировать злосчастные авто без таможенной очистки и регистрации. А теперь, так и не признав громогласно свой косяк, Система пытается наказать за него людей, действовавших по принципу «разрешено все, что не запрещено». Иначе говоря, за «армянские» номера должны ответить государевы люди из МВД, Таможенного комитета либо откуда-то еще. А сами автовладельцы в данном случае выступают (возможно сами того не сознавая) в роли гражданского общества, пытающегося заставить их исправить системную ошибку. Как по мне, президенту следовало в разовом порядке простить тех, кто уже ввез «иностранцев» в Казахстан. Как это было сделано со списанием долгов по кредитам, а еще раньше – с праворульками.

Так было бы вполне логично с позиций здравого смысла. Но власть думает иначе. А Талгат Калиев подводит под ее думки теоретическую базу.

«Установление приоритета коллективных духовно-нравственных ценностей над частными, потребительскими было определено главным условием нравственного оздоровления общества еще на заре установления христианской морали. Которая, как известно, впоследствии легла в основу западных демократий. По сути, там, где индивиды начинают превозносить свои частные интересы, гражданскому обществу пространства они не оставляют» — глубокомысленно замечает политолог, по сути противопоставляя гражданское общество, которого пока практически нет, собственно гражданам.

В относительно недавние времена в таких случаях вспоминали строку из песни «раньше думай о родине, а потом о себе». Но нынче-то другая эпоха – плюрализм ( разные мнения – одна страна), слышащее государство…

По приблизительным подсчетам на дорогах страны всего около 200 тысяч (возможно, чуть больше или меньше) «иностранцев», поголовная регистрация которых обогатит казну миллиардов на 300 в отечественной валюте.

Неужто в стране так плохо с деньгами?

  1. S. А уважаемому политологу стоит помнить: в здоровом обществе, о котором он упоминает в своем посте, интересы гражданского общества складываются из суммы интересов каждого добропорядочного гражданина. Именно так, а не наоборот.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...