Министры несут транспаранты

«Будем бороться с тенью в экономике!» - примерно такой настрой появился в правительстве. Однако лозунгов – мало, а понимания, как это делать, почти нет

Точность – сестра таланта?

Уровень тени измерен с потрясающей точностью. Будто положили ее на весы. Министр торговли и интеграции Бахыт Султанов так и сказал расширенном заседании коллегии: «Сегодня объем потерь бюджета от теневой экономики составляет 617 млрд. тенге». Никаких оговорок вроде «около», «приблизительно», «порядка». В общем, без погрешности. Как будто бы в министерстве очень хорошо изучили предмет и отлично понимают, где система протекает.

Более того, министр даже дал оценку будущей перспективе: «В ценах 2025 года потери составят около 1,2 трлн. тенге». Это уже пугает. Хотя, вероятно, даже эта цифра далека от реальности. Потому что наверняка никто, ни министр Султанов, с пятилетним опытом работы в должности министра финансов, ни премьер-министр Мамин, точно не знает, сколько денег проплывает мимо казны.

Но, похвально, правительство не собирается сидеть, сложа руки. Ведомство Султанова разрабатывает меры, которые позволят «отбелить» внутреннюю торговлю на 40% к 2025 году, что обеспечит, по словам министра, дополнительный объем налоговых поступлений в размере 470,5 млрд. тенге в год.

Калькуляция примитивная, министр или его спичрайтеры взяли, и от 1,2 трлн. тенге посчитали 40%. Почему не 35%, не 58% и не 61%? Или отбеливание на 61% по законам химии невозможно? И почему страна должна ждать этого фокуса целых 5 лет?

То, о чем говорит министр дальше, по сути к большей легализации внутренней торговли имеет лишь далекое опосредованное отношение. Потому как это новые проекты по развитию торговли, и не более того.

Итак, что собирается сделать Султанов и К?

Его мысли сосредоточены на создании сервисных кластеров в регионах, а также на развитии приграничных регионов.

«В период до 2030 года ожидается значительный рост населения в южных регионах Казахстана, а также крупных агломераций Узбекистана и Кыргызстана. При этом в среднесрочной перспективе до 2025 года в данном микрорегионе ожидается рост спроса на товары широкого потребления», — это неоспоримый факт. Демография и в Казахстане, и у соседей на подъеме, и, естественно, чем больше людей, тем выше спрос на потребительские товары. Все логично.

По его мнению, центрами формирования «торговых колец» станут Алматы и Ташкент, как наиболее активные в экономическом плане и наиболее густонаселенные города.

Ну а дальше, конечно, обещания из разряда классических: «В этой связи нами будут разработаны системные меры по повышению доступа отечественных товаропроизводителей к рынкам сбыта и торговым сетям, будет увеличена торговая площадь современного формата, развиваться мобильная и биржевая торговля». И да, в итоге мы увидим 5% прирост валовой добавленной стоимости торговли и увеличение количества субъектов МСБ – опять без погрешностей — на 10%.

Бороться с теневой торговлей правительство с подачи министерства торговли будет, вероятно, на границе в первую очередь с Узбекистаном. Ранее министр сообщал о том, что основным торговым партнером в Центральной Азии для Казахстана является Узбекистан, доля которого в части товаров составляет 60,3% ($ 2,8 млрд), в части услуг 50,5% ($ 889,2 млн.). По его словам, что потенциал наращивания экспорта только по промышленным товарам составляет $182,4 млн., по АПК — $69,7 млн. И потому министерство собирается форсировать создание международного центра торгово-экономического сотрудничества с Узбекистаном по аналогии МЦПС «Хоргос».

Действительно, если новый центр будет «как «Хоргос», то отбелить торговые потоки более чем на 40% не получится. Потому что львиная часть потенциальных бюджетных доходов будет направлена в частные карманы. Ведь коррупцию в нашей стране никто не отменял.

Так сколько: 30% или все 60%?

Уровень затянутой в трясину экономики отечественные чиновники традиционно оценивают примерное в 30%. Независимые эксперты называют цифры повыше. А Международный валютный фонд ставит на 60%. То есть, мы по грудь в этой трясине. Как еще живем и дышим?!

«Все связано с применением международной методики. У нас нет некоторых отраслей, позиций, поэтому по оценкам уровень теневой экономики 30%. А когда за рубежом говорят о 60% – они не учитывают поступления в Нацфонд, а смотрят на наш бюджет и на ВВП. И отсюда такая разница. Мы готовы с международными экспертами это обсуждать», – как-то пояснил один из вице-премьеров финансов.

В министерстве финансов считают, что сегодня основные сектора, которые сегодня в тени – это торговля и строительство. По словам первого вице-министра Берика Шолпанкулова, в стране будет налажен онлайн-мониторинг от производства или импорта товара до потребителя: «Это даст открытость в перемещении, ценообразовании товаров и в целом позволит снизить уровень теневой экономики».

А поскольку около 30% импортных товаров в стране имеют китайское происхождение, то важно и взаимодействие нашего Комитета государственных доходов и Главного таможенного управления КНР.

«Эффект от предлагаемых инициатив ожидается в виде дополнительных поступлений в бюджет 800 млрд. тенге. Эти меры позволят увеличить налоговые и таможенные поступления в бюджет», – заверил Шолпанкулов.

Впрочем, в тени находится и рыночная торговля. И это не секрет.

Также в этом ряду рынок труда (зарплаты и премии в конвертах), рынок жилья (сдача в аренду квартир, купля-продажа, оказание риелторских услуг), автомобильный рынок (купля-продажа, ремонт, продажа запчастей), оборот драгоценных металлов и камней. И это, конечно, далеко не полный перечень.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...