Сопли и вопли. Сочинение йядового ЙЕЙИХА, о вирусе КА в семи частях без эпилога

Душепользительное чтение в условиях карантина

1

Моим армейским командиром был звероподобный ефрейтор Дубак. Он не выговаривал букву «р», а у меня их две. «Йейих! – орал он дурниной на строевой. – Выше ногу, йядовой Йейих!». Дубак развлекался так: выстраивал пару-тройку бойцов, коротко и страшно бил кулаком в живот, в сплетение. Иные падали, закатив глаза и булькая кадыком. Он был регбист. Одно это слово отправляло в нокдаун. Я загадал: если ударит хоть раз под дых, дождусь стрельбища и вгоню в него восемь пуль. Три пробных и пять зачётных. И пойду в дисбат. Или на зону. Хрен с ним. Чем такая жизнь. Но в дисбат ушёл Дубак, подравшись в самоходе с гарнизонным патрулём.

«Где он, что с ним? Может быть, он в тюряге мается…».

Этот ефрейтор был неубитым солдатом неслучившейся войны. Таких дубаков природа-мать наклепала с избытком, был спрос. Но обычные войны кончились, а ядерные грибы не выросли. Дубаки стали братвой и перестрелялись в 90е, это был их последний и бессмысленный бой. «Выходили из избы здоровенные жлобы, порубили все дубы на гробы…». Выжившие догнивают на зонах, спиваются на дому, а павшие истлевают под циклопически безвкусными надгробьями муниципальных погостов.

На смену им явились вполне благонамеренные особи – изящные мужчинки, тяготеющие к меланхолии и прочим разновидностям изысканного разврата.

Товарищ Камо (Тер-Петросян), одарённый бандит и чистой воды дубак, устраивал проверки на дорогах: собирал на маёвку политически эрегированных юношей и напускал на них маскарадных жандармов. Атас! Тех, кто краснел лицом, орал, метался, матерился, хватался за камни – брал в боевики. Тех, кто бледнел, молился и замирал в кататонических позах – отбраковывал. Случись ему сегодня устроить такой тест, не нашёл бы ни одного бомбиста. Ибо обледенение повальное.

«Господа юнкера! Кем вы были вчера?».

В этом скисающем бульоне из малахольных бюргеров и стареющих хипстеров расцвела мистерия-буфф с главным героем, крошечным вирусом с большой буквы Ка.

«Бандерлоги! Подойдите ко мне на один шаг ближе!».

2

Вот мои ремарки.

Первое

Вирус Ка с погонялом COVID-19 обрёл свои зловещие черты с фантастической прыткостью джина, вырвавшегося из бутылки. Уже это позволяет предположить сценарную основу и увидеть в происходящем признаки постановочных усилий. Широковещательное кирикуку, устроенное вокруг него, свидетельствует об этом неопровержимо.

Второе

COVID-19 назначен на главную роль отнюдь не случайно. Он из семейства коронавирусов, науке хорошо известных. Клиническая картина, которую он демонстрирует, давно описана. То есть это разновидность гриппа, провоцирующего лёгочные осложнения. Ничего экзотического. Достаточно лишь навести на него оптический фокус. То есть с невероятной занудливостью и по сто раз на дню сообщать городу и миру о количестве захворавших и умерших во всех (!) странах. Эту работу выполняет тупая пресса (ТП), неутомимо расширяя картину «пандемии». Цифры (путанные и противоречивые), имеют магическое влияние. Они придают ординарному явлению леденящую достоверность некрофильского мифа. Лучшего способа раздраконить мнительность непуганых идиотов придумать невозможно.

Третье

Главными распространителями устрашающих сведений являются безликие дикторы новостных выпусков и безымянные авторы таблоидов. Спецы, то есть микробиологи, вирусологи, иммунологи, эпидемиологи, инфекционисты доступа к микрофону «большой прессы» практически не имеют. Они робко судачат в каких-нибудь канализационных ютубах, отделываясь стандартными рекомендациями по части мытья рук. Вид у спецов слегка охреневший. Они не при делах. Их поменяли на невнятную группу с мутным псевдонимом «учёные», на которых охотно ссылаются ссыкливые сказители социальных сетей.

Четвёртое

Адские «новости», извергнутые прессой, юрко проникают в ячеистую матку интернета. «И растёт ребёнок там не по дням, а по часам».  COVID обретает сходство с Джеймсом Бондом. Он неуловим и неуничтожим. Его инкубационный период растёт, как пенис порноактёра, грубо вспарывающий девственную плеву несчастной иммуннки. Она от этого чахнет и гаснет. COVID поступателен и возвратен, как поршневой ритм коитуса. COVID вылупился не из природы, а из пробирки, в которой «смерть схимичили врачи».  COVID подобен былинному герою сталинского типа, он строг, но справедлив и чадолюбив, детей не трогает. Явно симпатизирует тинэйджерам, грозит пальчиком среднему возрасту и хищно скалит зубы на старичьё. Это уже не гламурный агент 007, а всадник Апокалипсиса. Ангел смерти, возвещающий о наступлении Судного дня. Вся эта кинематографическая хрень обыденного сознания чрезмерно забродила в мозгах кликушествующего обывателя. И он воззвал к власти: спаси! И власть не отказала.

Пятое

Эта балаганная мистерия успешна, ибо востребована.

Дело в том, что в сознании любого человека живёт и наливается, как опухоль, уродливый плод по имени Танатос. Страх смерти. «Жизнь течёт меж пальчиков паутинкой тонкою». Со временем плод начинает шевелиться и пинать своего носителя изнутри. И человек хаотически рыщет, ища способ избавиться от его присутствия. И ненавидит белый свет, который придётся ему вскорости покинуть. Чудак ворчит, плюётся, ругается, вздорит, ссорится, дерётся, рвёт связи, опьяняется какой-нибудь дрянью, иногда кончает с собой. «Жизнь была, а на фига?». Это называется красиво: депрессия.

«И ни церковь, и ни кабак, ничего не свято. Нет, ребята, всё не так, всё не так, ребята!».

То же самое бывает и с народами, и с целыми цивилизациями, внутреннее устройство которых ветшает, приходит в негодность, что наступает с дурной неизбежностью. Подгорают контакты, коротят и горят микросхемы, искра уходит в землю, фаза и маза меняются местами, стрелки приборов врут, показывая невозможную дичь и чушь, а электрики жрут технический спирт и выковыривают из плат золотые капельки, чтобы законопатить ими свои гнилые зубы. И тут всяк человек доходит до мысли – прогнило что-то в нашем королевстве. И капли датского короля его более не утешают, ибо король стар, наг, болен и безобразен. Вдобавок он ворюга и трепло. «Всё не так, ребята!». Это называется экзистенциальный тупик.

Что делать? Как цинично, но остроумно схохмил когда-то Жванецкий – «Большая беда нужна!».

Ну, вот она.

Шестое

Иудео-христианскую цивилизацию, которую принято хвастливо называть «золотым миллиардом», заволокло моровым мраком Средневековья. Кто бы мог подумать. Бедный Румата ругается матом. В небе вороны: кар-кар! А вокруг сплошной Арканар. Трудно быть ботом, записным идиотом. Лучше уж вирусом с фараонским папирусом. Именно так.

COVID  — роскошный подарок для власти. Раньше между нею и народом маячила пресса и тв, но интернет эту сладкую парочку пнул под зад коленом и бесцеремонно сорвал с власти последние лохмотья парчовых одеяний. «И что, — сказали подданные. — Баба как баба. Немолодая, неумная, некрасивая, косноязычная и шлюховатая. Старая интриганка. Чего ради её уважать? Пусть дуркует, лишь бы жить не мешала. Не боимся и не уважаем. Валяйте дальше клоуны!». Это называется идеологический тупик.

Стали жить каждый отдельно. Власть кувыркается с выборами-перевыборами, устраивает альянсы и мезальянсы, электорат лениво и снисходительно голосует через раз и спустя рукава, но больше занят собой. Корячится в йоге, мотает на ус поучения дурковатых коучеров, медитирует, мастурбирует, меняет гендерные признаки, внешность, устраивает однополые браки, жрёт горстями антидепрессанты, курит травку, ширяется наркотой, отращивает пивное пузо, носится по планете в поисках «позитива», азартно травит вайнштейнов, грузит уши децибелами тупейшей музыки, застит глаза голливудскими глюками. В общем, живёт полной и невероятно духовной жизнью, от которой желает повеситься. Потому что всё не то и не так. Это называется хандра.  «Арзамасский ужас», по определению Толстого.

Относительно длительный период, лишённый потрясений, есть благо, но он ведёт к неконтролируемому усложнению всех структур – от ментальных до международных. Накапливаются непреодолимые противоречия, которые в предшествующие времена преодолевались войной, но она под запретом, ибо стала бессмысленной. Заморочка. Тупик.

И вдруг – такой испуг. Вспышка. Эпидемия. Пандемия! Мама, миа. Власть, спаси и сохрани!

Вот власть и расстаралась. У неё появился повод для самоуважения. Франция! Я спасу тебя! (Италия, Германия, Британия, Америка, нужное вставить) Премьеры, канцлеры, президенты, депутаты бодро толкутся на татами, соревнуясь за звание лучшего спасателя 2020, приговаривая, что спасение утопающих – дело рук самих утопающих.

Ладно. Допустим, в этом деле перебор лучше, чем недобор. Такое кино.

Но уж как-то многовато продюсерского пыла и постановочного мастерства. Эти оголённые пространства великих столиц пришли из дурного сна. Как и амбарные замки на дверях прославленных театров. Торичеллиева пустота баров и кабаков. Вымученный сюр футбольных баталий без зрителей. И жуткие хари, прикрытые покойницкими масками. И мертвые птицы полицейских квадрокоптеров в тоскливо линялых небесах. Кино, вино и принцип домино – в одном флаконе. Садитесь жрать, пожалуйста.

Ну, и, натурально, хомячьи запасы, соль, спички сахар. И почему-то туалетная бумага. Версия одна – обкакалась цивилизация. Вирус лижет язычком – киска дрищет молочком.

Есть такой психологический опыт: собирают в горнице дюжину гавриков и сговариваются с ними. Входит испытуемый. Испытатель тычет указкой в черный квадрат и спрашивает: какой это цвет? Тот отвечает. Ему говорят – у тебя всё в порядке со зрением? Какой это цвет? Парень быкует – да чёрный же, вашу мать! Экспериментатор начинает опрашивать других. Те, будучи в сговоре, бодро отвечают: жёлтый! Шесть гавриков подряд это безоговорочно утверждают. И удивлённо смотрят на испытуемого. Он ёжится, но продолжает упорствовать. Однако на десятом-одиннадцатом сникает: «Ну, кажется, того, жёлтый…».

Это и есть манипуляция сознанием. Сначала жёлтую пакость таблоидов заглатывают в раблезианских дозах опущенные терпилы, которым жизнь всегда не мила. Но именно они первыми впадают в запойную витальность и поросячье кликушество, заражая паникой уравновешенных сангвиников. Потом дело доходит и до упёртых пофигистов. И все бегут в лавку за последней гречкой. Спасайся, кто может.

Седьмое

«Кому это надо? Кому это нужно?».

Славная частушка, но здесь она едва ли уместна. Кому-то нужно.

Конспирологических версий принято стыдиться, как дурной и стыдной болезни. Но, полагаю, на этом и строится расчёт. Кому охота прослыть поклонником идеи Сионских мудрецов? Стыдно. Не комильфо. А между тем под прикрытием этого снобистского табу и проворачиваются пикантные делишки.

Не буду настаивать, что эту макабрическую лажу заварила глубоко законспирированная масонская ложа, составленная из вялых членов «мировой элиты» или там «всемирного правительства». Вполне вероятно, что дело началось с хохмы, мема, флешмоба, затравки для прикольного эксперимента, придуманного яйцеголовыми и беспардонно молодыми друзьями игрищ и забав. Но хохма вдруг дала потрясающую картину, которую никто не предвидел. Так бывает. Александр Флеминг, к примеру, сделал величайшее открытие по причине неряшливого раздолбайства. Высеял культуру стафилококков и свалил в отпуск на месяц. Вернулся, а чашка «зацвела». Перед тем, как обеззаразить посуду, всё же глянул на пятно сквозь микроскоп. А там ни одного стафилококка! Плесень их сожрала. Так был открыт пенициллин.

Не исключаю, что «открытие» COVIDа случилось по этим лекалам. Сначала мудохались с климатом, смастерили несчастную карлицу в жанре гойевских капричос. Торкнуло, но как-то не слишком. Где климат, а где мы? И вообще, après nous le déluge, на наш век хватит, а дальше – тешись оно колом. И вот чья-то башка сочинила дьявольскую драму с названием – «Сопли и вопли». Получилось. Кому надо, подхватили. Закинули микстуру в прожорливую пасть тупой прессы (ТП), она изблевала её в адский усилитель Фб, а там, как в атомном реакторе, началась цепная реакция деления ядер маразма. И энергоблок по-чернобыльски крякнул, пустив густой шлейф злого духа. Им и накрыло планету, которую, по законам физики, в тот же миг подморозило. И её обитателям стало как-то чрезвычайно бздливо. Ибо некто Всемогущий как бы гаркнул им с небес: «Я научу вас свободу любить!».

Чтобы управлять стадами мирных народов, наплевавших на Бога, их нужно как следует припугнуть. Чтобы жизнь мёдом не казалась. А то оборзели, в натуре.

«Это война!» — сказал недавно Макрон. И не соврал. Но, если выразиться точнее, это, скорее, колоссальный перформанс, имитирующий главные признаки мировой войны. Границы на замке. Самолёты не летают. Поезда не ходят. Фабрики не работают. Города пустынны. Народ, запугав его до икоты, разогнали по камерам. Биржи стонут, индексы падают. Такое может быть только во время жуткой блокады. Осталось вырубить электричество, угробить интернет и ввести карточную систему. «Закрывайте этажи, нынче будут грабежи» — тоже не исключено.

Лётчики-пилоты, бомбы-пулемёты при этом не нужны. Психотропное оружие массового поражения. Дёшево и сердито!

Зачем этот шухер?

Чёрт знает – и это не фигура речи. Есть в этой лабуде серный привкус дьявольщины. Возможно, постановщики утопического шоу просто сошли с ума. Но это самая умилительная версия. Полагаю, что хорошо организованный хаос выявил степень управляемости, внушаемости населения. Индекс оказался на диво высоким. Не исключено, что у каких-то маньяков возникли идеи шоковой терапии, с помощью которой можно и нужно «переформатировать» жизнь. Как-то заново её структурировать. Такие психи уже были в истории. И мы хорошо помним их имена.

***

«Ода к гадости!» — сказал бы ефрейтор Дубак, который не выговаривал букву «р». И добавил бы, обращаясь ко мне: «Пгавда же, йядовой Йейих?».

И я бы ответил: «Так точно, таащ фрейтор. Кончен бал, погасли свечи. Карнавальный серпантин догорает в адской пéчи, на планете – карантин».

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...