Полицейская эпидемия

Почему силовики не должны принимать решения за медиков

В субботу, 6 июня, вступили в силу поправки, внесенные в постановление главного государственного санитарного врача РК Айжан Есмагамбетовой от 22 мая «О дальнейшем усилении мер по предупреждению заболеваний коронавирусной инфекцией среди населения Республики Казахстан». Главный посыл внесенных в документ новаций – упрощение карантинных мер для прибывающих из-за рубежа. И это понятно: по всему миру тиски карантина либо ослабляются, либо снимаются вовсе. Но, как говорится, есть нюансы.

Вот, к примеру, пункт 30 изложен так, что вызывает тревожные вопросы: «Главные государственные санитарные врачи соответствующей территории, руководители структурных подразделений Министерства обороны Республики Казахстан, органов национальной безопасности и внутренних дел, ведомства Управления Делами Президента Республики Казахстан, осуществляющих деятельность в сфере санитарно-эпидемиологического благополучия населения вправе принимать решения об ужесточении карантинных мер в зависимости от складывающейся эпидемиологической ситуации».

Понятно, что на время действия чрезвычайного положения силовики получают дополнительные полномочия, но даже при этом они координируют каждый свой шаг с медицинскими властями страны. Санврачи на этот период становятся главными фигурами властной иерархии – отдают распоряжения не только министрам и акимам, но даже главе правительства. Это – совершенно понятный, а главное – законный форс-мажор. Хотя, на практике постоянно возникало двое-, а то и троевластие. Алматинцы хорошо помнят, как постоянно менялись разрешительные нормы передвижения транспорта в городе.

Причем, санврачи, акимат и полиция заходили в этот «монастырь» каждый со своим уставом. В итоге люди, которым в период ЧП приходилось ездить на работу, были вынуждены всякий раз приспосабливаться к новым правилам, торчать в пробках у блок-постов, опаздывать на работу.

И вот уже почти месяц миновал с «падения» чрезвычайного режима, а его «наследник» карантин преподносит всё новые сюрпризы.

Во-первых, из приведенного фрагмента постановления главного санврача непонятно, имеют ли право полицейские и «чекисты» принимать решения об ужесточении карантина самостоятельно или это должен быть результат их совместного с санэпидслужбами обсуждения.

Во-вторых, на основании какого закона главный санврач страны наделяет силовиков, казалось бы, специфически медицинскими полномочиями «принимать решение об ужесточении карантинных мер»? Правда, оговорка «в зависимости от складывающейся эпидемиологической ситуации» косвенно свидетельствует: люди в погонах все-таки будут ориентироваться на людей в белых халатах. Но сформулировано это так, что у силовиков возникает масса возможностей для «самодеятельности». К слову, именно так восприняли организаторы прошедших на минувших выходных митингов ссылки на «дезинфекцию» площадей и скверов. А теперь служивые и акиматовские функционеры получат еще одну «дубинку» в виде ужесточения карантина и – с подачи санврачей, а то и самостийно – станут «держать и не пущать», прикрываясь «эпидемиологическим благополучием населения»?

В третьих, не ясно, кто в конечном счете понесет ответственность за возможные издержки этой «самостийности»? Например, КНБ станет настаивать на ужесточении карантина в N-ской области, для убедительности сообщив медикам о некой «не подлежащей разглашению» оперативной информации. Эскулапы, конечно, пойдут навстречу стражам национальной безопасности и объявят о «втором пришествии» жесткого карантина. Предприниматели снова закроют свои бизнесы. Работников отправят по домам, и те, и другие недосчитаются кровно заработанного. А возмещать потери никакое государство даже не почешется – не чрезвычайное, чай, положение…

А главное – такой финт ушами можно повторять сколько душе угодно. Тем более, что обыватель за прошедшие месяцы наслушался разговоров о «второй волне» эпидемии и готов верить чему угодно…

Разумеется, подобное развитие ситуации мы можем только предполагать. Хочется верить, что после нескольких афтершоков в отдельных регионах страны карантин будет снят окончательно и повсеместно в самое ближайшее время. Тем не менее, приведенная формулирока из постановления главного санитарного врача оставляет широкое поле для конспирологических версий.

Непонятно, к примеру, почему КНБ и МВД «вправе принимать решения» о продлении и ужесточении карантина, а не «обязаны обеспечить» выполнение таких решений, если их примут санврачи.

Это, кстати, вызывает закономерное недоумение у юристов. «Нужно срочно разработать и принять отдельный закон о карантине, ведь правового определения этого термина нет. – убежден Александр Перегрин – А до тех пор, пока его не будет, пока не распишут, что во время карантина допустимо с правовой точки зрения, а что абсолютно незаконно, мы будем получать несуразные нормативные акты вроде постановления главного санврача. Полиция и спецслужбы не должны иметь никакого отношения к принятию решений медиками. Тем более, после завершения режима ЧП. А учитывая то, что в карантинный период вынужденно нарушаются конституционные права граждан – то же право на свободу передвижения — стоит подумать и о корректировке Основного Закона».

Остается только надеяться, что в случае с постановлением Айжан Есмагамбетовой мы имеем дело с неточностью формулировок, а не с намеренным превращением карантина в «полицейскую эпидемию».

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...