Сделанные за три десятилетия инвестиции в развитие казахского языка не только не оправдывают себя, но порой порождают, похоже, отрицательные результаты

На что именно были потрачены миллиарды тенге и сотни миллионов долларов в действительности?!

Издание Навигатор опубликовало статью под названием «Токаев пообещал, что переход на латиницу продолжится».

В ней говорится так: «Инициированный Нурсултаном Назарбаевым процесс перехода казахского алфавита с кириллицы на латиницу свернут не будет.

Об этом в интервью «Комсомольской правде» заявил президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев.

Также глава Казахстана говорит, что модернизация казахского алфавита продиктована желанием расширить коммуникационные возможности казахского языка».

Далее уже в самой статье излагается следующее: ««Данный процесс инициировал наш первый президент Назарбаев в рамках концепции духовной модернизации, – напомнил Токаев. – Он неоднократно заявлял, что перевод на латиницу коснется только казахского языка, на положение русского языка это никак не повлияет».

По его словам, казахским детям предстоит «органично вписаться в новые реалии», связанные со стремительной трансформацией мирового информационного пространства, поскольку «основной информационный поток опирается на латинскую графику».

«В то же время мы будем переходить на латиницу постепенно, без искусственного ускорения, с учетом опыта центрально-азиатских государств. Ведь речь идет не о простом переложении с кириллицы на латиницу, а о реформе орфографии казахского языка. Кроме того, нельзя забывать, что все значимые произведения классиков казахской литературы были созданы на кириллице, многие поколения казахов получили и получают образование именно на кириллице. Поэтому поспешность может навредить этому большому делу, нужно подойти к нему вдумчиво», – резюмировал Токаев».

Казахская речь, считай, вот уже тридцать лет официально занимает позицию государственного языка. Закон, подведший юридическую базу под ее такой статус, был принят еще раньше. В сентябре далекого теперь уже 1989 года. А вот подчеркнуто особое внимание решению накопившихся и застоявшихся за период с середины 1960-ых годов до середины 1980-ых годов проблем развития казахского языка и укреплению его роли в общественно-государственной жизни Казахстана стало руководством республики уделяться с начала 1987 года. То есть — почти сразу после событий декабря 1986 года. Правда, до той поры, пока Казахстан не обрел государственную независимость вслед за распадом Советского Союза, акцент в государственных усилиях по поддержке родной речи коренного населения республики делался на развитии русско-казахского и казахско-русского двуязычия.

Потом настали другие времена. На Москву больше можно было не оглядываться. И наступила эпоха властями мало контролируемых или практически не контролируемых на квалифицированной и системной основе лингвистических экспериментов с казахской речью в качестве их главного объекта. Эпоха, в ходе которой до настоящего времени были разработаны, приняты к исполнению и, судя по официальным отчетам, реализованы целых три десятилетние языковые программы. Первая из них охватывала 1990-2000 годы, вторая — 2001-2010 годы, а третий – 2011-2020 годы. Только за первую половину этого общего тридцатилетнего периода — с 1989 года по 2005 год — в Казахстане на развитие языков было потрачено порядка $108 миллионов. Для сравнения: размер всего государственного бюджета соседнего Кыргызстана в 2002 году немного не дотягивал до уровня $170 миллионов (11 696 043,2 сома). То есть получается, что Казахстан за указанный промежуток времени инвестировал в реализацию своей языковой программы сумму, которая сопоставима с годовым бюджетом некоторых постсоветских республик.

Дальше — больше. В 2006 году объем языковых расходов государства составил 560 миллионов тенге или $4,7 миллиона (по курсу на то время), в 2007 году — 3 миллиарда тенге или $23,8 миллиона, в 2008 году — 5 миллиардов тенге или $41,6 миллиона, а в 2009 году — 5 миллиардов тенге или $41,2 миллиона. В сумме получается $106 миллионов. То есть за эти пять лет на язык было потрачено почти столько же, сколько за предыдущие пятнадцать лет.

Дальше — и того больше. Реализацию очередной декадной языковой программы, стартовавшей с началом следующего десятилетия, разделили на три этапа: первый пришелся на 2011-2013 годы, второй — на 2014-2016 годы, третий — на 2017-2019 годы. Деньги на это дело потекли рекой. Так, первый этап обошелся государству в 19,1 миллиарда тенге, второй — в 9,7 миллиарда, а третий — в 7,3 миллиарда. В ходе указанного десятилетия тенге несколько раз подвергался девальвации. Так что в долларовом выражении сумма получается уже не такая уж сногсшибательная, но тоже весьма большая.

Как бы то ни было, ясным представляется одно. То, что в соседнем Кыргызстане на развитие своего государственного языка денег тратили в сотни — если не в тысячи раз — меньше, чем в Казахстане.

Ну и что же в итоге получается там и здесь? Приведем всего лишь один пример. Перепроверить его вслед за нами может каждый казахстанский читатель. Достаточно пройти к своему холодильнику или подойти к полке со специями в любом продуктовом магазине и достать оттуда «Шашлычный кетчуп три желания» производства АО «Eurasian Foods Corporation» или бывшего Алма-Атинского маргаринового завода. В разделе выходных данных под маркой KZ (по-казахски) он называется «Кәуаптық кетчубы», под маркой KG (по-киргизски) — «Шишкебек кетчубу», а под маркой UZ (по-узбекски) — «Kabob ketchupi». У указанных трех языков грамматическое правило, посредством которого выражается отношение принадлежности одного предмета к другому, одно и то же. Так вот, хотя продукция производится и инструкция к ней (на разных языках) готовится и утверждается в Казахстане, ее название на казахском неправильно, на киргизском и узбекском правильно. Такие сравнительные примеры можно приводить сотнями.

Отсюда вопрос: на что именно были потрачены миллиарды тенге и сотни миллионов долларов в действительности?!

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...