«Тенге повалится вслед за рублем»

Россия не виновата в том, что тенге идет за рублем – это Казахстан немало сделал для того, чтобы привить соседке новую валютную культуру

Недавнее заявление заместителя председателя Национального банка, сделанное в интервью деловой газете «Капитал», удивило своей прямолинейностью. В частности, Алия Молдабекова, упомянув о том, что в Казахстане высока составляющая импорта из России, заметила, что курс тенге не может не зависеть от курса российского рубля. И вот что она сказала дальше: «По рублю в последнее время мы видим много новостей о его возможном дальнейшем ослаблении: это и усиление санкционной риторики против России, и снижение объема продажи валюты из Фонда национального благосостояния Минфином РФ, что окажет меньшую поддержку рублю. Потенциальное ослабление рубля как одного из наших основных торговых партнеров несет риски негативной динамики тенге».

То есть, если раньше зависимость тенге от рубля регулятор признавал постфактум, то теперь смело строит свои прогнозы и не стесняется послать обществу месседж, что, дескать, ждите ослабления тенге.

В другой стране, сделай такое заявление не последний чиновник в центробанке, мгновенно бы обвалился курс валюты. В нашем же случае отреагировали только участники валютных торгов. Тенге, конечно, не обвалился, но уверенно пополз вниз. Во вторник, 7 июля, до публикации интервью, средневзвешенный курс на 15:30 сложился на уровне 409,19 тенге за доллар, в пятницу, 10 июля, после заявления зампреда, – 412,55 тенге за доллар.

Падение небольшое, но все равно неприятное. Почему же правительство и Национальный банк так недолюбливают тенге, что не готовы бороться за его силу? Кто больше всех страдает от слабости национальной валюты и кому выгодно ронять ее курс?

О «пользе» девальвации тенге

Падение курса тенге – рост потребительских цен, а попросту – инфляции. Это также оказывает негативное влияние на жизнь большинства граждан, которые получают доходы в тенге, но хотят делать сбережения для больших покупок и путешествий. Происходит обесценивание личных сбережений. И то, что сейчас казахстанцы имеют депозиты на триллионы тенге, не радует – стоимость денег постоянно падает. На одну и ту же сумму, и это видно даже в перспективе 5 лет, можно купить гораздо меньше – покупательская способность людей падает. В этих условиях сокращается число людей со сбережениями, все меньше людей доверяет тенге как валюте для сбережений. Дедолларизация становится невозможной. По крайней мере, для тех людей, кто способен понимать стоимость денег.

Когда национальная валюта ослабляется, страдает не только население, но и бизнес. Все меньшее количество компаний способно приобретать новое оборудование, технику и технологические линии за рубежом.

Безусловно, у падения курса национальной валюты есть и бенефициары, выгодополучатели. Прежде всего, это экспортеры. За счет изменения курса они получают большее количество тенге при том, что себестоимость их продукции остается прежней. Кроме того, им становится легко погашать свои налоговые обязательства.

Есть еще одна чисто умозрительная выгода. Как помните, в 2015 году НПП «Атамекен» активно выступала за ослабление курса тенге, обосновывая это тем, что, дескать, отечественные компании станут более конкурентоспособные на внешних рынках. И что же мы видим спустя 5 лет? Ничего не изменилось. Конкурентоспособность не прорезалась волшебным образом, как прорезаются первые зубки у младенцев. Может быть, где-то в других странах это и работает, удешевление нацвалюты рождает новые бренды, но только не у нас.

Может быть, дорогая иностранная валюта делает импорт дорогим, и это повышает спрос на отечественную продукцию, что позволяет подниматься местным производителям? Не все так просто. Товары, которые импортирует Казахстан, в основной своей массе (95-98%) не производятся в Казахстане. Потому о замещении и говорить не приходится. Но при этом происходит удорожание импортных товаров, что, конечно, опять бьет по потребителям: за один и тот же товар приходится платить больше.

В слабости – наша сила?

В последние годы идет целенаправленная политика на ослабление курса тенге. Правительство и Национальный банк делают это сознательно. А вот чем объясняется это стремление – вопрос, конечно, очень интересный.

Считается, что ослабление национальной валюты позволяет легче наполнять бюджет. Но это миф. Поскольку и субъекты налогообложения, и налоговые отчисления остаются теми же. Да, экспортерам становится легче рассчитываться по своим налоговым обязательствам, но бюджет наполняется с той же скоростью и объемом. При этом нет дополнительных – сколь-нибудь ощутимых – поступлений в бюджет от малого и среднего бизнеса, который, по предположениям, должен бы подняться из-за удорожания импорта…

Короче, все, что нам втолковывают на самом верху о «пользе» девальвации – это всего лишь инспирация, и не более того.

Посмотрим на этот вопрос – политика девальвации – с другой стороны. Почему так безвольно ведет себя центробанк, говоря о том, что тенге никуда не может деться с российской подводной лодки? И, главное, можно совсем ничего не делать: все старания тщетны?

Очень удобная позиция. Долгие годы правительство Казахстана кивало на своего северо-западного соседа, талдыча об «импорте инфляции». Дескать, в России цены растут быстрее, чем в Казахстане, и поскольку она главный торговый партнер в регионе, то инфляция к нам приходит оттуда.

Теперь с таким же успехом монетарная власть в Казахстане утверждает, что слабость тенге проистекает от слабости рубля. И это правда. Но первопричина заключается в том, что, как верно подметил главный редактор Телеграм-канала Finance.kz Андрей Чеботарев в своей авторской колонке: «Кажется, Казахстану удалось экспортировать в Россию политику слабой национальной валюты». То есть, это Россия не виновата в том, что тенге слабеет вслед за рублем – это Казахстан немало сделал для того, чтобы привить соседке новую валютную культуру.

Эксперт уверен, что это не пройдет бесследно: «Политика слабой национальной валюты – не изобретение Казахстана, но мы довольно долго ее применяли, отказавшись от ее проявлений только в этом году. Во время прошлых спадов регулятор старался поддерживать нулевые нетто-отчеты интервенций и не всегда позволял укрепляться тенге, искусственно сдерживая курс. Сейчас от такой практики отказались, но, кажется, ее берет себе на вооружение Россия. Если это продлится достаточно долго – ситуация отразится и на курсе тенге, который при неплохих внешних факторах будет стоить дешевле, чем мог бы».

***

Фото: © depositphotos.com

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...