Ну, и шут с ними!

Почему инакомыслящие интеллектуалы не приживаются даже рядом с властью

Уход Олжаса Худайбергенова с поста (сугубо, кстати, общественного) внештатного советника президента по экономике лишь на первый взгляд неожиданность. На самом деле это увольнение (именно увольнение, а не отставка) говорит о многом. И прежде всего о том, что через год с лишним после провозглашения гениального с точки зрения предвыборного PR тезиса о слышащем государстве этот абсолютно правильный (и отнюдь не только в период электоральной кампании) тезис в наших реалиях остается фигурой речи.

Даже беглое знакомство с международной практикой внештатного советничества убеждает: на эту позицию обычно приглашают людей, что называется, инакомыслящих, при этом – искренне желающих блага и процветания своей стране. Были ли такие прецеденты у нас? Разумеется. Достаточно вспомнить о том, как в начале 90-х известный юрист, депутат Верховного совета Виталий Воронов неожиданно для многих стал внештатным советником президента Назарбаева, правда, пробыл в этом качестве не очень долго. Помню, как несколько раз при мне в кабинете Виталия Ивановича звонила «кремлёвка» и хозяин кабинета красноречивым жестом просил всех выйти. Что конкретно обсуждал президент со своим «внештатником» неизвестно. Однако, многие продвинутые идеи находили свое место в Конституции и законах. Правда, длилось это «пиршество демократии» недолго и известно, чем кончилось…

И вот десятилетия спустя в окружении второго президента Токаева снова стали появляться интеллектуалы-«иноходцы». Экономист Худайбергенов – один из них. По сути, внештатный советник при президенте – кто-то вроде королевского шута, единственная прерогатива которого – всегда говорить своему «хозяину» правду, пусть и горькую. С этой задачей, надо признать, Худайбергенов справлялся прекрасно. Еще в середине января он фактически выкатил правительству ультиматум за извращение и выхолащивание президентской идеи дать воэможность гражданам использовать заранее часть своих пенсионных накоплений. Советник потребовал отставки всех тех, по чьей вине президентская инициатива была, по сути, дискредитирована. Позже он, громко вышел из состава специально созданной рабочей группы, убедившись, что все его предложения представители правительства проигнорировали. Но в советниках остался, что лишний раз подтвердило готовность президента слышать и слушать альтернативные голоса.

И голос Худайбергенова звучал постоянно, причем по самым разным поводам. Неутомимый «шут» всюду вставлял свои весомые «шуточки» — то по поводу борьбы с коррупцией, то в адрес бывшего главного санврача Алматы, то воевал за справедливую оплату труда госслужащих, то, наконец, отстаивал более качественный отбор на госслужбу из так называемого президентского резерва. В общем, было очевидно: эта птица Говорун уж точно стоит целого зоопарка!

Вот, например, худайбергеновское «ноу-хау» по борьбе с коррупцией: «Надо сделать так, чтобы решения о выделении средств, предоставлении льгот, решения об инвестконтрактах, о землепользовании, недропользовании принимались на политическом уровне: акимом, замакима, министром, вице-министром. Административных госслужащих надо разгрузить. А практические госслужащие должны принимать решение и желательно, чтобы это было не коллегиально, а было правило одной подписи. Когда такое правило действует, коррупция сокращается, потому что легко выявить ответственного (за решение)».

А вот его же рецепт избавления от случайных людей на госслужбе: «Особенно в регионах очень низкая зарплата. Даже в Нур-Султане в обычных госорганах зарплата 100 — 150 тысяч тенге. Это на самом деле маленькая зарплата. Доля тех, кто получает 200-300-500 тысяч тенге, их очень мало буквально 5%. Поэтому надо устранять этот перекос. По моему мнению, административные госслужащие должны получать зарплату минимум в два раза больше. Практические (политические) госслужащие должны получать в пять раз больше. Но при этом в обмен на повышение зарплаты должно быть резкое ужесточение борьбы с коррупцией. Проверка их активов здесь и за рубежом». Дешево и сердито, не так ли, генерал Шпекбаев?

Единственный, пожалуй, талант, которого не хватило нашему герою – чутьё царедворца. В этом, скажем прямо, политические консильери обоих наших президентов преуспели куда больше. Им ни за что не пришло бы в голову, к примеру, сравнить экономические показатели Армении и Казахстана, причем — не в пользу нашей страны. А Худайбергенов, представьте, удосужился сделать именно это, сопроводив свою цифровую раскладку издевательским комментарием: «Но это все ерунда, куда им до нас. Зачем что-то делать, если можно просто обсуждать, создавать рабочие группы, имитировать исполнение поручений президента или премьера? Наши бюрократы за это время создали свыше сотни рабочих групп, приходится даже выходить на уровень премьера и президента, чтобы как-то сдвинуть вопрос, и даже после принятого решения вопрос снова попадает на рабочую группу… Надеюсь, в этом году большая часть этих бюрократов будет уволена».

Ну, кому же, в самом деле, такое понравится?!

И все же, стоит признать, что для главы государства такой человек чрезвычайно удобен, чтобы не сказать – незаменим: он и многие президентские посылы всегда популярно разъяснит в тех же соцсетях, и с чиновником, до уровня которого первому лицу государства снисходить не с руки, схлестнуться не побрезгует. Таких «универсальных солдат», которые вдобавок не держатся за чиновничье кресло в виду отсутствия под ними последнего, в распоряжении власти всегда было немного. А теперь вот еще поубавилось…

Как уверяют завсегдатаи властных коридоров, редкую птицу Говоруна сгубила его собственная фейсбучная тирада по поводу коронавирусной статистики: “Сейчас официальное число больных коронавирусом – 67 тысяч, а пневмонией – около 234 тысяч (с 1 января по 15 июля). Если взять чистый прирост по пневмонии, то будет около 163 тысяч. Итого 67 + 163 = 230 тысяч заболевших коронавирусом. И это минимум. Если брать не прирост, а весь показатель, то будет не 230 тысяч, а 301 тысяча больных/переболевших. По крайней мере тех, кто охватил ПЦР-тестирование, кто обратился сам в больницу. Естественно, есть те, кто дома переболел, но по ним пока непонятно, какие цифры ожидать. Учитывая, что в больницу обращались только те, кто с симптомами, а 85% болеют без симптомов, то переболело/болеет около 2 млн казахстанцев. Могу где-то ошибаться, но главное, что теперь Минздрав относит к коронавирусу все, что попадает в поле его компетенции”. Такое любому умнице-«шуту» может стоить не шутовского колпака, а самой головы…

Впрочем, после своего отстранения экс-советник излучает неподдельный оптимизм. По его фейсбучному признанию, «я ждал (отставки) в июне, но, видимо, было не до того. Сегодня (20 июля – авт.) утром позвонили от президента, поблагодарили за работу, сказали, что я принес много пользы, что с сегодняшнего дня сделали ротацию. В общем, теперь я не внештатный советник». Худайбергенов, похоже, чрезвычайно рад внезапному окончанию своей государственнической миссии. «Так как этот статус часто политизировал мои некоторые острые высказывания, поэтому теперь, надеюсь, последующие тексты не будут иметь такую политическую окраску». – с явным облегчением написал он в Facebook.

Что ж, его самого – незаурядного экономиста и успешного бизнесмена – возможно, можно с этим поздравить. А вот его бывшему «внештатному патрону», пожалуй, стоит посочувствовать. Теперь последнему трудновато будет отыскать достойную замену бесстрашному шуту-правдорубу: наступать на грабли Олжаса любая другая персона его калибра вряд ли пожелает, а иные… Иных хватает и в штатном окружении президента…

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...