«Это — уже не та страна, в которой я родился и вырос»

Сетевые СМИ о геополитических реалиях, в которых существует Казахстан

Асель ОМИРБЕК – «Стоит ли Казахстану опасаться новой «мягкой силы» Кремля?» — Москва, как сообщает агентство РБК, меняет тактику использования так называемой «мягкой силы». Цель — более эффективное продвижение интересов России за рубежом. Как это может отразиться на Казахстане? Следует ли нам ждать массированных идеологических атак со стороны Кремля, или же его планам уготована роль словесной пустышки? Попытаемся разобраться. Ожидается, что теперь наш северный сосед перестанет концентрироваться исключительно на проведении выставок, поддержке культурных и языковых центров, а замахнется на работу с гражданским обществом других стран, усилит существующие информационно-коммуникационные каналы или создаст новые, более действенные.

Жаксылык САБИТОВ, политолог — Как мне кажется, заявления об изменении тактики РФ в использовании «мягкой силы» не стоит воспринимать всерьез. На постсоветском пространстве важны не слова, а реальная деятельность и практика осуществления задуманного. Отличие между первым и вторым я бы проиллюстрировал одной известной фразой: «Не надо бороться за чистоту улиц, надо брать метлу и подметать». И если спроецировать ее на нашу ситуацию, то можно сказать так: вышеуказанное заявление сродни борьбе за чистоту улиц без четкой привязки к результатам и уровню загрязнения на улицах.

Айгуль ОМАРОВА, политолог — Думаю, нет причин опасаться жёсткого давления со стороны России. В этом никто не заинтересован. Более того, сегодня даже те, кого прежде можно было считать сторонниками такой позиции, не просто смягчили её, но и заговорили иначе. И это закономерно. Пандемия коронавируса показала, что все мы зависим друг от друга.

Ислам КУРАЕВ, политолог — Возможно, многие не замечают, но в целом и Казахстан, и другие страны СНГ явно проигрывают России в информационном плане. Например, в Казахстане практически все русскоязычные СМИ имеют тесные связи с Кремлем, что делает нас беззащитными. Единственное, что способно в какой-то степени защитить нас от влияния извне, — это расширение казахскоязычной аудитории, которая, кстати, очень быстро растёт и уже сегодня является доминирующей. Но не стоит недооценивать соседей – у них есть профессионалы, владеющие казахским. В России имеется множество университетов, которые готовят русско-казахских переводчиков. Работа в этом направлении ведется на протяжении последних пяти-шести лет. Так что говорить о безопасности нашего информационного поля крайне сложно.

«Три внешние угрозы, которые могут негативно сказаться на развитии Казахстана» — Жумабек САРАБЕКОВ, эксперт ИМЭП, объяснил, почему эффективное госуправление и сильный политический лидер критически важны для Казахстана именно сейчас. На фоне пандемии и вызванного ею мирового экономического кризиса международная среда, в которой развивается Казахстан, усложняется и становится более конфликтной. В этой связи важно проанализировать ситуацию на внешнем периметре страны.

Начнем с того, что 12 июля сдетонировал Южный Кавказ. Произошел вооруженный конфликт на армяно-азербайджанской границе, который перерос во взаимные артобстрелы и стал крупнейшим столкновением двух стран за последние годы.

Данный тренд напрямую угрожает безопасности всех прикаспийских стран, в том числе Казахстана. В последние годы РК вместе с соседями по региону вкладывает большие ресурсы для запуска Транскаспийского транзитного коридора, где Азербайджан выступает одним из ключевых транспортных звеньев.

Фактор военной напряженности в регионе будет только отпугивать инвесторов, которым принципиально важно бесперебойное функционирование и безопасность маршрутов. Поэтому для Нур-Султана стабильность на Кавказе имеет принципиальную значимость.

Особо отметим новую поправку об обязанности России поддерживать соотечественников. В частности, в статье 69 Конституции РФ появился новый пункт, где говорится, что Россия оказывает поддержку соотечественникам, проживающим за рубежом, в «осуществлении их прав, обеспечении защиты их интересов и сохранении общероссийской культурной идентичности».

В целом же правительству Казахстана нужно быть готовым к последствиям ухудшения экономической ситуации в РФ, а Национальному банку РК, возможно, следует заранее разработать комплекс мер по оптимизации потерь бизнеса от курсовой разницы.

Еще одним источником внешних угроз для Казахстана выступает разворачивающаяся геополитическая борьба между США и Китаем.

Анна КАЛАШНИКОВА – «Казахстан: между Китаем и Америкой» — На вопросы Ratel.kz отвечает политолог Айдос САРЫМ — США уже объявили о желании создавать антикитайскую международную коалицию, которая сможет «изменить Китай», который, по очевидным причинам, этого не хочет и не желает…

На кону стоит один простой вопрос: будет или не будет Казахстан суверенным государством вообще! Просто вспомним, что Казахстан, является государством, зажатым в глубине материка между Китаем и Россией, а до Европы и США несколько тысяч километров как минимум. Сюда, даже при самом лучшем для нас раскладе, ни один авианосец США не сможет доплыть. И поверьте, это не страшилки, это реальность, в которую мы входим как государство, как нация. Самое ужасное и отвратительное в этой всей истории – это то, что у нас будет все меньше и меньше собственного выбора, все больше давления со стороны. И самое главное — нам всем надо будет научиться с этим жить, выживать.

«Казахстан: между Китаем и Америкой. Часть 2. США» — Политолог Айдос САРЫМ — Задача нашей дипломатии, внутренней и внешней политики будет сводиться к одному: не присоединяться ни к одному из блоков, не стать жертвой чужих игр и не стать ареной битвы.

Мне очень нравится высказывание уважаемого мной писателя и госдеятеля Мурата АУЭЗОВА насчет выбора России или Китая. Он говорил, что выбор в пользу России или Китая – это все же выбор очередного хозяина, это все еще выбор раба. Это все еще вкусовщина, поиск менее вонючей подмышки. Нам не нужна чья-то подмышка, даже самая эстетически побритая и элегантно пахнущая. Мы не должны оставаться чьим-то подбрьюшьем, даже если мы пока еще ею являемся.

Вариант с Западом для некоторой части населения, интеллектуалов может казаться хорошим и выгодным, но здесь надо задаться одним вопросом: кто же этому будет рад из соседей? Думаете, что Россия или Китай, которые активно борются за Центральную Азию даже между собой, будут молча смотреть, как среднеазиаты становятся частью Западного мира, частью Европы? Они сделают много чего такого, что мы даже представить и проговорить даже внутри себя боимся, чтобы не допустить такого сценария.

Любой режим, даже самый прозападный, самый демократический, самый мусульманский, будет примерно повторять ту политику, которая осуществляется сегодня. НАЗАРБАЕВ или ТОКАЕВ вынуждены считаться с фактором Китая не в силу своей любви или приязни к Китаю. Просто в условиях Казахстана по иному быть не может. Мы просто еще не знаем, даже понять и оценить не можем дестабилизационного потенциала Китая для региона или нашей страны, в частности…

«Казахстан: между Китаем и Америкой Часть 3. КНР, РФ» — Политолог Айдос САРЫМ — Влияние Китая на внутреннюю политику стран Центральной Азии ни в какое сравнение не идет с влиянием России, которая понятна и близка хотя бы в силу метропольно-колониальных дел недавного прошлого. Нравится нам или нет, но Китай выступает гарантом нашей безопасности и Независимости в отношениях с Россией. России не нравится рост влияния Китая в регионе, но она не может пойти на полный разрыв отношений с КНР, хотя бы в силу того, что видит там мощный рынок. Для нас это все-таки шанс, не самый плохой аргумент в больших спорах.

Уже если совсем честно и откровенно, то сегодня для Казахстана главный вопрос не китайская экспансия, а российская. Это не Китай сегодня устами своего лидера говорит об «исторических подарках», а Владимир ПУТИН.

Тагир БАИРОВ, политический обозреватель – «Казахстан должен сделать все, чтобы не стать территорией пролегания фронта между США и Китаем» — Подобное прямое столкновение США и КНР непосредственно отразится и на Казахстане, который, с одной стороны, уже втянут в осуществление китайской экономической и геополитической стратегии «один пояс – один путь», а, с другой стороны, разместил у себя американскую биологическую лабораторию, что наглядно показывает всю противоречивость внешней и внутренней политики Нур-Султана. Подобный разворот событий ставит в тупик всю прежнюю многолетнюю «многовекторную политику».

Проблема еще и в том, что современный капиталистический Китай вовсе не поздний Советский Союз и проводит в отношении этнических меньшинств на своих окраинах политику национальной сегрегации, напоминающий Апартеид, с целью ассимиляции или подавления не ханьских народов. Этим Пекин показывает пример как он будет действовать, если наша республика и другие государства бывшей советской Средней Азии станут составной частью Поднебесной, согласившись на полную экономическую и политическую интеграцию.

На этих опасениях всех соседних с Китаем стран и играет Вашингтон, прекрасно понимая, что нынешнее руководство Компартии на самом деле провозглашает и осуществляет идеологию великоханьского шовинизма, ничего общего не имеющего с интернационализмом и постулатами марксистской доктрины. Соответственно, американская администрация пытается заполучить в свои руки в качестве союзников все народы, которые подвергаются угнетению внутри КНР, а также страдающие от эксплуатации китайских корпораций за ее пределами…

Соответственно, нужно крепить интеграционные связи внутри ЕАЭС, превращая его в полноценное объединение государств с единой экономикой, валютой, военным командованием, для того, чтобы сообща со своими традиционными историческими союзниками отстоять общие границы и интересы. Это и есть на деле Третий путь, ведущий через возрождение Союза к восстановлению собственного промышленного и военного потенциала и к содружеству народов, способного дать отпор любым посягательствам извне.

Сауле ИСАБАЕВА – «Казахстан становится все более мусульманской страной. Чем это чревато?» — Тема растущей религиозности казахстанцев сегодня, в период эпидемии коронавируса, отошла на задний план, но это отнюдь не означает, что она потеряла свою актуальность. Мало того, участились случаи, когда люди в поисках спасения от болезни обращаются не к врачам, а к высшим силам. И дело тут не столько в слабости отечественной медицины, сколько в неуклонно падающем уровне образования и культуры населения, что ставит под вопрос незыблемость курса на создание светского государства. Мы решили вернуться к этой дискуссии, предложив высказать свою точку зрения на то, какой будет религиозная ситуация в Казахстане в ближайшие десятилетия, историка Нуртая МУСТАФАЕВА.

Подавляющее большинство реально и номинально верующих в нашей стране – мусульмане-сунниты ханафитского мазхаба, представленные казахами, узбеками, уйгурами, кыргызами и др., а также православные христиане, представленные русскими, украинцами, белорусами. Среди мусульман есть крайне незначительное число приверженцев шиизма (в азербайджанской и таджикской среде). Среди католиков преобладают поляки и немцы, среди протестантов – немцы и корейцы.

Вопреки утверждениям, что в последнее время наблюдается спад религиозности и даже рост атеизма, особенно среди молодежи, по-прежнему строятся и открываются новые мечети и церкви, неуклонно растет число религиозных общин. Если в 2017-м количество общин всех конфессий (течений) в Казахстане составляло 3 600, то в 2020-м – уже 3 796, число мечетей за этот же период увеличилось с 2 550 до 2 664, а православных церквей – с 294 до 300.

Да, мы видим некоторое замедление роста количества православных церквей, но они все же открываются, а не закрываются, несмотря на усиление в последние годы эмиграционного оттока русских и русскоязычных из нашей страны. А новые мечети продолжают строиться прежними темпами.

Из всего этого напрашивается вывод, что в перспективе религиозность населения будет только нарастать. Причем уже не по формальным количественным показателям, как на излете так называемой «перестройки» и в первые два десятилетия после распада СССР, когда наблюдался «религиозный бум», а за счет качественных изменений в религиозной среде, роста удельного веса реально практикующих верующих.

Формально Казахстан будет оставаться светским государством, но при этом все более обретающим мусульманский облик…

«Зияющие пустоты» — «Комсомолка» продолжает дискуссию о состоянии и содержании (во все смыслах!) отечественного культурного пространства — как фундаментальной опоры нашего общенационального мироустройства, средоточии личностных, духовных, исторических ценностей.

Сегодня своими нетривиальными и не слишком оптимистичными размышлениями по этому поводу делится известный режиссер и литератор, председатель Союза кинематографистов Казахстана Ермек ТУРСУНОВ.

Я считаю, что в результате провальной государственной политики в сфере культуры мы с вами получили все эти Жанаозены, Кордаи, Арыси, Караганду, Маловодное, Шорнак, Сатпаев и т.д. Я считаю, что тотальное поражение в борьбе с пандемией и вообще вся наша ежедневная новостная лента, которую иной раз читаешь, как сводку с фронтовой полосы — все это следствие неумелых действий людей, отвечающих в этой стране за культуру и образование. Я считаю, что Казахстан намеренно превращают в страну дебилов, живодеров, воров и прочих «социальных отщепенцев».

Многие заблуждаются, полагая, что культура — это дорого одеваться и круто выглядеть. Что вилка в левой, а ложка в правой. Это не так. Культура — это совсем другое. И она присутствует во всем: в экономике, политике, экологии, человеческом общении, уличном движении, в борьбе с эпидемией… Во всем! Без нее теряется смысл существования не только отдельного человека, но и всего государства.

Одно я определил для себя точно: это — уже не та страна, в которой я родился и вырос. И которую я безмерно люблю. И которая дала мне все.

Казахстан сегодня — это некая географическая точка на карте мира, в которой прекрасно себя чувствуют только мутные, хамоватые, скользкие и вороватые персонажи. И вроде бы декларации с высоких трибун звучат красивые и хочется во все это верить. Но…

Но чтобы верить, нужны какие-то основания. А какие могут быть основания, если тут не осталось собственно культуры. Ее попросту нет. Те люди, которым поручено было заниматься этим важным делом, работу свою провалили. Они и не могли с ней справиться. Они и не собирались.

Общество разобщено и раздроблено — на классы и сословия, на касты и статусы. Что эти разрозненные части социума может объединить? Только культура. Кто должен этим заниматься? По логике вещей — деятели культуры. Они ответственны за нравственное здоровье общества, а теперь уже — и за психическое.

Остается признать, что та страна, которую я помню, и те люди, которые возделывали тут подлинную культуру, — все они в большинстве своем ушли. На смену им пришли другие: расчетливые, малообразованные, шумные, алчные, циничные, наглые, агрессивные и жутко уверенные в себе. Внешне мне их «культурный десант» напоминает цыганский табор с клоунами, скоморохами, ушлыми ворами и медведями на цепи.

***

Изображение: ipeclub.co

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...