Нужен ли плавающий возраст выхода на пенсию казахстанцам?

Известный российский экономист Евгений Гонтмахер выступает за добровольность выхода на пенсию. В Казахстане эта проблема тоже назрела

Механическое пенсионное пианино

Профессор Высшей школы экономики (ВШЭ), доктор экономических наук Евгений Гонтмахер дал оценку пенсионной системе и предложил ее модернизировать. Он назвал основной проблемой маленькие зарплаты и отсутствие возможности для населения формировать дополнительные пенсионные вклады.

Евгений Гонтмахер
Евгений ГОНТМАХЕР. (Фото: Антон Карлинер/«Новая газета»)

Он считает, что российская система отстает от современных мировых стандартов и нуждается в усовершенствовании. Экономист видит корень проблемы в «копеечных» зарплатах россиян, а последнюю модернизацию системы эксперт охарактеризовал как сделанную «в спешке».

Евгений Гонтмахер привел в пример зарубежную пенсионную систему. Там человек работает на результат. Люди стремятся повысить свою заработную плату, чтобы больше отложить в соответствующие фонды. Когда наступает пенсионный возраст, человеку делают расчеты выплат.

«Допустим, вам исполнилось 65 лет, и вам сообщают размер ваших накоплений и потенциальных пенсионных выплат, причем по выбору – рассчитанных на их выплату в течение ближайших лет или пожизненно. Вы говорите, что будете продолжать работать, поскольку сумма не устраивает», – сказал эксперт в интервью «Московскому комсомольцу».

За рубежом, в развитых странах, люди решают сами, когда им уходить на пенсию. То есть, существует не строго определенный, а плавающий возрастной ценз.

Это решает прежде всего проблему достаточности выплат. Если человека не устраивает размер пенсионных выплат, он продолжает работать. В России сейчас маленькие пенсии из-за низких зарплат. Именно поэтому пенсионеры получаю такие маленькие пенсии.

«В этом корень проблемы. Человек, выйдя на заслуженный отдых, недоумевает: как же так, пахал десятилетиями, а в старости обречен на прозябание», – отметил Гонтмахер.

Экономист добавил, что понятие устойчивого пенсионного возраста сейчас во всем мире уходит в прошлое. Но для перехода к плавающему пенсионному возрасту экономика России, по его мнению, должна быть «инновационной». Кроме того, россиянам нужно дать возможность увеличивать свои пенсионные накопления за счет различных финансовых продуктов, да хотя бы за счет долгосрочных пенсионных вкладов в коммерческих банках: сейчас таких депозитов, рассчитанных на 30-40 лет, нет.

Евгений Гонтмахер уверен, что повышать пенсионный возраст в России постоянно и «механически» нельзя: мозг человека постепенно снижает свою работоспособность и активность.

Человек просто физиологически не может выполнять работу качественно и эффективно бесконечно долго. Сравнивать одного и того же специалиста в 30-40-летнем и специалиста в 50-60-летнем возрасте невозможно. Да, он приобрел определенный, бесценный опыт, но он уже не может быть эффективным сотрудником: люди в этом возрасте за редким исключением отстают в овладении современными технологиями (мир меняется столь стремительно, что постоянно нужно овладевать новыми знаниями и новыми навыками), они не могут принимать быстрых и правильных решений, у них повышенная усталость и утомляемость, букет различных хронических заболеваний, которые только мешают работе.

Парламент или дом престарелых?

Казахстан тоже решает проблему пенсионных выплат механически: чтобы люди смогли накопить побольше денег на своих пенсионных счетах, увеличен пенсионный возраст для мужчин до 63 лет, а для женщин идет ползучее повышение возраста – в итоге женщины 1967 года рождения и младше смогут выходить на заслуженный отдых, как и мужчины, в 63 года.

Особой привилегией пользуются только те, у кого достаточно накоплений для покупки специальной пенсионной страховки. В 2020 году договор пенсионного аннуитета могут заключать мужчины с 55 лет и женщины с 51,5 года в 2020 году, а после окончательного увеличения женского пенсионного возраста – также с 55 лет. Но эту опцию мы не рассматриваем, так как на самом деле это не сказать, что невостребованный, но точно недоступный для большинства казахстанцев продукт.

Парадокс заключается в том, что достаточными средствами для покупки аннуитета обладают в основном чиновники высшего эшелона, менеджеры и управляющая верхушка квазигосударственных компаний, депутаты парламента, уже практически ставшие «профессиональными депутатами». Их высокие зарплаты и, соответственно, высокие отчисления в ЕНПФ позволяют им выйти на пенсию досрочно. Они имеют такую возможность, но не имеют желания: кто же добровольно откажется от синекуры? И почему у нас действует явно избирательная норма, согласно которой политические государственные служащие, назначаемые президентом Казахстана, Первым Президентом РК – Елбасы, по достижении пенсионного возраста могут продолжать осуществлять свои полномочия по их решению, сроком до пяти лет?

И если в органах исполнительной власти достижение пенсионного возраста уже становится поводом закрыть за ними двери госслужбы (самые громкие расставания, если помните, — это отправка на пенсию Адильбека Джаксыбекова, Имангали Тасмагамбетова, чуть ранее – Натальи Коржовой), правда, далеко не всегда, то казахстанский парламент медленно, но верно превращается в дом престарелых.

В развитых странах, увы, все устроено по-другому. Если политики или чиновник достигает пенсионного возраста, то он имеет право продолжать работу (по желанию), но уже не в государственных органах, а в частном секторе. Кто мешает поступить Казахстану также: не перегружать все ветви власти давно перезревшими плодами, которые уже не принесут никакой пользы?

Поэтому и предложение экономиста Гонтмахера, и опыт развитых стран для нас очень ценны. Правда, когда и при каких условиях мы начнем наконец думать об эффективности госаппарата, неизвестно.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...