Демвыбор Токаева

Президент воплощает манифест, который 20 лет назад клеймил премьер-министр

При всей очевидной разнице, Белоруссия и Казахстан имеют множество общих черт в своей новейшей истории. Вернее сказать, имели до 19 марта прошлого года. Та же авторитарная система власти – с референдумами о продлении полномочий, с правом бессрочного выдвижения, с преследованием политических оппонентов.

Можно сколько угодно хвалить Александра Лукашенко за «сохраненную» советскую производственную базу, за чистые улицы и гладкий асфальт в Минске и других городах, за аграрный сектор, способный залить молоком и завалить колбасой едва ли не весь бывший СССР. Но совершенно очевидно одно: так называемая «белорусская модель» политики и экономики потерпела сокрушительный крах. И это обстоятельство будет тем заметнее, чем дольше продержится у власти «Бацька».

Сегодняшняя ситуация в этой маленькой европейской (вопреки очевидной «азиатчине» политической системы) стране – наглядная иллюстрация того, что неизбежно случилось бы у нас, не передай Назарбаев власть – и неизбежно случится в недалеком будущем, если эта старо-новая система власти не будет кардинально реформирована.

В Казахстане слишком много государства – в идеологии, в бизнесе, в политике – хотя и меньше, чем в Белоруссии. Причем, все попытки снизить удельный вес государства в одном месте заканчиваются увеличением оного в другом. К чему это ведет — мы увидели совсем недавно, когда неповоротливая разрешительно-запретительная машина едва не захлебнулась волной вызовов, один за другим выдвигаемых кризисом и эпидемией. Перечислять их нет смысла, ибо коронавирусный хаос начала и середины лета еще свеж в памяти. Стоит лишь помнить: каждый «косяк» власти чреват если не майданом, то серьезным социальным напряжением…

…После выборов летом прошлого года казалось, что не сегодня, так завтра мы проснемся в другой стране. Второй президент анонсировал крутые перемены и даже попытался начать их реализовывать. Но тут грянул COVID19, отложивший выполнение токаевских обещаний «глубоких» политических и экономических реформ.

А эти реформы сейчас – в контексте Лукашенко, «потерпевшего победу» в шестой раз – становятся насущно необходимыми. И особенно – в политике. Ведь если будущие «срочно досрочные» выборы мажилиса и маслихатов продлят нуротановскую монополию, то назарбаевский застой последних 25 лет плавно перерастет в токаевский. Именно об этом, кстати, сегодня мечтают верхушка и средние слои бюрократического аппарата. Стартующие со следующей недели «праймериз» правящей партии никого не обманывают: механизм внутрипартийного отбора сделает свое дело, и вместо «новых лиц», помещенных в начало избирательного списка, в парламентские кресла сядут старые.

Понятно, что такая модель власти, «заточенная» под конкретную фигуру Нурсултана Абишевича, для Касым-Жомарта Кемелевича не просто непригодна, а прямо губительна. Это может поставить крест на его репутации «демократа-реформатора», изрядно померкшей еще до коронавируса. Ему нужны некие сильные инновационные ходы. И сам президент, безусловно, понимает это – хотя бы потому, что повторяет тезис о необходимости новой системы госуправления едва ли не в каждой публичной речи. Опять же, пример Белоруссии показывает: вертикаль власти, скрепленная одним лишь «клеем» личной преданности, грозит не устоять в решающий момент…

Между тем, о такой опасности предупреждали в далеком уже 2001 году отцы-основатели Демократического выбора Казахстана – те самые «киндер-сюрпризы», отповедь которым зачитал в прямом телеэфире премьер-министр Токаев. Вспомним, что предлагали тогда «рассказчики о демократии».

Реформы в политической сфере:

— Ликвидация должности Президента;

— Установления в Казахстане парламентской республики с однопалатным парламентом и всеобщими прямыми выборами. Парламент назначает премьер-министра и правительство;

— Независимость судебной системы, реформа правоохранительных органов и прокуратуры;

— Защита прав человека и освобождение политических заключенных. Отмена политически мотивированных статей и общая гуманизация Уголовного кодекса РК;

— Свобода создания объединений, профсоюзов и партий;

— Свобода мирных собраний, демонстраций, митингов, забастовок;

— Свобода слова, запрет цензуры. Демонополизация СМИ;

— Проведение реформы децентрализации.

— Развитие местного самоуправления.

— Расширение прав и полномочий депутатов маслихатов. Выборность акимов всех уровней;

— Формирование независимой и прозрачной избирательной системы.

Реформы в социально-экономической сфере:

— Борьба с коррупцией на всех уровнях власти;

— Контроль за использованием средств Национального, Пенсионного и других фондов, природных ресурсов.

— Прозрачность деятельности компаний в нефтяной и горно-металлургической отраслях;

— Значительное увеличение зарплаты учителям, врачам, служащим, а также пенсий и пособий (детских пособий, по инвалидности, по безработице и т.д.);

— Усиление защиты трудовых прав и свобод. Увеличение заработной платы в добывающих, перерабатывающих и других отраслях, исходя из стандартов стран-лидеров мировой экономики;

— Запрет на приватизацию государственной земли;

— Выделение государством всем гражданам 10 соток земли и долгосрочных кредитов сроком на 20 лет для строительства жилья. Предоставление государственных инвестиций для строительства необходимой инфраструктуры на этих землях;

— Поэтапное увеличение минимальной заработной платы до европейских стандартов;

— Создание новой государственной программы занятости для безработных;

— Уменьшение налогового бремени и ликвидация бюрократических препятствий для развития малого и среднего бизнеса.

— Полная кредитная амнистия.

— Выплата пособий многодетным матерям.

Даже беглое прочтение этого манифеста почти двадцатилетней давности приводит к неожиданному выводу: далеко не все, но многое из провозглашенного демвыборцами., которых тогда ультимативно заклеймил премьер-министр Токаев, сегодня президент с такой же фамилией объявляет программными целями власти. А кое-что даже взялся реализовывать.

Понятно, что до ликвидации поста президента и установления парламентской республики дело вряд ли дойдет. А вот выборность акимов – вплоть до районных и городских – возможно, не за горами. Именно так можно понять слова президента, сказанные на расширенном заседании правительства 10 июля: «Кризис показал социальные диспропорции в нашем обществе. Скепсис и недоверие граждан к местным и центральным властям. Наш госаппарат и в целом система госуправления серьезно отстали от веления времени. Нужна перестройка госуправления. Она станет частью политической реформы, предусматривающей значительное усиление местного самоуправления. Без такой реформы мы не сможем придать реальный импульс социально-экономического развития страны. Об этом я подробнее расскажу в Послании народу».

Еще на заре независимости некоторые депутаты тогдашнего Верховного совета возражали против введения института глав обладминистраций – будущих акимов областей. Они предупреждали: это приведет к снижению управляемости, сделает Казахстан «страной областных президентов». Прозвучало сверхрадикальное по тем временам предложение: назначать только глав областей – как «смотрящих» за реализацией политики Центра. Всех остальных избирать, оставив за республиканской властью право снимать с должности проваливших работу…

Неужели наша власть, спустя десятилетия, наконец, поняла очевидное: люди живут не в областях и не в республике, а в конкретных аулах, районных и областных центрах? И кто, если не они сами, должны решать приоритетные вопросы своего общего житья – от ремонта дорог до защиты от бандитов и насильников. Это, собственно, и есть муниципальное (или местное) самоуправление – основа основ устойчивости властной вертикали. Обеспечьте такую основу – и народ перестанет кипятиться по поводу ремонта столичного проспекта за 90 «ярдов» в разгар ковида или замены новых тротуарных бордюров на еще более новые.

А главное, такое самоуправление – лучшая гарантия от пресловутого «Майдана», призрак которого сегодня витает над белорусским Полесьем.

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...