Одиночество Токаева

В первый день осени хозяин Акорды отрезал себе все пути к отступлению

Послание президента-2020 – самая популярная тема в коридорах власти и на ближайших к ним подступах, в так называемом «экспертном сообществе». А в широких общественных кругах отношение к этому любопытному документу индифферентно-настороженное, что вполне понятно: практически все сказанное Касым-Жомартом Токаевым обращено в первую очередь к чиновникам, а уже потом – к тем, кем они управляют. К народу Токаев адресовался в прошлом году, когда его послание было, по сути, планом действий после победы на выборах 9 июня и интриговало широкую публику именно этим.

Теперь же население – за минусом чиновников и экспертов разной степени высоколобости – ожидало услышать ответ: когда же обещанное год назад начнет исполняться? Ведь людям по большому счету фиолетово, кто будет отвечать за реформы – правительство под началом премьера или агентство по стратегическому планированию и реформам, подчиненное напрямую президенту. Обывателю куда интереснее знать, почему эти самые реформы до сих пор не привели к улучшению его отдельно взятой жизни, кто пофамильно (помимо падения нефтяных котировок на мировых рынках и набившего оскомину коронавируса) за это в ответе.

Очевидно, что правительство не может и не должно придумывать само для себя «прорывные» проекты и «стратегические» программы, чтобы потом никак не отвечать за их провал и более того – даже не сообщать об этом обществу. Но где гарантия того, что теперь все будет по-другому? Такой гарантии нет – хотя бы потому, что конечная ответственность за стратегические ошибки отныне целиком ложится на первое лицо государства, под непосредственным командованием которого сотрудники АСПиР эти ошибки запрограммируют. Да и без всякого «аспирина» сегодня именно – и только! – президент остается последней инстанцией для простого люда, ищущего защиты от произвола «на местах». А теперь глава государства теряет последний громоотвод в виде правительства, на которое раньше мог кивать: мол, это они недосмотрели, недокреативили, так сказать.

С парламента тоже многого не спросишь: у партии парламентского большинства (название которой останется неизменным минимум на ближайшую пятилетку) за несколько месяцев до выборов нет даже намека на собственную программу социально-экономического развития. А отныне иметь ее «Нур Отану» и вовсе без надобности, ибо за стратегию будет отвечать совсем не правящая партия. Она, впрочем, и раньше мало за что отвечала…

Иначе говоря, президент Токаев собственноручно сломал один из ключевых механизмов государственного управления, который сам же и сформулировал накануне прошлогодних выборов. Если кто забыл эту магическую формулу, то вот она: сильный президент – влиятельный парламент – подотчетное правительство. Теперь она звучит так: сильный, влиятельный президент ответственен за все. Перед кем? Как это ни смешно, перед партией, которая – пусть формально – привела его к власти, перед парламентом, фракции которого отныне получают право утверждать (или не утверждать) стратегию действий отдельных министров и всего кабмина¸ разработанную в президентском АСПиРе. При таком раскладе глава государства становится беспрецедентно уязвимым, поскольку замыкает на себя не только принятие стратегических решений, но и политическую ответственность за их качество и эффективность.

Вопрос на засыпку: кто конкретно будет разрабатывать «аспириновые» реформы? Есть риск, что на это будет брошено нынешнее Министерство национальной экономики, которое в любом случае становится лишним в составе правительства. Или же новое агентство создадут на базе экономического блока администрации президента. Штука в том, что сегодня ни в МНЭ, ни в АП нет креаклов, способных генерировать провозглашенный Токаевым «новый курс». Для этого «заповедника реформ» нужны особые экземпляры – вроде Ержана Утембаева, Ораза Жандосова, Григория Марченко. Увы, иных уж нет, а те далече…

Видно, что Касым- Жомарт Кемелевич честно хочет, как лучше. Он прекрасно понимает: если не все, то очень многое в стране уже давно пошло не так и ситуацию нужно исправлять как можно скорее. Но если все, что изложено в разделе послания, посвященном реформе госуправления, будет выполнено, то очень скоро выяснится делить с ним ответственность за будущее страны некому.

Можно переподчинить себе статистиков и антимонопольщиков (что в принципе правильно). Но ведь в стране едва ли не любой школьник знает наизусть по крайней мере первый десяток фамилий, «забетонировавших», по выражению самого г-на Токаева, все самые лакомые ниши на рынке. Эти не чужие правящей элите супермонополисты давно обосновались в верхней части списка «Форбс» и не уступят ни пяди «чужому дяде».

К примеру, почему стопорится строительство Большого алматинского дорожного кольца? Потому, что эта в буквальном смысле спасительная для крупнейшего казахстанского мегаполиса трасса должна пройти через рынок, принадлежащий ближайшему родственнику Сами Знаете Кого, наотрез отказывающемуся подвинуть свои владения на какие-то несколько десятков метров. И подобных «фамильных» монополистов по всему Казахстану предостаточно: тот брат акима, этот – сват министра… И не факт, что у антимонопольного ведомства – даже под президентской крышей — хватит духа и мощей всех «подвинуть»…

По идее, именно это должно подразумеваться под «справедливым распределением благ и обязанностей» — первым из провозглашенных в президентском послании семи основных принципов нового экономического курса. Остальные шесть тоже звучат многообещающе (ведущая роль частного предпринимательства; честная конкуренция, открытие рынков для нового поколения предпринимателей; рост производительности, повышение сложности и технологичности экономики; развитие человеческого капитала, инвестиции в образование нового типа; «озеленение» экономики, охрана окружающей среды; принятие государством обос­нованных решений и ответственность за них перед обществом).

Но именно в тот момент, когда люди увидят конкретное движение в сторону СПРАВЕДЛИВОСТИ, они охотно поверят в остальные шесть принципов. В противном случае все сказанное 1 сентября останется «протоколом благих намерений».

Вообще, стоит, пожалуй, согласиться с теми, кто считает сам жанр послания президента морально устаревшим. Собственно говоря, Токаев допустил оговорку, косвенно подтверждающую это, сказав о «главенстве результата над процессом». Правда, эти золотые слова он произнес по другому поводу.

Тем не менее, очевидно одно: президент, провозглашая наступление «времени действий» (именно так он озаглавил свое послание), отрезает себе все пути к отступлению. Теперь он просто обречен действовать на опережение.

Неужели тот, кого до сих пор считают всего лишь дублером, наконец, начинает действовать?

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...