Казахстан между Россией, Китаем и Америкой

Сетевые СМИ о месте страны в геополитических раскладах

Асель ОМИРБЕК – «Как отразится на Казахстане ситуация с отравлением Навального и протестами в Беларуси?» — Тесная интеграция Казахстана с партнерами по ЕАЭС – это не только потенциальные выгоды, но и, как показывает практика, вполне реальные риски. Темные тучи, сгущающиеся над нашими ближайшими торговыми партнерами из-за возможного введения в их отношении дополнительных санкций со стороны Запада, так или иначе, но отбрасывают тень и на нашу экономическую действительность. Очередной «циклон», спровоцированный протестами в Беларуси и отравлением Алексея НАВАЛЬНОГО, уже надвигается. Зацепит ли он нас и насколько сильно?

Казбек БЕЙСЕБАЕВ, политолог — Положение нашей национальной валюты и безо всяких санкций не очень твердое. Если из-за «дела Навального» будут введены новые санкции против России и последует дальнейшее снижение курса рубля, то это, безусловно, скажется и на тенге… Но даже если Европейский союз всё-таки ведет санкции против двух наших партнеров по ЕАЭС, то вряд ли это сильно скажется на нас. Мы же с ЕС торгуем напрямую.

Данияр ДЖУМЕКЕНОВ, аналитик Wall Street Invest Partners — Когда речь идет о санкционной риторике в отношении России, стоит иметь в виду, что с 2014 года она практически не прекращается, в результате чего у инвесторов, как локальных, так и нерезидентов, уже сформировался иммунитет к подобным новостям. Чтобы мотивировать их на реальные действия, одних слухов сегодня мало — нужна конкретика, которая в данный момент отсутствует.

Пока влияние санкционной тематики на курс нашей национальной валюты отсутствует: он стал снижаться лишь после укрепления доллара и падения нефтяного рынка в сентябре, тогда как в летние месяцы был совершенно стабильным. Как правило, инвесторы закладывают в текущие цены свои самые худшие опасения касательно будущего, а значит, весь негативный эффект уже был выработан.

Айман ЖУСУПОВА, эксперт Института мировой экономики и политики при Фонде Нурсултана НАЗАРБАЕВА — Изменения в экономической ситуации у соседей практически мгновенно отражаются и на нас. Тут свою роль играют тесные интеграционные связи, партнерство стран в рамках Евразийского союза, масштабы товарооборота между Казахстаном и Россией, который в прошлом году составил более 19 миллиардов долларов. Также стоит учитывать высокий уровень зависимости тенге от позиций рубля – следовательно, неизбежно усилится давление и на казахстанскую валюту.

Сапарбай ЖУБАЕВ, кандидат экономических наук — Если рассматривать ситуацию в перспективе, то, естественно, санкции со стороны Европы и США окажут негативное влияние на курс рубля в частности и на экономику России в целом. А проблемы последней напрямую будут влиять на объемы экспорта продукции казахстанских предприятий. Такая отрицательная динамика, в свою очередь, способна привести к сокращению валютных поступлений в Казахстан. А чем меньше приток валюты, тем дороже для нас будет доллар. Такая вот зависимость.

Карлыгаш ЕЖЕНОВА – «Возможен ли в Казахстане белорусский сценарий?» — В Казахстане не будет белорусского сценария по одной простой причине – Назарбаев вовремя ушел, повысив устойчивость Казахстана к внешним воздействиям. Система, построенная на власти одного человека, обречена. Этого не понял в свое время белорусский лидер — считает Михаил САМУСЬ, заместитель директора Центр исследований армии, конверсии и разоружения Украины.

Казахстан сумел уловить момент, когда нужно сделать транзит. Это, кстати, то, что предлагали Лукашенко. Еще год назад аналитики предлагали Лукашенко объявить период реформ, и начать мягкий уход, возможно, по примеру Назарбаева. Но Казахстан и Беларусь все равно нельзя сравнивать. У вас рыночные реформы были проведены, запущены какие-то процессы демократизации, во всяком случае, по сравнению с Белоруссией.

Потому что Лукашенко сам создал эту слабую, не стойкую систему, когда ты выбиваешь Лукашенко оттуда, все падает, и экономика, и социальная политика… Что измениться, если сейчас в Казахстане убрать президента? Прошедший год показал – ничего особенно не произойдет. У вас не будет белорусского сценария.

Но все равно, если Россия задастся целью дестабилизировать обстановку, найти точки разлома у вас легко. Например, защищать интересы русскоязычного населения. Поэтому я бы, например, порекомендовал, Казахстану буквально выискивать, проводить анализ таких уязвимых мест и пытаться работать над тем, чтобы их нейтрализовать.

У Казахстана геополитическая позиция очень сложная, вы между Китаем и Россией, а мы между Европой и Россией. Но мы избрали одну из сторон, мы сказали — мы европейцы. Русские тоже европейцы, если хотите — идите к нам. У вас сложнее ситуация, вы евразийцы, в связи с этим России легче использовать эту концепцию в своих интересах.

Салават ГВАЛИЯ — ««Раскачивание стабильной политической ситуации»: почему Казахстан точно не введет свои войска в Беларусь» — В заключение беседы с журналистом российский военный аналитик Александр ГОЛЬЦ  также высказал сомнение, что Казахстан согласится с интервенцией под флагом ОДКБ в Беларусь. Гольц связал это с тем, что РК в первую очередь опасается российских действий на фоне кризиса в южном регионе нашей страны.

Но чем еще может быть обусловлена малая вероятность казахстанской интервенции в Беларусь? И каким образом нестабильная ситуация в союзном государстве может влиять на казахстанские реалии? За комментарием по этим вопросам корреспондент медиа-портала Caravan.kz обратился к отечественному эксперту и политологу Данияру АШИМБАЕВУ.

Я думаю, что необходимость ввода казахстанских войск в Беларусь вряд ли появится. Другой момент — Казахстан затрачивает свои миротворческие силы на более вспомогательные операции. К примеру, участие пограничников в Таджикистане или же саперы, которые отправлялись в Ирак. Непосредственное участие в боевых действиях либо другие инициативы, чреватые политическими рисками, казахстанская сторона старается не рассматривать. Тем более вопрос ОДКБ в ближайшее время стоять не будет. Конфликт в Беларуси имеет тот сценарий, в котором Казахстан вряд ли примет какую-то из сторон — поводов для оперативного вмешательства нет. И какой бы формат ни был выбран — ООН, ОДКБ и т.д., — по моему мнению, Казахстан не изъявляет намерений вмешиваться в белорусский конфликт.

Прежде всего, это стоит рассматривать как опыт внешнего раскачивания достаточно стабильной политической ситуации. Мы видим, как происходит «накачка» молодежи. В то же время молодежное участие в происходящих там процессах вообще не воспринимается. Мы видим, что «голос разума» как аргумент здравомыслия не действует на данную категорию населения. Разжигание конфликта в Беларуси идет по пути манипулирования массовым сознанием молодежи. И Казахстан может воспринимать это как своеобразный урок.

Мы наблюдаем, как наше внешнее информационное пространство подвержено различным рискам — те же социальные сети, которые никак не регулируются национальным правительством. В плане контрпропаганды государство действует с опозданием, в то время когда оно открыто и для национальной, и для религиозной пропаганды. Вполне понятно, что в этом отношении предпринимается немало мер, но опять же, активное реагирование на происходящее в казахстанском сегменте популярных соцсетей представляется достаточно сложным.

Россия для Казахстана — это стратегический союзник с общим историческим прошлым, у нас тесное партнерство с Китаем и налаженная связь с США, с Турцией, с исламским миром. РК старается поддерживать хорошие отношения со всеми государствами — это залог процветания экономики и политической стабильности. И мы видим, что внешних игроков, заинтересованных в разжигании ситуации в Казахстане, на данный момент толком нет. Этим во многом обеспечивается как внешняя, так и внутренняя политика РК. И тот факт, что Казахстан не хочет занимать какую-то позицию в пользу определенной стороны, полностью соответствует интересам нашего государства.

Даулет МУХИМОВ, эксперт по вопросам международного сотрудничества – «США пойдут на любые действия, чтобы не потерять влияние в Центральной Азии» — Хотелось бы отметить, что идея о геополитическом первенстве Америки в Центральной Азии, как и методы, используемые для его достижения, стары как мир. Да и зачем расходовать лишние ресурсы, если проверенные схемы помогают добиться желаемых результатов. Речь идет об американских неправительственных организациях, которые до сих пор работают в странах нашего региона с целью расширения влияния Америки.

Как и прежде, одним из ключевых направлений деятельности этих организаций является вливание средств в реализацию различных образовательных инициатив и налаживания контроля над СМИ, чтобы они публиковали те материалы, которые выгодны для американцев.

Зачастую, такие материалы носят идеологический и пропагандистский характер, и предназначены они для молодежи. Делается это для того, чтобы получить пласт молодежи, требующей смену власти и разрыва всех связей с соседними странами.

Редакция портала platon.asia – «Китай постепенно поглощает Центральную Азию?» — В начале этого месяца в ряде СМИ писалось о том, что в ежегодном докладе Пентагона выражается обеспокоенность относительно планов Китая по строительству военных баз в Центральной Азии. По крайней мере, в ближайшее время такая база может появиться в Таджикистане. Если ранее в качестве ключевой державы, контролирующей наш регион, можно было рассматривать Россию, то сегодня она постепенно сдает эти позиции Китаю. Москва лидирует в ЦА прежде всего на силовой основе, когда ее вооруженные силы, оружие, спецслужбы выступают главной силой, защищающей безопасность региона, его правящих элит. Китай традиционно не трогал эту сферу, оставляя ее России – такое было между ними негласное разграничение сфер влияния.

Многие эксперты пишут, что коронакризис привел в ЦА к такой ситуации, когда борьба держав за этот регион может вскоре резко обостриться. Из-за губительных последствий коронакризиса наши страны вынуждены просить помощь у Китая, России и США, что, разумеется, не может не повлечь за собой расширения их экспансии и соперничества в нашем регионе. Но больше всего имеет возможностей воспользоваться последствиями коронакризиса в ЦА – это Китай, поскольку он является основным торговым партнером практически всех наших стран. Кроме того, ряд государств Центральной Азии имеют большие китайские кредиты, которые они, судя по всему, не в состоянии вовремя полностью оплатить. Европа, США вряд ли помогут им в этом, также как Россия и Казахстан. В этих условиях Китай выдвигается на роль ключевого источника разнообразной «помощи» для Центральной Азии.

Тем не менее, сегодня ни у России, ни у стран ЦА нет козырей, чтобы уверенно противостоять китайской экспансии. Пандемия коронавируса тяжело отразилась и на российской экономике. Поэтому у России сейчас нет экономических ресурсов, чтобы укрепить свои падающие позиции в Центральной Азии. В этой связи представляется, что нашим странам уже будет сложно балансировать между интересами Бейджина, Москвы и Вашингтона, ибо первый начинает, по сути, навязывать нам свою волю. В этой связи, наверное, прав старший научный сотрудник лондонского Королевского института оборонных исследований Рафаэлло ПАНТУЧЧИ, считающий, что в биполярном мире страны ЦА «всегда будут склоняться к китайской орбите»…

Денис БОРИСОВ – «Поле столкновения: Казахстан в китайско-американской борьбе» — Визиты глав внешнеполитических ведомств США и КНР в Казахстан можно расценивать как сверку часов и для текущего и перспективного внешнеполитических курсов Нур-Султана, и для характера межгосударственных отношений в Центральной Азии. Главный промежуточный вывод – обострение американо-китайской конкуренции не приводит к жёсткой поляризации центральноазиатской подсистемы международных отношений, пока Казахстану удаётся эффективно реализовывать многовекторный курс, разводя конфликтогенный потенциал внерегиональных акторов. Сохраняются комфортные люфты и для многовекторной политики стран региона, и для реализации некитайских многосторонних инициатив.

Важно, что эти визиты высоких фигур в Казахстан заложили небольшую дипломатическую интригу на 2021 год. Касым-Жомарт ТОКАЕВ на встрече 2 февраля выразил надежду на встречу с американским лидером Дональдом ТРАМПОМ предпочтительно на территории Казахстана, и 12 сентября передал приглашение посетить с ответным визитом председателю КНР Си ЦЗИНЬПИНУ для придания дополнительного импульса всестороннему стратегическому партнёрству. Кто из президентов противоборствующих держав будет первым? Учитывая тональность высказанных приглашений, мяч на китайской стороне.

Петр СВОИК – «Будущее Казахстана в белорусском зеркале» — Мы имеем вход в новые темные века – мировой гегемон в лице США стремительно разрушает собственную гегемонию, а никакой привлекательной для объединения стран и народов мечты и цели … нет вовсе. Как и нет задающего новую парадигму центра, вокруг которого желающие могли бы объединяться. Если не считать Китая, который имел, имеет и будет иметь собственную мечту и цель. Однако на дворе – не раннее Средневековье, наступающее концептуальное безвременье промелькнет одним мигом, и объединительная идеология Евразийского союза не может не появиться. Верхи, понятное дело, не могут провозглашать ее открыто, элементарно не пришло еще время, все члены ЕАЭС к этому не готовы, а разрушающий глобализм Трамп ещё его и не разрушил. Но нам-то, можно, вот мы и говорим: а чем было плохо национальное устройство СССР, общность советских людей и социалистические идеалы? Президент Токаев, кстати, сказал в Послании, что экономика обязана работать на повышение благосостояния народа. Так победим?

***

© ZONAkz, 2020г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.