С чего начинается свастика

125 лет назад родился Адольф Гитлер

Выдающийся советский режиссёр, лауреат пяти Сталинских премий Михаил Ромм никогда не был на войне. Когда враги напали на нашу Родину, Михаил Ильич в глубоком тылу занялся важным делом: он руководил производством агитационных фильмов, рассказывающих о том, какие немцы придурки и трусы.

Через двадцать лет после победы Михаил Ромм снимет своё знаменитое документальное кино “Обыкновенный фашизм”, и там уже не наспех, а по полной программе разоблачит гитлеровскую свору. Сладко и безопасно большой художник отоспится на тупоумии всех этих кумиров немецких лавочников, расскажет про мелкую пакостность их человеческой природы, бытовую нечистоплотность и дурной вкус.

С чего начинается свастика

Фильм станет культовым для нескольких поколений советской интеллигенции. В юности я тоже любил это кино. Хотя и тогда было не очень понятно, как это выходит: почти все мои знакомые немцы – люди рассудительные, здравомыслящие, а на экране у Ромма толпа истерических идиотов. И фюрер у него последнее чмо. Такой человек даже колхозной бригадой не смог бы управлять. Это не слишком простое дело – управлять колхозной бригадой.

Много позже я прочитал, что Адольф Шикльгрубер на самом деле был героем Первой мировой войны. В августе 1914 года он ушёл на фронт добровольцем, был тяжело ранен, награждён солдатским Железным крестом и полковым дипломом за выдающуюся храбрость. Многие современники Гитлера, в том числе государственные деятели США, Англии и СССР, считали, что он не такой уж слабый руководитель. Скорее всего, этот человек по праву принадлежал к категории железных вождей страшного XX века, когда всё было по настоящему, без постмодернизма; там сыновья другого кровавого тирана, Сталина и его подручных Хрущёва и Микояна не покупали себе сырьевые холдинги, а воевали на фронте, попадали в плен и погибали. По таким ставкам сегодня играют разве что чеченцы.

Слова “нацизм – абсолютное зло” для нынешнего молодого и среднего поколения, наверно, уже не аксиома, а теорема. Её доказательство опять может занять всю доску. Сначала надо хорошо подвинуть большой и сильный народ, забрать у него Эльзас и Лотарингию и объявить лузером. Соседние народы должны пару десятилетий сладостно и безопасно потешаться над недотёпой. А дальше молодёжь большого народа обязательно начнёт интересоваться рассказами о подвигах предков, которые ставили на уши всю Европу и захочет объяснить соседям, что они заигрались в куличики. Подобные маргинальные идеи периодически появляются у молодёжи во всех странах, больших и малых, просто от избытка тестостерона, оттого, что мускулы распирают трикотажную майку, но чтобы идеи исторического реванша вышли из качалок и пивнушек и овладели широкими массами, очень многое должно совпасть.

Если совпадает, то на политической сцене появляется человек со шрамом, ветеран боевых действий, решительный и твёрдый. Он предлагает программу национального возрождения. Для начала обещает разобраться, например, с ростовщиками-инородцами, опутавшими своей ипотекой простых и честных немецких тружеников. Новый лидер нации действительно возьмёт ростовщиков к ногтю, и народ возликует. Потом вождь обеспечит промышленников военными заказами, а простых людей рабочими местами, построит автобаны, создаст мощную армию. Тут очень кстати в состав крепнущей отчизны попросятся соотечественники из соседних государств вместе со спорными территориями. Их примут – снова под богатырское ликование большого народа, а соседние народы промолчат и многое о себе поймут.

Теоретически на этом можно было остановиться. Тогда, возможно, не случилось бы Второй мировой, Европа в сороковые годы двадцатого века цвела бы как майский сад, а Гитлер вошёл в историю крупным государственным деятелем, брутальным, не без перегибов в национальной политике, но вполне легитимным. Стал же он человеком 1938 года по версии американского журнала “Тайм”. Однако дьявольская ловушка для немецкого народа состояла в том, что вот так решительно разобраться с первоочередными проблемами мог только вождь, амбиции которого простирались гораздо дальше. Адольф Шикльгрубер не для того родится на свет, чтобы останавливаться на четверти пути. Этот маленький некрасивый человек хотел славы Александра Македонского. Ну, и воспитанные фюрером бесстрашные арийские мальчики, надежда и гордость нации, стремились в бой. Тем более, что не все обидчики большого народа получили по заслугам.

В 1940 году немецкие батальоны промаршируют походной колонной, не сбиваясь с шага, через территорию главного выгодоприобретателя Первой мировой войны, Франции; она без сопротивления сладкой добычей ляжет к ногам победителя, хотя четверть века назад французы бились с германцами самоотверженно и погибали под Верденом сотнями тысяч. Затем фашистская тёмная сила с победительным напором двинется в огромную сырую Россию и там сшибётся с другой несокрушимой силой, с нашим союзом скифских племён.

Тевтонского боевого духа и упорства хватит ещё на целых три года. В ужасе будут смотреть с обочины истории другие народы на то, как свирепо и беспощадно бьются скифы и германцы. А потом сломается железная машина вермахта, победители поставят побеждённых на колени и заставят немецкий народ каяться за Гитлера и за нацизм. Проиграли – так кайтесь. Попутно не могу не заметить, что идея добровольного покаяния русского народа за коммунизм и за Сталина, который привёл нас к победе, выглядит совершенно шизофренической.

Откроются свидетельства страшных преступлений гитлеровского режима. Думаю, в складках ГУЛага, в Казахстане и на Украине во время Голодомора можно было сделать фотографии, не сильно уступающие тем, что сделаны в Майданеке, но снимать было некому. Корреспондентов газеты “Известия” и журнала “Тайм” в эти места не приглашали. Гитлера заклеймят как врага человеческого рода, каковым он, безусловно, является, в не меньшей степени, чем Наполеон или Чингисхан, но только они уже отдвинулись далеко в историю, а он ещё нет.

С чего начинается свастика

Что ещё характерно. Сейчас многие граждане взяли моду обзывать политических оппонентов фашистами. От частого употребления и зеркальности приёма (и на майдан выходили фашисты, и Путин фашист; и казахских национал-патриотов их недоброжелатели записали практически в штурмовики, и те дразнят оппонентов “русскими фашиками”) – ситуация приобретает выраженный комический оттенок. Наверно это хорошо, потому что, как сказал забытый классик, человечество смеясь расстаётся со своим прошлым. Хочется верить, навсегда.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...