Boston Globe: Гарвардский экономист, предсказавший нынешнее снижение нефтяных цен, говорит, что они упадут еще больше. Как это отразится на Казахстане?!

В Казахстане на нефть так же, как и в Саудовской Аравии, Иране и России, приходится порядка половины государственных доходов. И есть основания считать, что, если Казахстан в лице его руководства из-за связанных с долговременными низкими ценами на нефть проблем “утратит контроль над внутренней стабильностью”, это так же, как при аналогичном случае с Саудовской Аравией, Ираном или Россией, может вылиться в серьезную проблему для международной стабильности

Газета Boston Globe опубликовала статью Джека Ньюшема под названием “Oil prices could go even lower, Harvard economist says — “Цены на нефть могут опуститься еще ниже, заявляет экономист из Гарварда”.

Цены на нефть могут опуститься еще ниже

В предисловии к ней говорится так: “Итальянский энергетический экономист Леонардо Мауджери привлекал в последнее время внимание к себе из-за его сделанного в 2012 году предсказания о том, что растущий потенциал поставок нефти “может привести к избытку перепроизводства и резкому падению цен на нефть”. В октябре он объявил о победе. В ходе интервью сотрудник Белферовского центра Гарвардского университета сказал газете Boston Globe о том, как он сделал свой прогноз и как долго низкие цены на нефть могут сохраняться”.

Далее уже следует само интервью в виде вопросов журналиста и ответов интервьюируемого экономиста: “Джек Ньюшем: Как вы увидели наступление такого варианта развития событий в 2012 году?

Леонардо Мауджери: Тогда шли огромные расходы на разработку или повторную разработку нефтяных месторождений по всему миру. Вот почему я сделал такое предупреждение: Имеется увеличивающаяся производственная мощность, которая будет наращиваться еще больше в течение последующих нескольких лет. Рано или поздно, у нас будет обвал цен на нефть. Вместо того, чтобы использовать абстрактные эконометрические модели, люди должны обратить более пристальное внимание на то, что происходит в реальном мире.

Д.Н: Такие низкие цены — это плохо для нефтяных компаний. Ну, а как насчет мировой экономики?

Л.М.: Это хорошо для мировой экономики. Высокие цены (на нефть) значительно снижают темпы роста. Но падение цен может иметь очень, очень опасные последствия для стран, которые являются ключевыми для мировой стабильности, — Саудовской Аравии, Ирана и России. Государственные доходы этих стран на более чем 50 процентов зависят от нефти и газа. В прошлом эти страны могли использовать доходы от нефти для субсидирования каких-либо внутренних потребностей. Но, если Саудовская Аравия утратит контроль над внутренней стабильностью, это может быть серьезной проблемой.

Д.Н: Почему мы видим движение цен на горючее и не видим аналогичного движения цен по другим основным статьям расходов?

Л.М.: В Штатах, в отличие от Европы и многих других частей мира, налоги на бензин очень, очень низкие, так что стоимость нефти является первичным фактором, определяющим цену на бензин. В Европе, например, в структуре формирования потребительской цены на бензин свыше 50 процентов приходится на налоги.

Приведение цены на заправочной станции в соответствие с ценой на сырье занимает несколько дней. Крупные компании не почувствуют эффекта в краткосрочном плане, потому что у них уже есть контракты, которые рассчитаны на долгосрочное действие. Но они начнут ощущать последствия в течение следующего года.

Д.Н: Как долго могут держаться низкие цены на нефть?

Л.М.: Непосредственной возможности для ощутимого восстановления цен на нефть нет. Я думаю, что мы находимся на новой фазе низких цен. Ключевой вопрос заключается в следующем: могут ли цены на нефть оставаться на уровне примерно от $80 до $90 долларов за баррель, или они могут пребывать между $75 и $90.

Следующие несколько лет будут годами низких цен на нефть. Основная часть новых производственных мощностей уже создана, однако есть страны — Бразилия, Казахстан и Канада, — которые могут нарастить добычу. И возможность появления огромного отскока спроса ограничена законодательствами по обеспечению энергетической эффективности и по охране окружающей среды”.

Изложенное выше интервью американского журналиста с итальянским энергетическим экономистом, предсказавшим еще в 2012 году нынешнее падение нефтяных цен и прогнозирующим теперь еще большее снижение стоимости “черного золота” на международных товарных биржах, можно дополнить таким образом. В Казахстане на нефть так же, как и в Саудовской Аравии, Иране и России, приходится порядка половины государственных доходов. А, следовательно, опасения относительно того, что “утрата контроля над внутренней стабильностью” может обернуться “серьезной проблемой”, представляются актуальными в отношении Астаны примерно в такой же мере, в какой они представляются актуальными в отношении Эр-Рияда. Конечно, Казахстан – это не региональная держава, как Саудовская Аравия и Иран, и не мировая держава, как Россия. Но при этом наша страна с ее запасами нефти, лишь вдвое уступающими аналогичным российским нефтяным резервам, негласно может считаться “главным призом на кону” при новой “большой игре” в Центральной Азии. По ее равнинной в основном территории пролегает кратчайший трансконтинентальный путь из Китая в Европу и на Ближний Восток.

Поэтому, если Казахстан в лице его руководства из-за связанных с долговременными низкими ценами на нефть проблем “утратит контроль над внутренней стабильностью” это, надо полагать, так же, как при аналогичном случае с Саудовской Аравией, Ираном или Россией, может вылиться в серьезную проблему для международной стабильности.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...