Стойло для НПО получается некомфортное

Политическая мотивированность властей не подкреплена адекватным пониманием ситуации. Начал работу дискуссионный клуб Разумова

Государственная политика в сфере НПО может сорвать EXPO-2017. Возможный сценарий таков: подавленный неправительственный сектор перестает решать те вопросы, которыми не могут (не умеют) нормально заниматься государственные органы. Пропадает буфер в лице НПО между протестным населением и властью. Потом политическая дестабилизация и проведение международной выставки в Астане становится проблематичным. 

У представителей НПО нет консенсуса по отношению к чиновникам. Одни предлагают продолжать просвещение представителей госаппарата, поскольку, чем меньше их невежественность, тем больше пользы стране. Другие предлагают свернуть сотрудничество, потому что власть все равно видит только то, что хочет видеть, а дальше будь что будет. На Дискуссионном клубе Разумова два этих подхода выкристаллизовались с полной отчетливостью.

НПО в Казахстане

Журналист Ярослав Разумов пытается вернуть к жизни площадки для публичной дискуссии, которые прежде функционировали в Алматы. В качестве образца ему импонирует дискуссионный клуб “Политон”, созданный в свое время историком и общественный деятелем Нурбулатом Масановым, но, к сожалению, ушедшим из экспертного поля после смерти выдающегося ученого. Фонд Сорос-Казахстан согласился профинансировать проект, однако настоял на названии “Дискуссионный клуб Разумова”, чтобы привязать проект к конкретной персоналии. А так у клуба даже регламент очень похож на тот, что действовал в “Политоне”.

С докладом “О деятельности инициативных групп НПО по вопросам изменения законодательства” выступила Светлана Ушакова, директор “ИНМИР” (Институт национальных и международных инициатив развития). Из-за аморфности определения самого понятия НПО в Казахстане невозможно точно подсчитать их количество (что подпадает под определение “неправительственная организация”). Поэтому цифры простираются от 15 до 57 тысяч НПО в силу методологических разночтений.

НПО в Казахстане

“Формируется негативный имидж неправительственных организаций”, – подчеркнула г-жа Ушакова. Позитив при этом всячески замалчивается. Хотя, если взять число НПО по Казахстану хотя бы в 30 тысяч и среднее число сотрудников по 5 человек, то уже получается 150 тысяч одних рабочих мест. Плюс масса полезной работы в тех секторах, где государство работает неэффективно (помощь инвалидам, бизнес-инфраструктура для матерей-одиночек, возможности удаленного трудоустройства, адаптационные программы для пенсионеров, правозащитная деятельность).

Государство систематически пытается построить (в армейском смысле слова) НПО по образцу бизнеса, согнанного в НЭП “Атамекен”. Последний раз такие инициативы по регулированию НПО озвучил Нурлан Еримбетов, президент Гражданского альянса Казахстана. Светлана Ушакова сообщила, что инициативная группа НПО, которые против регулирующих нововведений, пытается выйти на связь с Нурланом Еримбетовым. Ему отсылались предложения, которые Международный центр некоммерческого права для удобства восприятия даже оформил в формулировках норм законодательства. В ответ молчание и тишина. Сам законопроект “О государственном социальном заказе, грантах и премиях для неправительственных организаций в РК” делает акцент на решение краткосрочных задач в социальной сфере. В НПО такой подход не понимают, поскольку социальная сфера по своей природе предполагает долгосрочные проекты. Вводится некий единый оператор в сфере грантового финансирования, хотя давно известно, что любая монополизация – это неправильно.

НПО в Казахстане

“Фактически с 1 января мы получаем запрет на общественную деятельность”, – заявила Александра Казакова, директор представительства IWPR в Казахстане. Она обратила внимание и на то, что практически предлагается узбекская модель финансирования НПО. В Узбекистане оператором по деньгам выступает министерство юстиции. То есть какой-нибудь международный фонд перечисляет средства своим партнерам на счет Минюста, а те уже решают отдавать ли деньги неправительственной организации. По подсчетам экспертов, где-то 3% доходят до адресата, при этом деньги отправителю не возвращаются. Как результат, с Узбекистаном уже реально никто не работает.

Айгуль Каптаева, правовой консультант Международного центра некоммерческого права, отдельно остановилась на непонимании чиновниками того, что представляет собой НПО. Отсюда и подход к государственному социальному заказу по принципу наименьшей цены. “Снижение цены в социальной сфере имеет просто катастрофическое влияние на качество”, – отметила в связи с этим г-жа Ушакова. “Ни разу в Казахстане не было оценки эффективности затрат в социальной сфере”, – добавила г-жа Казакова.

Ерлан Смайлов, руководитель аналитической группы “Кипр”, в создании единой организации для НПО видит политическую мотивацию властей. Аналогичная картина наблюдается и на профсоюзном поле.

Политтехнолог Марина Сабитова участие представителей НПО в обсуждении одиозных проектов называет “соучастие в легитимизации”. Потому что чиновники все равно примут закон в том виде, в котором посчитают нужным, а все предложения гражданских активистов останутся за боротом. При этом по формальным признакам получится, будто обсуждение в обществе происходило.

Олеся Халабузарь, гражданский активист, поддержала г-жу Сабитову. Когда “списки победивших на выборах печатаются раньше, чем проводятся сами выборы”, трудно ожидать нормальной редакции законопроекта. “Только наше НПО сдерживает как минимум 3000 человек, которые готовы пойти стрелять в судей”, – акцентировала г-жа Халабузарь. Поэтому она уверена, что за подавление неправительственного сектора власть будет наказана мощным всплеском протестности населения.

Однако большинство участников заседания дискуссионного клуба считает, что работу с государственными органами нужно продолжить. Да и сама природа гражданского общества не позволяет НПО работать без взаимодействия с органами государственного управления. Для этого они намерены систематизировать информацию по НПО и доносить ее до чиновников, чтобы их картина мира менялась в сторону реального положения дел.

“Решения проблемы мы сегодня не видим (нет консенсуса), – отметил Ярослав Разумов, модератор дискуссионного клуба, подводя итоги заседания. – Однако оппонент в лице государства не статичен – все течет, все изменяется, поэтому и надежда на конструктивный диалог остается”.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...