South China Morning Post: Казахстан и страны ЦА, находящиеся между Европой и ЮВА, политически неустойчивы и экономически слабы, но имеют большой потенциал

Контракты на миллиарды долларов станут цементировать политические и экономические отношения между Китаем и странами Центральной Азии. Возможно, они также неизбежным образом повысят значимость юаня в регионе, хотя Пекин открыто выразил свою надежду на то, что местные валюты в зоне экономического пояса Шелкового пути будут продолжать процветать

Газета South China Morning Post опубликовала материал Мэнди Цзо под названием “China pushes for revival of Silk Road to boost trading links with neighbours” — “Китай добивается возрождения Шелкового пути для расширения торговых связей с соседями”.

В предисловии к нему говорится так: “Древний торговый маршрут Шелковый путь возрождается в надежде на то, что это приведет к “китайской мечте”.

Древний торговый маршрут Шелковый путь возрождается

Далее уже в самой статье излагается следующее: Си Цзиньпин в прошлом месяце объявила о взносе Китая в размере 40 миллиардов долларов США во вновь созданный Фонд Шелкового пути на осуществление проектов, помогающих установлению связей между странами в рамках этой инициативы.

Ли Лифан, эксперт по центрально-азиатским исследованиям в Шанхайской академии общественных наук, сказал, что такая стратегия свидетельствует о том, что Китай перешел от своей предыдущей политики неприсоединения к дипломатии “добрососедства”.

“Экономический пояс Нового Шелкового пути свяжет Западную Европу и восточноазиатские государства, которые уже богаты, — сказал он. — Но в промежутке находится вся эта область “проседания”, которая является политически неустойчивой и экономически слабой, но имеет огромный потенциал”.

“Новый маршрут будет также стимулировать развитие в бедных западных районах Китая, особенно в беспокойном Синьцзяне”, — добавил он.

“Синьцзян станет важным предмостным плацдармом, потому что на одной стороне находятся такие страны, как Россия и Казахстан, которые в культурном отношении связаны с Синьцзяном, тогда как на другой стороне — богатые восточные регионы Китая”, — сказал Ли”.

Издание Diplomatic Courier опубликовало аналитическую статью Пола Нэша под названием “Resurrecting the Silk Road” — “Возрождение Шелкового пути” по этой же самой теме.

В ней говорится так: “Экономический пояс Шелкового пути, за создание которого ратует китайский президент Си Цзиньпин, будет охватывать территорию обитания около 3 миллиардов человек. “Он представляет собой, — говорит Си, — самый большой рынок в мире с беспрецедентным потенциалом”.

Некогда шумный город-оазис с 2000-летней историей Кашгар возник как промежуточный пункт остановки для торговцев на караванном пути, который на протяжении веков формировал самую прибыльную в мире торговую артерию, доставлявшую китайские шелка, специи и фарфор через северные районы Центральной Азии на запад вплоть до Афин и Рима.

Си хочет вернуть Кашгару былую славу, превратив его в крупный промышленный центр и торговый узел на Новом Шелковом пути. Вскоре он станет одним из двух специальных экономических зон, которые Государственный совет планирует создать в Синьцзян-Уйгурском автономном районе. Хоргос, город на границе с Казахстаном, станет второй такой зоной, специализирующейся на производстве фармацевтической и химической продукции, а также на сельском хозяйстве и возобновляемых источниках энергии.

Пекин стремится привлечь в регион инвестиции с помощью различных стимулов, в том числе низких процентных ставок, налоговых льгот и конкурентных цен на земельные участки. Он также будет предлагать транспортные и электроэнергетические субсидии.

Некоторые говорят, что видение Си столь же честолюбивое, сколь честолюбивым был призыв Дэна Сяопина к реформированию и открытию экономики Китая в конце 1970-х годов. И оно может сыграть в отношении Кашгара и Хоргоса такую же преобразующую роль, какую та давняя инициатива тогдашнего китайского лидера сыграла в отношении Шэньчжэня, первой специальной экономической зоны страны. Шэньчжэнь, который до 1979 года был чем-то чуть больше рыбацкого поселка, быстро превратился в один из самых быстрорастущих городов и самых загруженных портов в мире.

Кашгар уже называют новым Шэньчжэнем на северо-западе. Транс-евроазиатские автомобильные, железнодорожные и трубопроводные маршруты откроют центрально-азиатским странам (Туркменистану, Казахстану, Узбекистану, Кыргызстану и Афганистану) выход на рынки в Китае через Синьцзян, а также в Северной и Южной Америке посредством восточных морских портов Китая. Китай, в свою очередь, получит доступ к обширным запасам природных ресурсов в Центральной Азии, в особенности к нефти и газу, которые столь необходимы.

“Центральная Азия является крупнейшим континентально-замкнутым регионом в мире”, — сказал министр иностранных дел Казахстана Ерлан Идрисов в ходе своего выступления в Нью-Йорке в сентябре перед аудиторией в организации Asia Society. “Когда президент Китая Си Цзиньпин посетил Казахстан в прошлом году с тем, чтобы объявить новую центрально-азиатскую политику Китая, — добавил он, — ядром этой политики предстало строительство экономического пояса для Шелкового пути”. Эта идея “при полной ее реализации, откроет дополнительные рынки для наших товаров, а также подстегнет наш экономический рост и создаст возможности для всех стран, расположенных вдоль этих маршрутов”.

По некоторым оценкам, объем двусторонней торговли между Китаем и Казахстаном в следующем году может приблизиться к 40 миллиардам долларов. Одни только инвестиции Китая в крупное нефтяное месторождение в Казахстане оцениваются в 30 миллиардов долларов. И ожидается, что сделки Пекина с такими другими центрально-азиатскими странами, как Узбекистан, составят дополнительные миллиарды долларов для вкладывания в нефтегазовый и урановый бизнес. Эти многомиллиардные контракты станут цементировать политические и экономические отношения между Китаем и странами Центральной Азии. Возможно, они также неизбежным образом повысят значимость юаня в регионе, хотя Пекин открыто выразил свою надежду на то, что местные валюты в зоне экономического пояса Шелкового пути будут продолжать процветать”.

В дополнение к изложенной выше информации можно сказать еще вот что. По сообщению информационного агентство Xinhua, товарооборот таможенных пунктов на границе Синьцзян-Уйгурского автономного района (СУАР) с Казахстаном в 2013 году вырос на 13,4% и достиг 22,82 миллиарда долларов. Основными статьями казахстанского экспорта в эту китайскую провинцию являются углеводороды и продукция горнорудной промышленности. В том числе сырой нефти из Казахстана в Синьцзян в прошлом году было поставлено на 9,26 миллиарда долларов (прирост на 14,3%). Ее доля в казахстанском экспорте в СУАР составила 71,2%.

В отличие от нашей страны эта китайская провинция вывозит главным образом не сырье, а готовые изделия. В основном это – текстиль, обувь, механическая и электрическая продукция, а также товары сельского хозяйства. Основными внешнеторговыми партнерами Синьцзян-Уйгурского автономного района являются Казахстан, Кыргызстан и Россия.

***

© ZONAkz, 2014г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...