Торг на пороге Астаны

Перед встречей президентской "тройки" в Астане Беларусь и Россия спешно утрясают спорные вопросы

В преддверии астанинской встречи Назарбаева, Путина и Лукашенко 20 марта белорусско-российское медиапространство вспенилось информационными пузырями. Хронические проблемы в отношениях, которые традиционно являются предметами торга между "сестринскими" странами, вдруг обострились, и сразу сошли на нет.

Беларусь и Россия спешно утрясают спорные вопросы

Первыми в набат забили "Ведомости", которые со ссылкой на федеральных чиновников сообщили, что Беларусь отказывается поставлять в Россию нефтепродукты в согласованных ранее объемах. Причина – девальвация российского рубля, из-за которой цены на нефтепродукты в России стали значительно ниже экспортного паритета, поэтому Беларуси выгоднее поставлять бензин в другие страны.

"Никаких симметричных мер"

Согласно утвержденному с РФ нефтяному балансу, в 2015 году Беларусь, должна импортировать 23 млн. тонн нефти и поставить на российский рынок 2,1 млн. тонн нефтепродуктов.

Право сократить поставки ГСМ в случае ценового диспаритета дает Минску специальный протокол, подписанный в мае прошлого года. Однако в ответ Москва может снизить поставки нефти: на 5 т за каждую нереализованную тонну нефтепродуктов. Допустимое отклонение – 10%. И, по данным российского издания, именно такой сценарий очень вероятен.

Для Беларуси это означает сокращение нефтепереработки и, соответственно, валютных доходов от нее, что в кризисной ситуации чревато другими нехорошими социально-экономическими последствиями. В год президентских выборов такое давление особенно ощутимо. "Начинается покер", – прокомментировал "Ведомостям" запланированный "торг" на уровне премьер-министров.

Едва белорусы успели напрячься от описанного расклада, как из России пришла команда расслабиться. Россия не будет ограничивать поставки нефти в Беларусь в связи с действиями Минска, который снизил объем поставок нефтепродуктов в РФ, заявил 16 марта вице-премьер РФ Аркадий Дворкович – в день анонсированного "торга". "Мы не будем принимать никаких симметричных мер с точки зрения поставок нефти, не будем искусственно ограничивать поставки", – заверил он журналистов.

В общем, столь миролюбивый тон для российских чиновников в спорных ситуациях с Беларусью нехарактерен. И если уж тон мягок, значит, переговоры прошли успешно, и на это была воля "свыше".

Свинину амнистируют

Следующий день, 17 марта, принес еще одну громкую новость. Глава российского Минсельхоза Николай Федоров заявил, что уже до 20 марта Беларусь может полностью возобновить поставки на российский рынок мяса, в том числе свинины. По словам министра, конфликт между странами, которого он "не видел", преодолен.

С "невидимостью" конфликта министр, конечно, переборщил. С осени прошлого года тема запрета белорусской свинины и продуктов из нее из-за африканской чумы свиней (АЧС) не сходила с повестки дня. Чуть ли не каждый день Россельхознадзор публиковал "боевые" сводки об обнаружении генома АЧС в колбасе очередного белорусского мясокомбината и внесении последнего в "черный список". Белорусская сторона от этих выпадов защищалась, настаивая, что все сырье чистое и вообще у российских лабораторий и методик-то таких нет, чтобы сыскать чумной след в вареном продукте.

Однако переговоры долго не двигались, и последствия российского запрета для Беларуси были самыми неприятными: резкое сокращение поставок колбасы и полное – сырой свинины, неполучение экспортной выручки и вынужденное снижение цен на мясо на внутреннем рынке.

Отмена эмбарго соответственно событие для Беларуси позитивное, но логикой эпидемиологической безопасности никак не мотивированное. Россельхознадзор неоднократно заявлял, что Минск так и не объяснил присутствие генома АЧС в мясной продукции. Исходя из этих соображений, ни о каких послаблениях до полномасштабного расследования и принятия жестких мер борьбы с заразой и быть не могло. Тем не менее оно фактически принято – очевидно, из неких политических соображений.

Была ли чума в колбасе и рисковало ли чем-то население России и Беларуси, ему не объяснили.

Я вырос в Советском Союзе, – подытожил мясную тему министр Федоров. – Я и мои знакомые по годам студенчества любой белорусский продукт воспринимаем как очень качественный и вкусный – со студенческих лет эти симпатии остались.

Валютно-ядерная реакция

Еще один пример удивительной гармонии между Минском и Москвой в эти дни – строительство АЭС. Его на средства российского кредита ($10 тыс.) в Гродненской области ведет дочернее предприятие "Росатома" – "Атомстройэкспорт".

На недавней пресс-конференции заместитель гендиректора строящейся станции (белорусской организации – Прим. авт.) проговорился о серьезных проблемах, возникших у генподрядчика в связи с девальвацией российского рубля. Валютой кредита является доллар, но стоимость строительно-монтажных работ и изготовления оборудования определяется в российских рублях, причем оплата идет по факту поставки. Субподрядчики, год назад закупившие оборудование за рубежом за евро и доллары, получили расчет в рублях, что поставило их на грань банкротства. "Попали" как российские, так и белорусские и украинские компании, но главное – пострадали интересы генподрядчика.

"В связи с ситуацией, которая сложилась в России, экономические показатели генподрядчика по прибыльности приказали долго жить, – поведал СМИ представитель администрации БелАЭС. – Чтобы не выйти на убытки, он обратился к нам (к Беларуси – прим. авт.): помогите нам удержаться на плаву. Мы все прекрасно понимаем, что этот подрядчик монопольный, единственный, так сказать, и если мы вместе решили построить станцию, то ее надо построить. Утопив экономически подрядчика, мы станцию не построим".

Речь идет о том, что хотя белорусские субподрядчики и проиграли на контрактах, заключенных до девальвации, в целом для белорусского государства стоимость АЭС в валюте кредита – долларах – должна теперь снизиться. Но это невыгодно "Росатому", поэтому сейчас идут переговоры о таких корректировках цен, чтобы никому не было обидно.

Тема финансирования АЭС – благодатная, она побуждает СМИ к раскопкам. Однако журналистам быстренько дали по рукам. Через несколько часов после пресс-конференции на слова откровенного замгендиректора пришло опровержение из Минэнерго РБ. В пресс-релизе за подписью министра энергетики Михаила Михадюка утверждалось, что товарища из администрации БелАЭС поняли превратно, что, говоря о валютных проблемах, он не имел в виду генподрядчика, и что вообще Минэнерго РБ "полностью удовлетворено" работой компании "Атомстройэкспорт".

Из этого можно предположить, что компромисс относительно новой стоимости АЭС найден. Вероятно, вопрос обсуждался в макроконтексте экономических отношений Беларуси и России, например, ожидания от Кремля антикризисного кредита размером $2,5 млрд. Ведь странно было бы требовать от Москвы одновременно и значительного удешевления стоимости станции в долларах, и новых заемных денег.

До чего именно стороны доторговались по актуальным вопросам – нефти, продовольствия, АЭС, военно-политического сотрудничества и другим – вероятно, станет понятнее по итогам астанинской встречи.

Пока же повестка "курултая" сформулирована предельно сухо: вопросы углубления взаимной торговли и экономического взаимодействия трех стран, тенденции в мировой экономике и ситуация в Украине.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...