75 лет и три эпохи в Большой власти

Старая и довольно избитая максима гласит, что подлинную оценку политику может дать только история. Наверное, в подавляющем большинстве случаев так оно и есть. Однако, в любом правиле бывают исключения. И касательно Нурсултана Назарбаева это как раз тот самый случай. Сформировавшийся в номенклатурном формате могучей державы, он смог трансформироваться в Лидера нации, открывающего галерею выдающихся национальных политических деятелей XXI века

“Пусть дела твои будут такими, какими ты

 хотел бы их вспомнить на склоне жизни”.

Марк Аврелий

Над пропастью… в утлой лодке

Когда великая “красная” империя – СССР – на всех парах неслась к своему концу, Нурсултан Назарбаев оставался одним из немногих, кто предлагал спасать весь экипаж, а не запрыгивать в спасательные шлюпки поодиночке. Сформировавшись, как управленец, в номенклатурном формате могучей державы, он сам по ментальности стал политиком-государственником. Если хотите, то в чем-то даже державником. Но при этом очень тонко и, главное, одним из первых сумел прочувствовать, что даже самые большие политические образования должны трансформироваться под требования времени, чтобы сохранить свою дееспособность.

Конец Советского Союза отнюдь не был предопределен, как это сегодня пытаются преподнести некоторые. Другие же, поддаваясь включенным ностальгическим кодам, продолжают теребить прошлое четвертьвековой давности. По факту, субъективные действия конкретных личностей выстроились в объективный исторический тренд. Однако тренд мог бы выстроиться иначе, будь у лидеров, вроде Нурсултана Назарбаева, больше понимающих их деятельных сторонников.

Характерный штрих, когда ему предложили пост премьер-министра союзного правительства, он сразу же выдвинул абсолютно рациональную на тот момент идею по согласованию своей кандидатуры с еще лояльными центру республиками. Скорее всего, некоторые его визави в тот момент подумали, что Назарбаев, согласно инстинкту номенклатурного самосохранения, страхуется от возможных неудач, а на самом деле он таким непривычным для той эпохи и ее нравов способом хотел получить карт-бланш на резкие и решительные меры по стабилизации ситуации, явно выходящей из-под контроля. Можно почти со стопроцентной уверенностью сказать, в тот момент ему было вполне по силам переломить ситуацию и одному Богу известно, как развернулись бы дальнейшие события.

До самого последнего момента президент Казахской ССР не суетился у адского котла, пытаясь побольше и главное позаметнее подбросить дровишек в костер под ним. Наоборот, он всегда выдвигал вполне жизнеспособные и конструктивные идеи по спасению Державы. Будь Нурсултан Назарбаев сторонником деструктивных и энтропийных идей, он давно канул бы в Лету на манер Звиада Гамсахурдиа или активистов братоубийственной гражданской войны в Таджикистане. Просто, когда поле разумных инициатив в общесоюзном формате скукожилось подобно шагреневой коже, он проявил свои поразительное политические чутье и прозорливость в практике строительства государственности суверенного Казахстана.

Летопись суверенной истории

Отмеченный некой печатью свыше, Нурсултан Назарбаев смог сам определять сценарий своей политической жизни. Его успехи на ниве государственного строительства суверенного Казахстана уже вписаны в Историю.

Все познается в сравнении. Сколько бы ни критиковали Президента за ход казахстанских рыночных реформ, они по результативности оказались почти на порядок выше, чем у многих бывших союзных республик. Хотя кое-кто считает, что здесь есть о чем поспорить. Например, приходилось слышать сентенцию, что, например, по сравнению с реформами Михаила Саакашвили мы смотримся гораздо бледнее. Ну что ж, давайте смотреть. Во-первых, никто и никогда не вспоминает, что Грузинская ССР долгие годы была на особом дотационном режиме Центра. И нет ничего удивительного, что после распада СССР Грузия пережила фактически две гражданские войны и “революцию роз” и только после этого приступила к коренной модернизации своей жизни.

Понятно, что весь этот транзитный период такие категории, как социальное самочувствие и благосостояние грузинских граждан оставались вещами во многом условными. Тот же молодой и дерзкий реформатор Мишико уповал на нашего лидера в плане привлечения в Грузию казахстанских инвестиций. А территориальную целостность в пределах советской Грузии Саакашвили не смог установить даже при достаточно ощутимой военной поддержке США. Так что, реформы могут быть какие угодно по смелости и размаху, но все-таки самое главное в них – результат. И в этом плане курс Нурсултана Назарбаева оказался едва ли не самым плодотворным.

Много критики на Президента излилось за Астану. Дескать, нашел время строить новую столицу, когда страна еле сводит концы с концами в очень болезненный переходный период. А некоторые почти открыто намекали, что он попросту воздвигает себе рукотворный памятник, который никто и никогда не сбросит с пьедестала. И невдомек было этим критиканам, что как хозяйственник и опытнейший руководитель Назарбаев уже тогда понимал: в рамках суверенного Казахстана, когда оборвались тысячи нитей хозяйственных связей, когда возникла необходимость создания своей национальной валюты, когда межэтническая ситуация напоминала пороховой погреб, вряд ли удастся беспроблемно удержать весь аккумулированный промышленный и сельскохозяйственный потенциал.

Но при этом он осознавал, что необходим своеобразный локомотив для новой, только начинающей нарождаться, экономики уже самостоятельного Казахстана. Им и должен был стать процесс строительства новой столицы. В принципе в истории аналог такого подхода есть – Петр I и его инициатива со строительством Санкт-Петербурга. При всей условности сравнения, только старушка Клио сможет сказать, насколько прозорлив в этом смысле оказался Нурсултан Назарбаев. Зато однозначно, что для желающих сделать карьеру на поприще государственной службы Астана всегда открыта. Алматы гармонично дополняет столицу в плане бизнес-карьеры, а Атырау – это для способных на высокие заработки в суровых условиях.

Не всем по душе формула Президента “сначала экономика, а потом политика”. Но, опять же, давайте сравним с другим нашим соседом – Кыргызстаном. Считается, что уж в чем-чем, а в политических реформах братья-кыргызы точно далеко впереди нас. Однако это под каким углом смотреть. Если в смысле количества проведенных “цветных” мероприятий, то бишь революций, то Казахстан, конечно же, явно отстает. Только насколько это повод для огорчений или зависти? Ведь уже стало своеобразной традицией, когда каждый раз после очередной бучи, очередной кыргызский президент едет в Астану. А зачем? Просить помощи. То есть революции совершаются и продолжаются, а необходимость разрешения проблем повседневного характера остается всегда. Ну, и у кого же после этого более выверенный курс?

Гуру большой политики

Внешний фон казахстанской жизни никогда не был однотипен. Было время, когда Вашингтон являлся безусловным лидером на планете, и всем остальным приходилось это принимать и подстраиваться. Но звезды имеют тенденцию меркнуть. США явно сдали в моральном, политическом и экономическом авторитете и Казахстану поневоле пришлось подстраиваться под новые условия. Увы, но таковы правила большой игры, имя которой Геополитика.

Два главных соседа Астаны – это Москва и Пекин. Да, Поднебесная явно потенциально мощнее на современном этапе, но с Россией Казахстану работать исторически привычнее. Кремль сейчас является заложником сложных обстоятельств, будь то Крым, Донбасс или санкции Запада, однако взяв курс на формирование Евразийского экономического союза, Нурсултан Назарбаев союзническое бремя несет честно и не поддается конъюнктурным соблазнам.

Последнее обстоятельство особенно важно на данном этапе постсоветской истории, когда достаточно неожиданно и выпукло начали проявляться ростки реваншистских настроений среди некоторых групп российских элит. В качестве иллюстрации, можно привести не совсем понятную инициативу Генеральной прокуратуры РФ о проверке законности признания независимости республик Прибалтики Госсоветом СССР в 1991 году. В принципе, предполагаемый вердикт вполне прогнозируем – сие действие будет признано ущербным, поскольку принималось органом, не освященным конституцией СССР. А ведь инерция подобной логики может быть спроецирована и на другие постсоветские республики. Но никоим образом не на Казахстан. Поскольку он, как это ни странно, из состава Советского Союза фактически не выходил. То есть Казахстан объявил об этом тогда, когда СССР де-юре и де-факто уже не существовал. Любопытно, что чувствуют сейчас те оголтелые критики Н. Назарбаева, который в конце 1991 года, по их мнению, тянул кота за хвост. Хотя, помнят ли они сегодня об этом? Но, как бы то ни было, мы-то сегодня понимаем, что уже тогда в этом проявлялся почерк Политика с большой буквы.

Президенту часто ставят в упрек консервацию политических процессов в Казахстане. А вот представим себе, что было бы, если бы он их на время не законсервировал? И сотрясались бы наши города и веси с перманентной регулярностью от всякого рода общественно-политических катаклизмов, будь то этнические или языковые конфликты да всякие “цветные” революции. Ведь порой, для таких эксцессов и одного поднятия цен на электричество бывает вполне достаточно.

Если бы не проверенная временем формула Н. Назарбаева успел бы у нас сформироваться устойчивый класс собственников? Установился бы в наших элитах относительный консенсус и приобрели бы они первоначальные навыки решать свои объективно возникающие противоречия без привлечения трудно контролируемой энергетики масс? Сохранился бы в Казахстане межэтнический баланс, опыт которого заслуживает самого глубокого анализа? По сути, Казахстан – это наглядная иллюстрация возможности сосуществования самых разных этносов и религий в рамках полиэтнического и поликонфессионального общества в XXI веке, которому еще Сэмюэль Хантингтон предсказал неизбежный культурологический раздрай и чуть ли не погружение в хаос. Но, как мы не раз отмечали, из всех правил бывают исключения.

И вот теперь, осознавая свою ответственность за будущее осуществленных им же самим реформ в экономической и социальной сферах Нурсултан Назарбаев во всеуслышание объявил о переходе к процессу политической модернизации Казахстана. Для нас неудивительно, когда те, кто все эти годы критиковал Президента за отсутствие этих самых реформ, теперь недовольны началом их проведения. Мол, не время сейчас для этого. Дескать, сформировавшиеся в элитах группировки недоговороспособны и нужны гарантии предсказуемости завтрашнего дня. Но искусство политики состоит не в том, чтобы угодить оппонентам, а в том, чтобы точно и своевременно прочувствовать момент истины, который, кажется, наступил для Лидера нации. А это уже абсолютно иной уровень ответственности.

И перед историей, и перед нацией, и перед самим собой…

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...