И все нежно посмотрели на КазМунайГаз

Когда Нацбанк РК берет в свои руки крупнейшую компанию страны – «КазМунайГаз», становится любопытно, что стоит за этой продажей. Острая необходимость производственного гиганта в финансах, которую может оперативно удовлетворить лишь главный банк страны? Прикрытие непрофессионального управления компанией? А может быть, все гораздо проще – личные интересы участников сделки?

Одна из самых главных национальных компаний страны – АО «НК КазМунайГаз» (КМГ), безраздельно принадлежавшая до недавнего времени ФНБ «Самрук-Казына», отныне получила и второго акционера – Нацбанк РК. Компания де-факто и де-юре принадлежит государству с припиской теперь к двум государственным институтам. Внешне это выглядит так, как будто бы ФНБ в условиях низких цен на нефть решил разделить ответственность за наполнение бюджета с центробанком, и центробанк благосклонно согласился принять на себя часть удара. На самом деле, возможно, речь идет совсем о других вещах, более глубоких и едва ли не фундаментальных.

КазМунайГаз нацбанк рк

Сделка века

О том, что ФНБ «Самрук-Казына» продал пакет из 10% плюс одна акция национальной нефтегазовой компании «КазМунайГаз» (это 58420748 простых акций) Национальному банку республики, стало известно на днях. 23 июля с.г. было принято и сразу же вступило в законную силу соответствующее постановление правительства. И даже стоимость сделки прописана – не менее 750 млрд. тенге, но может быть и более, так как цена, согласно тому же постановлению, определяется независимым оценщиком.

ФНБ уже на следующий день после того, как данная информация стала публичной, пояснил детали решения об отчуждении части принадлежащих ему акций АО «КазМунайГаз»: оно принято в рамках плана мероприятий по повышению финансовой устойчивости национальной компании. Сделка осуществляется в форме обмена акций КМГ на облигации фонда, держателем которых является Нацбанк. То есть, фактически это не продажа, а эдакий бартер, безденежная сделка.

Что касается управления, то, как сообщили в отделе корпоративных коммуникаций АО «Самрук-Казына», для КМГ фактически ничего не меняется. КазМунайГазом, как и раньше, будет управлять ФНБ, а с Нацбанком будет заключен договор доверительного управления отчужденных в его пользу акций. В то же время Нацбанк, как акционер, сможет участвовать в получении дивидендов согласно доле владения.

Данная новость, конечно, взбудоражила умы экономического сообщества Казахстана. КазМунайГаз – национальный оператор по разведке, добыче, переработке и транспортировке углеводородов. Нацбанк – регулятор финансовых рынков, управляющий пенсионными активами Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ). Что, казалось бы, общего между этими структурами? Ничего. Так оно и есть. Так почему же регулятор, уже несколько лет сосредоточенный на борьбе с непрофильными активами финансовых организаций Казахстана, самолично становится крупным акционером стопроцентно непрофильного актива? В чем заключается великий смысл этой комбинации?

Идеи и комбинаторы

То, что придумали ФНБ и Нацбанк, экономистам еще предстоит понять-просчитать-увидеть. Пока следуют лишь предположения. Вот одно из них. Дескать, ФНБ нуждается в оборотных средствах, которые могут понадобиться в случае приобретения 50-процентной доли в новом нефтяном проекте «Кашаган». Примерная стоимость этой доли – $4,7 млрд., или 880 млрд. тенге, что практически равно сумме сделки по продаже 10% акций КМГ регулятору. Но в том-то и все дело, что сделка имеет номинальную стоимость, но не имеет реальной цены, так она безденежная. Значит, нужно искать другие объяснения.

«Схемы Шукеева и Келимбетова не знают границ, и последняя сделка между двумя госинститутами, возглавляемыми этими господами, о передаче акций АО «НК КазМунайГаз» то ли в управление, то ли в собственность – прямое тому подтверждение», – считает один из экспертов, опрошенный порталом zonakz.net.

Он пояснил, что, несмотря на громадный портфель, которым управляет Нацбанк, а это не только пенсионные сбережения казахстанцев, но и Национальный фонд, и золотовалютные резервы страны, его аппетит к реальным активам может подогреваться за счет будущих дивидендов. Келимбетов и его команда в свое время работали в ФНБ и знают толк в этом – чем больше источников для получения бонусов, тем лучше для их личного блага.

Магбат Спанов, доктор экономических наук, видит подоплеку данного решения в другом: «Президент дал прямое указание не выделять деньги из Нацфонда на какие бы то ни было цели, кроме тех, что уже озвучены. В то же время КазМунайГаз, допустивший убыток, нуждается в финансовой подпитке. Нацбанк такую возможность, в силу своих функций, может обеспечить. В общем, это замаскированная схема помощи КазМунайГазу, ведь не зря в официальных комментариях упоминается план мероприятий по повышению финансовой устойчивости национальной компании».

«Бухгалтерия» здесь такая. Если Нацфонд вкладывает деньги в высококлассные акции или долговые ценные бумаги, то это рассматривается как инвестиция, а не как расход денег фонда. То есть инвестиции по «кассовому» методу не изменяют сумму активов фонда. И даже если сделка формально безденежная, то ничто не мешает оплачивать какие-либо ценные бумаги «на время».

Эксперт в своих комментариях для www.zonakz.net дал понять, что, кроме инвестиций за счет Нацфонда, также может размываться и ответственность за финансовое положение компаний, входящих в ФНБ «Самрук-Казына».

Без лишней пыли

Вокруг КМГ много домыслов. Почему бы КазМунайГаз сделать образцом публичности и не вывести, скажем, на народное IPO, где наконец определилась бы рыночная капитализация компании и ее место в современной экономике Казахстана?

Изначально в списке компаний, которые будут размещать свои акции на KASE, КМГ не было. Потом этот объект обозначился. Сейчас он как будто бы стоит в планах и как будто бы нет – ясности никакой, официальные комментарии отсутствуют.

В принципе, компании и так неплохо – прибыль хоть и упала, но она продолжает ее генерировать, а что касается текущих потребностей в деньгах, которые превышают финансовые потоки самого КМГ, то, как видим, кассовый разрыв можно закрыть очень просто, без IPO, размещения облигаций, внешних или внутренних займов и лишней пыли.

То, что национальные компании Казахстана не могут полноценно функционировать в рыночных условиях – это факт. Для менеджмента ничего не меняется, для него все годы «жирные». Вы слышали, чтобы топ-менеджеры хотя бы одной национальной компании, в том числе и КазМунайГаза, с падением цены на нефть поменяли модель управления, урезали свои зарплаты, отменили бонусы? На эти вопросы нет ответа в существующей реальности. Поэтому и придумываются всевозможные схемы, которые позволяют квазигосударственным компаниям не только не затягивать пояса, но и существовать, возможно, еще лучше, чем раньше.

***

© ZONAkz, 2015г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...