Парламент и бизнес. Специализация на кнутах. Рецепт пряников утерян

Виртуальная общественность негодует, обсуждая предложение депутата мажилиса установить строгое ограничение на снятие наличных с банковского счета субъектами бизнеса. В парламенте чаще звучат популистские призывы, чем реальные предложения по улучшению делового климата в стране

Назвать и обезвредить?

Чтобы было понятно для тех, кто еще не в теме. Выступил с пламенной речью Аманжан Жамалов. По его горячему убеждению, первое, что нужно сделать в стране, так это «ограничить выдачу индивидуальным предпринимателям, юридическим лицам наличных денег в банках второго уровня до 10 миллионов тенге в месяц либо равной суммы в валюте и наделить Национальный банк правом устанавливать административное наказание БВУ в виде штрафа за невыполнение данного ограничения».

Для подтверждения своего тезиса, он даже привел статистику, сославшись на Национальный банк РК: объем наличных, выданных БВУ на оплату товаров, услуг и выполненных работ субъектами предпринимательства, варьируется в пределах 1,5 трлн. тенге в год.

И он даже нашел удивительным совпадение, что «это составляет около 100% от общей суммы наличных, находящихся вообще в обращении, то есть напрашивается вывод, что эти деньги чуть ли не единственный источник наличного оборота в республике» (на самом деле, отметим в скобках, искать здесь взаимосвязь с далеко вытекающими выводами не стоит – наличный оборот должен быть в любой стране, и его объем постоянно варьируется: деньги перетекают в безнал, становятся наличными, и так бесконечное множество раз).

Для придания большего веса своему выступлению, депутат Жамалов также предложил закрепить за Комитетом государственных доходов Министерства финансов РК право формирования списка компаний с риском осуществления лжепредпринимательской деятельности. (Опять-таки, отметим в скобках: зачем такой «реестр», непонятно. Нужно осуществлять мониторинг компаний, и, если какая-то из них попадает под подозрение, следует проверять и принимать меры. «Черные списки» могут наносить урон добросовестным фирмам – можно легко представить, что в них будут занесены не только лжепредприятия, но и вполне реальные субъекты, работающие в рамках правого поля).

ограничение на снятие наличных с банковского счета субъектами бизнеса

Узкий подход

На интернет-форумах эта новость была встречена во всеоружии. Понятно, что такая новость вряд ли может понравиться вообще – ведь намечается ужесточение условий для бизнесменов. «Ни одной стимулирующей или поддерживающей идеи, одни только запреты и ограничения. Тупиковая ситуация», — пишет один из участников интернет-форума. «В кризис большинство государств ищет возможности стимулировать бизнес, наше тоже пытается. И только депутаты «болеют» за страну, вводя запреты и ограничения», — вторит ему другой. «Господин депутат! А как ваша бредовая идея вяжется с основополагающими нормами Конституции и Гражданского Кодекса о неприкосновенности частного капитала и его свободном распоряжении? Какие к черту в стране могут появиться инвесторы, если законодатели такие ограниченные и заточены только на запреты и наказания?», — кипятится третий.

Неодобрительное течение усиливается с каждым новым комментарием. Люди опасаются, что если будет введен строгий лимит на снятие наличных с банковских счетов, то бизнес либо уйдет в тень, либо в другие страны «вместе с той мизерной прослойкой предпринимателей, которая еще хоть как-то, но еле-еле держится, пытается как-то выжить в нынешних условиях, без покровителей».

Можно ли, уменьшив возможности по обналичиванию, добиться успехов на фланге борьбы с лжепредприятиями? Вряд ли. Участники интернет-форумов практически единогласно сходятся во мнении, что нет, так как эти фирмы-однодневки создаются под покровительством надзорных органов – в информационном поле действительно доминирует информация о таких криминальных симбиозах.

Впрочем, если отбросить эмоции, то, конечно, запрет обналичивание более 10 млн. тенге в месяц сильно затруднит свободу действий для преступных элементов, а, значит, явился бы эффективной мерой для борьбы с лжепредпринимательством. Однако, как считает бизнесмен Сакен Карин, «любой запрет на совершение каких-либо операций предпринимателя можно расценить как вмешательство в предпринимательскую деятельность. Кроме того, в таком случае пострадают сами банки, в которых операции, связанные с оборотом наличных денег занимают существенную долю в портфеле. Единственно верным подходом к этой ситуации, полагаю, будет введение особого контроля со стороны КГД к банковским операциям с наличными более 10 млн. тенге. Это может быть выражено в проведении налогового контроля в отношении таких субъектов, какие-либо разрешительные условия и т.п. В принципе, стоить отметить, что подобный контроль на сегодняшний день осуществляется со стороны Комитета по финансовому мониторингу МФ РК. Но, как показывает практика, результаты работы этого ведомства пока особо не радуют».

P.S. Это уже не первая попытка ограничить бизнес в свободе действий. Так, уже несколько лет платежи между юридическими лицами по сделке, сумма которой превышает 1 000-кратный размер месячного расчетного показателя, должны осуществляться только в безналичном порядке. Некоторые ограничения, вероятно, вскоре будут распространяться и на физических лиц. Предполагается, что с введением системы общего декларирования казахстанцы смогут держать в виде наличных не более 3,4 млн. тенге – остальное будут обязаны помещать на банковский счет. Откуда берутся такие цифры – загадка. Расчетов и обоснований нет. Все на глазок.

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...