Старорежимный праздник 5 мая

Вот и торчит в памяти «старорежимных» журналистов этот день, 5 мая. День печати. И не сотрёшь так просто, ластиком, это каиново тавро. Постараться надобно

День печати так долго торчал в советских святцах, что 5 мая впечаталось в память, словно каиново тавро — «колом его оттудова не выбьешь». Все смутно помнили: «Правда», вышла в свет именно в этот день (было, кстати, воскресенье) в Богом забытом 1912 году. Забавно, но это название, крепкое, как пролетарский кулак в морду, было придумано Троцким, он тискал под ним свою газетку за пять лет до того. Лев Давидович о ту пору возвышался «над схваткой» и похотливо грезил, что большевики вскоре возлягут рядом с меньшевиками, аки львы с агнцами. Но когда у него нагло стырили бренд, он эти пикантные видения похерил и зверски озлобился. Сделался крупный социаль-демократический скандаль, но ленинцы, как водится, одолели «Идушку».

Взглянуть на эту газетку и сегодня интересно. Стоила она две копейки, а годовая подписка — четыре рубля с полтиною. Коммерческие объявление приветствовались, и в первом номере уже они были представлены. Вот примеры:

Старорусская, 5, кв. 41. Во вторникъ 24-го апрѣля въ помѣщеніи нашего общества состоится лекция женщины врача г. Пажитновой "Трудъ и гигіена".

Начало въ 8 час. вечера.

Или:

Правленіе профессіональнаго о-ва рабочихъ экипажнаго производства извѣщаетъ тов. рабочихъ, что въ залѣ забалканской аудиторіи (уголъ 5 роты) состоится лекція 22 апрѣля В.Ф. Пекарскаго на тему "Очерки исторіи хозяйственнаго быта". Начало въ 6 час. вечера.

Билеты можно получить при о-вѣ (Коломенская, 5, кв. 9), а въ день лекціи при входѣ. Цѣна 10 коп. не членамъ. Просятъ тов. не отказаться присутствовать!

День печати

Любопытно, что в газете был ещё и зиц-редактор, некто М.Егоров, которого полицейские винтили каждый месяц и душили штрафами, но рулил газетой, конечно же, Ленин. За два года он напечатал в ней около трёхсот текстов. Получается, публиковался через два дня на третий. Эпический графоман! Но стилист весьма посредственный, читать его крайне нудно. В обширном списке авторов, обрамленном на первой полосе изящными виньетками, его имя скромно втиснуто в самую середину: «В.Ильинъ». Вот фрагмент передовой статьи первого номера:

«Мы бы желали, кромѣ того, чтобы рабочіе… принимали активное участіе въ дѣлѣ веденія нашей газеты. Пусть не говорятъ рабочіе, что писательство для нихъ "непривычная" работа: рабочіе-литераторы не падаютъ готовыми съ неба, они вырабатываются лишь исподволь, въ ходѣ литературной работы. Нужно только смѣлѣе браться за дѣло: раза два споткнешься, а тамъ и научишься писать…

Итакъ, дружнѣе за работу!»

Так и слышится хагактегный говорок «Старика» сорока с лишним лет.

Литераторов из рабочих в первом номере действительно нет, а вот крестьянский поэт представлен во всей красе и это, разумеется, не Есенин:

Кошмарный сонъ — былыя бѣды / Въ лучахъ зари — грядущій бой. Бойцы в предчувствіи побѣды /Кипятъ отвагой молодой. Пускай шипитъ слѣпая злоба. Пускай грозитъ коварный врагъ. Друзья, мы станемъ всѣ до гроба / За правду, нашъ побѣдный стягъ!

Это Ефим Придворов, он же Демьян Бедный! Последняя строчка стихотворения ни в какие грамматические ворота не лезет. И ведь легко было исправить, да, видать, не до того было Максиму Горькому, литературному редактору новорожденной газеты. Он в это время кайфово припухал на Капри, пиша свои «Сказки об Италии». В 12 году он с великолепной Андреевой смотался в Париж на полуконспиративную встречу с Ульяновым, который, видимо, и вербанул на эту должность автора «Буревестника».

Кстати, иные историки сомневаются, что тощий бюджет «Правды» способствовал процветанию тиража (от 40 до 60- тысяч экземпляров), а потому убеждены, что газета подпитывалась, как сказали бы сегодня, грантом. Разумеется, германским. В 1,5 миллионов немецких марок. Как знать, всё может быть, скажет нынешний читатель, знакомый не понаслышке с пахучей кухней оппозиционной прессы.

Между прочим, день 5 мая стал праздничным в 1917 году, ровно век назад, день в день.

Когда время большевиков схлопнулось, День печати стал прыгать по календарю, как солёный заяц на охоте. Россияне крайне неудачно отправили его на 13 января. Логика в этом есть, ибо «Генваря перваго дня 1703 года от Р.Х» Царь Пётр учредил «Ведомости о военных и иных делах, достойных знания и памяти, случившихся в Московском Государстве и во иных окрестных странах». То есть положил начало газетному делу. Но мог ли он знать, что ни первое января (по старому стилю), ни 13 января (по новому) никуда не годные праздничные даты, ибо кто может поспорить с Новым годом и Старым Новым годом?

В Казахстане углядели иную календарную нишу – 10 мая, потому что в этот день когда-то вышло в свет первое периодическое издание «Туркестан уаялытты газетiнiн». Туркестанские ведомости. В этом еженедельнике, между прочим, сотрудничал сам Бартольд. Но тут всполошились почвенники, поскольку газета была инициирована царской администрацией и, как ни крути, являла собой позорное пятно колониального прошлого. И тогда назначили в новые святцы совсем уж пустую дату – 28 июня. В этот день вышел Закон о СМИ. А через несколько лет праздник получил имя: День работников связи и информации. Журналисты дружно надулись и по сей день не сдулись, их ещё никто «связистами» не назвал – не в обиду бойцам кабельных полевых линий.

Тут не со зла, а так, дружески, сказать бы: закон никак не может быть ядром праздника. У праздника за душой должно быть некое событие. А закон, как ни крути, без события есть всего лишь кусок бумаги, пусть и гербовой, испещрённой типографскими значками – хоть кириллическими, хоть латинскими.

Поэтому, выражаясь слогом «В.Ильина», следует заметить, что праздники с неба не падают. Их надобно заслужить.

Вот и торчит в памяти «старорежимных» журналистов этот день, 5 мая. День печати. И не сотрёшь так просто, ластиком, это каиново тавро. Постараться надобно.

Ибо — verba volant, scripta manent.

Улетают слова. Лишь написанное остаётся.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...