Ещё не поздно

Режиссёра Акана Сатаева опять посетила Государственная Муза

А человеку гуманитарного склада, каковым, несомненно, является производитель грёз Сатаев, негоже прогонять нежданно, но желанно явившуюся даму. Куда же она пойдёт среди ночи-то? Не к Рустему же Абдрашеву.

Муза погостила недолго, но умело возбудила творческую потенцию режиссёра, внушив ему мысль о необходимости продолжения нескончаемой саги «Путь лидера».

«Если кратко, то этот фильм будет про период, когда Елбасы принял решение о переносе столицы, и годы становления Астаны. Сейчас мы начали предподготовительный период — разработка и написание сценария ", — с трогательной невозмутимостью рассказал Сатаев.

Можно поздравить режиссёра — он нашёл свою «Неупиваемую Чашу». Про «становление» можно столько серий наснимать…

Живость в эту новость вносит ещё одно пикантное обстоятельство: совсем недавно было объявлено, что он же, Акан Сатаев, намерен спроворить эпическое полотно, повествующее о жизни и деяниях царицы Томирис. Пикантность состоит в том, что незадолго до этого объявления президент Назарбаев обронил не слишком одобрительную реплику в адрес упомянутой выше царицы, выразив сомнение по поводу исторических предпочтений кинематографистов, норовящих забраться в дебри 6 века до нашей эры. И был совершенно прав!

Царица массагетов предстаёт в истории фигурой тёмной, хотя и живописной. Великий Кир вторгся в её пределы и пытался «отжать» часть страны; Томирис склонна была согласиться, но неугомонный персидский завоеватель устроил ужасное коварство: накрыл роскошную поляну с вином и закусками, а сам как бы отступил. Несчастные массагеты, не ведавшие таких искушений, упились алкоголем и заснули, не выставив караула. Персы их ночью перебили, а командира, который был сыном Томирис, уволокли в плен. Она пыталась его выторговать, но тщетно. Пленник, очнувшийся с похмелья, дождался, когда его развяжут, и удушил себя собственными руками. Тут царица разгневалась не на шутку, объявила тотальную мобилизацию, напала на персов и наголову их разбила, а обезглавленное тело Великого Кира сунула в кожаный мешок, наполненный кровью. Всё это рассказал потомкам отец истории Геродот, коего и следует считать автором сценария будущего фильма.

Акан Сатаев
Акан Сатаев во время съемок. Фото: brod.kz

И режиссёра можно понять, сюжетец – ого-го!

И это же обстоятельство отчасти объясняет стахановские методы режиссёра-многостаночника. Кесарю – кесарево, а для души режиссёра – души моей царица, несравненная Томирис.

Не исключаю, что, перебрав всех претенденток, Сатаев «выберет» на роль царицы Алию Назарбаеву.

Не, а кого ещё? «И умом и всем взяла».

Свои фильмы Сатаев печёт со скоростью блинного автомата. Причём нельзя сказать, что он идёт на поводу у кассы. Это было бы несправедливо. Потому-что никакой кассы у этих фильмов нет.

Но отчего этот, допустим, важный идеологический заказ выполняется столь негодными способами?

В предыдущих сериях «Пути лидера» образ президента лепился художественными средствами, каковые используются в сказках, былинах и героическом эпосе всех времён и народов.

Экранный Нурсултан с детства являл всевозможные сияющие добродетели и глянцевые совершенства, нравственные и физические.

У кого хватило терпежа посмотреть все предыдущие серии «Пути лидера», должны помнить, как он совсем малым дитятей боролся с табакокурением, дарил выигранные в кокпаре ковры сосланной балкарской семье, проявлял солидарность с одноклассниками, когда казахскую школу выселили на задворки, а в стены альма-матер беспардонно вселили школу русскоязычную и строил из камушков нечто байтерекоподобное. И был таким опрятным, прилежным мальчиком, что даже удостоился встречи со святым. Прямо как те трое чумазых пастушат из португальского местечка Фатима.

А когда возмужал, то усмирял хулиганские толковища, ручкался с самим Гагариным, уступал очередь за хлебом училке, вскружил голову сдобной дивчине, но благоразумно на ней не женился и так далее. Всемерно повышал, неуклонно стремился и настойчиво овладевал. Резал правду в матку и кафку делал былью.

Считается, что таким образом создаётся привлекательный образ президента и увеличивается авторитет власти. А Сатаеву, должно быть, мнится, что так он удовлетворяет общественный интерес к жизни президента.

Создаётся ли? Увеличивается ли? Удовлетворяется ли?

Вопросы отнюдь не праздные.

Путь Лидера
Кадр из фильма «Путь лидера». Фото: brod.kz

Кто спорит, кинематограф ни в коем случае не «отражает» жизнь, а, скорее, воссоздаёт её заново — в мифе. Это относится даже к документалистике. Однако миф должен быть как-то соотнесён с реальностью, чтобы не лезли из него белые нитки голой и плоской пропаганды, приправленной апокрифическим елеем. Я вовсе не считаю, что жизнь и судьба Нурсултана Назарбаева не может стать предметом глубокого осмысления. Но к чему этот удушающий кинематографический туман, это размахивание кадилом?

Зачем эта святочная идеализация образа, превращающая неглупого, волевого и одарённого чемолганского парня в подобие нестеровского отрока, повстречавшего на своём пути святого старца, указующий перст которого начертал ему этапы большого пути?

Уже собралась целая бригада киношных «евангелистов» — Рустем Абдрашев, Акан Сатаев и примкнувший к ним россиянин Снежкин – которые наступают на одни и те же грабли: желая канонизировать биографию Назарбаева, они творят фальшивый её апокриф. С так называемым «культурным героем» в центре повествования.

Политический образ Назарбаева содержит, давайте уж честно в этом признаемся, некоторые признаки «культурного героя», который является сквозным персонажем мировой истории, мировой политики и мировой литературы. Прометей, давший людям огонь, Моисей, доставивший им скрижали – это мифологические герои. Но и в реальной жизни, в реальной истории их сколько угодно. Наполеон Бонапарт, генерал де Голль, Рузвельт, Ататюрк – из этого ряда. Нет нужды насильственно «присоседивать» имя Назарбаева в этот ряд, но признать его соответствие званию «культурного героя» в местном, региональном масштабе — необходимо. Со всеми противоречивыми оговорками и злобным шипением на сей счёт. Время, как известно, всё расставит по местам. Негоже употреблять некрологические краски к портрету действующего политического лидера – как бы кто к нему ни относился.

Но и творить из него мироточивую икону, сляпанную угодливыми богомазами, тоже нельзя.

Вы думаете, ребята-евангелисты, никто не видит ваш весьма подленький расчётец: лишь бы Самому понравилось? А народ схавает любую туфту?

Не проглотит, не надейтесь. Никого вы не обманете, ни своего заказчика, ни зрителя.

Время идеологической туфты давно закончилось.

Народ другой.

Сделайте это кино, не избегая трагических противоречий эпохи, в которую нам выпало жить. Но только не врите, ради бога. Прочувствуйте драму нашего времени и явите её в кинематографических образах. А если не можете – не позорьтесь и откажитесь от затеи. Время ещё есть.

Понимаю, это труднее, чем барахтаться в сомнительных реалиях шестого века до нашей эры.

Что же касается «Самого» …

Был такой хороший советский актёр – Михаил Геловани. Он всё Сталина в кино играл и получил за это четыре Сталинских премии. Но его до последних дней жизни мучил кошмарный сон, где являлся ему Иосиф Виссарионович, грозил пальчиком и ласково спрашивал:

«Мишико! Пэрэдразниваешь?».

И Геловани всякий раз просыпался в холодном поту.

А уж товарищ Сталин в кино разбирался.

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...