За объятиями Владимира Путина и Си Цзиньпина кроются опасения, связанные с проектом «Пояс и Путь»

Несмотря на сделанное в 2015 году совместное заявление господина Си и господина Путина касательно того, что Пекин и Москва станут добиваться интеграции двух экономических инициатив, последующие двусторонние обсуждения практически ничего не дали

Газета Financial Times опубликовала аналитическую статью Кэтрин Хилл (Москва) и Чарльза Клоувера (Пекин) под названием «Putin-Xi embrace masks misgivings on Belt and Road project» — «За объятиями Путина и Си кроются опасения, связанные с проектом «Пояс и Путь».

В предисловии к ней говорится так: «Россия видит риски для своей сферы влияния со стороны масштабной инфраструктурной инициативы Китая».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «В кулуарах форума «Пояс и Путь» в Пекине, на котором рассматривалась тема многомиллиардной региональной инфраструктурной программы Китая, китайский президент Си Цзиньпин сказал своему российскому коллеге Владимиру Путину о том, что их страны являются «балластом» мировой стабильности.

Со своей стороны господин Путин, которому первым было предоставлено слово на собрании, не упустил случая провести параллели с региональной инициативой Москвы, Евразийским экономическим союзом, и сказал, что планы Китая и России дополняют друг друга. Евразийская интеграция, по его словам, «является цивилизационным проектом, устремленным в будущее».

фору «Пояс и Путь»

Но мало кто не обратил внимания на то, что кое-какие страны, занимающие заметное место в масштабном торговом и инвестиционном проекте Китая, также входят в Евразийский экономический союз господина Путина — например, бывшие советские центрально-азиатские республики Казахстан и Кыргызстан. Некоторые мрачно шепчут, что Китай посягает на традиционную российскую сферу влияния.

«Самым неприятным для нас фактором является то, что Китай становится серьезным центром интеграционных процессов в Евразии, чего никогда не было в прошлом, — сказал заместитель директора Института Дальнего Востока РАН Владимир Портяков. – Вместо связывания Евразийского экономического союза и «Пояса и Пути» мы можем в конечном итоге придти к тому, что ЕАЭС окажется встроенным в эту китайскую схему».

Господин Си в ходе своего выступления настоятельно подчеркивал то, что проект «Пояс и Путь» с сотнями миллиардами долларов, выделенными на инвестиции и торговлю, не будет пересекаться с такими региональными торговыми проектами других стран, как ЕАЭС или план «Средний коридор» по связыванию Турции с другими тюркоязычными государствами.

Господин Си настаивал на том, что Китай не стремится заменить существующие торговые партнерства. «Реализация инициативы «Пояс и Путь» не является «изобретением велосипеда», — сказал он. – Она, скорее, нацелена на сопряжение стратегий развития и взаимное дополнение сравнительных преимуществ разных стран».

Но в Москве обратили внимание на резкий контраст между статусом Путина в качестве самого почитаемого гостя форума и тем фактом, что Россия до сих пор не получила каких-либо существенных выгод от китайской инициативы.

«Россия не нашла места, которое устраивала бы ее и которое отражало бы ее интересы в этой инициативе, и Китай оказался не в состоянии предложить привлекательную для России роль в ней», — сказал Юрий Тавровский, эксперт по Китаю, близкий к националистической евразийской школе российских ученых.

Некоторые российские эксперты считают, что Москва должна использовать свое географическое положение с тем, чтобы сделать Пекин более сговорчивым. Без России, утверждают они, великая евразийская сеть транспортных связей Китая никогда не воплотится в жизнь — и Россия должна добиваться, чтобы Китай платил за получение доступа к этим связям гораздо больше того, что он платит в настоящее время.                     

Однако, несмотря на сделанное в 2015 году совместное заявление господина Си и господина Путина касательно того, что Пекин и Москва станут добиваться интеграции двух экономических инициатив, последующие двусторонние обсуждения практически ничего не дали.

«Наши китайские коллеги постоянно говорят о «беспроигрышности», но иногда начинаешь задумываться о том, готовы ли они вообще учитывать наши интересы», — сказал один российский правительственный чиновник, участвовавший в этих переговорах. — Им нужно идти на компромиссы, если они хотят, чтобы мы пришли к чему-то конкретному».

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...