Каля-маля

И ночью привиделся мне сон…

В постель иду, как в ложу:
 
Затем, чтоб видеть сны

Марина Цветаева

В Центральном Государственном музее прошла выставка «Безмолвная музыка» художника, члена-корреспондента Академии художеств РК Токкожи Кожагулова.

Посетила.

И ночью привиделся мне сон.

Будто живу я в 2118 году и смотрю телевизор. Не нынешний телевизор, плоский и плазменный. Трансляция идёт у меня на сетчатке. А там научно-популярная передача. Рассказывают о некоем живописном полотне, чудом сохранившемся и найденном в руинах сгинувшей в Лету цивилизации. Ведёт передачу биоробот. Юркий такой, пластичный, симпатичный, с фасеточными глазами-блюдцами. Само полотно размером примерно полтора на два с половиной метра.

Назарбаев

И висит оно в воздухе, ни к чему не прикреплённое. Ещё бы. Год то 2118-ый. Гвоздей и верёвок и в помине нет. Ни прибить кого-нибудь к кресту, ни самому повеситься.

И вот этот бойкий Нано (назову его так), слегка писклявый, тыча в полотно светящейся указкой, излагает довольно бойко:

«Итак, друзья, что мы видим на этой плоскости, в старину именуемой картиной? В некоем помещении, в старинном интерьере с наивными приметами технологический цивилизации, расположилась группа людей. Судя по одежде и физическим кондициям, мужского пола. Имена и род занятий этих людей нам неизвестны. Кто они, в каких отношениях между собой состоят и чем занимаются в отражённый в картине момент, мы хотя бы приблизительно попробуем разобраться.

За окнами помещения мы видим безлюдный мрачный город. Ни людей, ни средств передвижения на дорогах и в воздухе. Что-то случилось – пандемия, экологическая катастрофа, кризис, заставивший людей покинуть город, ища спасения? А группа мужчин – счастливцы, избежавшие печальной участи, отборные экземпляры элиты, пережидающие худые времена с изрядным запасом продовольствия, воды и зелёной энергии?

Фигура, находящаяся в композиционном, и так сказать, эмоциональном центре, несомненно, является главной по занимаемому ею общественному положению.

В изобразительном искусстве прошедшего столетья ещё держались идущей из глубины веков культурной традиции — помещать в центр вожака, вождя, царя, помазанника Божьего, мессию. Перечень номенклатурных должностей сакрального мира займёт слишком много места.

Вернёмся к центру многофигурной композиции. Кто этот человек? Глава финансовой корпорации, великий учёный, религиозный реформатор, мыслитель? Может, он лауреат Нобелевской премии? Во времена оные человеческое сообщество питало странное, почти маниакальное пристрастие к этой награде…

Назовём его условно: альфа-лидер. Обратите внимание, как светел и ясен его лик, какая уверенность в движениях рук. Что он говорит своим подчинённым? Распекает их? Развлекает? Делится планами? Философствует? Может быть, поёт?

Много загадок таит в себе это полотно. К примеру, парящее в воздухе, за окном, хищное животное из семейства кошачьих. Выслеживает ли оно жертву, плотоядно облизываясь? Или это прирученный зверёк, ожидающий хозяина.

Скользкий вопрос – где их женщины? Сбросили как балласт?

И что такое стоит на столе? Этот круглый артефакт на подставке, что это? Посылка от анонимного отправителя? Кубок с алкогольной жидкостью, как часть некоего инициального обряда? Последняя версия аппарата по утилизации денежных банкнот? Урна с прахом почившего уважаемого члена племени? И почему так жестикулирует солидный седой мужчина, крайний слева. Советует ли он зарыть сосуд в землю, от греха подальше или предлагает бросить жребий, кому его открывать, интересуясь, что там внутри?

А единственный усатый? У него озабоченное, несколько лукавое выражение лица. Кажется, он что-то хочет вынуть из бокового отверстия в одежде, именуемого карманом. Что там? Донос на сокамерников, носовой платок или пузырёк с ядом? Обеспокоен ли он тем, что у него у единственного в собрании есть усы, этот неучтивый дикарский анахронизм, тогда как даже Лидер не позволяет себе такого архитектурного излишества на лице?

А крайний справа, утративший волосяной покров? Что такое он держит в руке? В музеях урбанистического быта ещё хранятся эти уникальные, чудом сохранившиеся предметы, именуемые тетрапакетами. В них хранили натуральное молоко, извлекаемое из самок парнокопытных жвачных животных семейства полорогих. Предлагает ли этот обладатель молочной пирамидки тому, усатому, разделить с ним трапезу, потому-что собрание ещё не скоро закончится, а терпеть уж сил никаких нет?

Зато ничем не обеспокоен сосед безволосого по правую руку. Какая расслабленная, покойная у него поза. Умиротворение просто разлито на этом румяном добродушном лице. Ничто не может омрачить его благодушного настроения. А как сложены ручки. Он как будто безмолвно говорит – ай, господа, да делайте вы что хотите…

Сразу видно, что у человека всё в порядке. Возможно, ему известны пути отхода из мёртвого города и приготовлен в подземном паркинге транспорт с преданным водителем…

В то время как некоторые персонажи в присутствии высокого лица позволяют себе стоять с надменным видом, да ещё заложив, явно демонстративно, руки за спину. Статичное изображение не позволяет нам убедиться, что, возможно, субъект ещё дерзко покачивается при этом с носков на пятки. Что такое подумывает себе этот молодой человек? Какие невербальные сигналы транслирует он в пространство? Уж не подумывает ли он, что слишком нас тут много, на челне? Чёрт знает, сколько ещё придётся торчать в этой башне с золотым набалдашником… Меж тем как запасы виски и икры не бесконечны, а зарубежные партнёры, паскуды, что-то не спешат на помощь.

А третий, слева направо в ряду? Видно, что предмет разговора его совершенно не занимает. Наверняка это самый приближённый к Лидеру человек. Мысли его далеки. Лицо очень умное. Выражает какую-то продуктивную, давно оформившуюся мысль. Что-нибудь эдакое о всеобщем народном благе. Ладони сплетены так, будто он хочет незаметно стянуть с пальца обручальное кольцо.

В правом нижнем углу холста меленько написано имя живописца.

Если бы сохранилось хоть какое-нибудь авторское пояснение к полотну… На оборотной стороне картины полустёртая карандашная запись, скорее всего, бытового характера. Очевидно, цидулька обращена к арт-агенту художника. Была такая профессия. Надпись загадочная. Ведущим специалистам по языкам ещё предстоит поработать над расшифровкой смысла послания. Фонетически это звучит завораживающе:

Мəке! Қай ит алам десе, соған сата берші… Маған бес мың евро жетеді!

Пока из этого мелодичного звукосочетания понятным для современного сознания остаётся только одно слово – «евро».

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...