Почему казахстанские банки спасает государство, а не их владельцы-олигархи?

Казахстанские банки опять выстроились в очередь за государственной поддержкой. Считается, что она будет оказана Нацбанком. На деле – за наш счет

Откуда дровишки? Из Нацбанка, вестимо…

В начале сентября глава государства, выступая на совместном заседании палат парламента, однозначно выступил против государственной поддержки частных банков. Действительно, банки частные, а государство опять их финансирует: «Работали, дошли до ручки (…). Эти банки лучше уничтожить (…). Все должны понимать, если ты стал частником, то ты полностью отвечаешь. Банкрот — значит банкрот, недоработал, не умеешь работать эффективно. Давайте встанем на эту дорогу, потому что у нас другого пути нет».

«Дожили!», вздохнули облегченно обыватели. Наконец-то не будут использоваться государственные средства на спасение частного банковского бизнеса, что продолжалось со времен жестокого финансового кризиса 2007-2008 годов. Наверное, пришло то время, когда правительство будет нацелено на очищение от застаревших уже проблем и на развитие инфраструктуры, социальной сферы и пр.

Но на днях стало известно, что Нацбанк выделит 410 млрд. тенге четырем банкам «в рамках реализации Программы повышения финансовой устойчивости банковского сектора». Еще немножко, еще чуть-чуть?

Конечно, к тому моменту, когда свою речь держал глава государства, вопрос с дальнейшей поддержкой банков был политически решен. И отступать нельзя!

Еще 30 июня с.г. Нацбанк РК одобрил Программу повышения финансовой устойчивости банковского сектора Республики Казахстан. Было определено, что разгребать авгиевы конюшни банков будет «дочка» центробанка – Казахстанский фонд устойчивости.

Это уже второй фонд за неполные 10 лет, цель которого – вывести отечественные банки из красной и черной зоны, когда они находятся над пропастью.

Помнится, в 2008 году в стране в пожарном порядке был создан государственный фонд стрессовых активов банков второго уровня. Ему поставили вполне реальную задачу – скупить у банков невозвращенные ипотечные кредиты граждан и проблемные кредиты, обеспеченные недвижимостью.

Государство щедро оплачивало уставный фонд, но фонд так и не заработал, что неудивительно. Говорят, инициатива его создания принадлежала Кайрату Келимбетову – его идеи, помпезно представляемые и без проблем внедряемые, еще ни разу не достигли конкретного конечного результата.

Сейчас же куда интереснее понять, как теперь новый фонд может поучаствовать в спасении банков.

На бумаге, как всегда, все выглядит вполне пристойно. Фонд будет помогать банкам финансово, предоставляя им средства. Откуда дровишки? Из Нацбанка, вестимо, Нацбанк добывает, а я – раздаю…

Если отвлечься от взятой ноты, то соображения следующие. Банковский рынок требует принятия мер по повышению его финансовой устойчивости. И с этим, очередным уже, финансированием, Нацбанк надеется, что в течение 5 лет банки смогут очистить свои балансы от проблемной задолженности – благодаря повышению капитализации, списанию, прощению и другим шагам по улучшению качества активов. В итоге совокупный собственный капитал банковского сектора увеличится, и банки наконец смогут выполнять свои задачи – по кредитованию реального сектора экономики.

В общем, через 5 лет на банковском рынке все будет по-другому. Вполне такие идеалистические представления.

Избранные среди проблемных

Изначально было решено, что помощь получат только системообразующие банки, а объем помощи составит 500 млрд. тенге.

казахстанские банки

Это потом поступили разъяснения, что на помощь могут рассчитывать все банки, капитал которых составляет более 45 млрд. тенге. Однако важна «приписка к порту» — подразумеваются только отечественные финансовые институты – иностранные «дочки», «чужестранки», в расчет не берутся.

На момент принятия решения речь шла о 15 банках, о системообразующем статусе речь уже не шла. Видимо, решили спасать сразу пол-сектора.

«Вопрос вхождения банка в программу будет рассматриваться правлением Нацбанка с учетом финансовой модели банка, возможностей акционеров и целесообразности предоставления средств… Не все банки станут участниками программы с точки зрения целей и задач. Каждую заявку банка на участие в программе мы будем оценивать индивидуально, выносить на правление Нацбанка», — информировал общественность некоторое время назад заместитель председателя Нацбанка Олег Смоляков.

Изначально предполагалось, что банкам будет оказана помощь на рыночных условиях – то есть на условиях платности и возвратности средств. Это вкратце и исключительно – для публики.

На самом деле это очень выгодное мероприятие для самих банков. Вот любопытные детали, которые стали известны еще до момента принятия решения о поддержке четырех банков. Банки получат «благоприятные пятилетние условия», субординированные облигации будут обменяны на 15-летние государственные бумаги, банки смогут получить доход от переоценки своих бумаг и по госбумагам…

В общем, не программа, не соломинка для утопающих, а настоящее бревно, за которое смогут уцепиться самые шустрые.

Так и произошло. По крайней мере благодаря этой программе на плаву останутся 4 банка, два из которых – Цесна и Банк ЦентрКредит, возможно, будут слиты в один (выходит, они получат помощь в двойном размере). Ситуация с проблемными кредитами в них, конечно, как и в других банках, значительно ухудшилась в этом году – на 1 января с.г. займы с просрочкой более 90 дней в целом по банковскому сектору составляли 6,72% от общего кредитного портфеля, а на 1 сентября – уже 12,77%.

Самый низкий уровень кредитного токсикоза на 1 сентября с.г. среди «номинантов» – у Цеснабанка – 6,7%. У АТФ кредиты с просрочкой составляют 18,44% от общего кредитного портфеля, у БЦК – 20,96%, у Евразийского – 24,62%. Последний, кстати, на 1 сентября в минусах – 9,8 млрд. тенге убытка.

Есть банки, в которых вообще все плохо. Например, у Delta, который формально тоже мог бы рассчитывать на господдержку в этом формате, его собственный капитал составляет свыше 50 млрд. тенге, кредитный портфель практически весь просрочен – 99,97%! Или взять тот же Казком. Собственный капитал громадный, свыше 200 млрд. тенге, а портфель «наполовину пуст» – проблемные кредиты достигают 42,42%.

Так что Нацбанк выбрал из общего списка такие банки, на которые еще можно положиться. Или, по крайней мере, можно надеяться, что те в конце концов станут самодостаточными и полезными для экономики. Они и получают карт-бланш, практически всю запланированную на поддержку банковского сектора сумму. Остается каких-то 90 млрд. тенге, и, возможно, один-два банка еще присоединятся к счастливчикам – работа здесь еще не окончена.

Живи за свой счет или умри!

Когда наши банки, оказавшись в затруднительном положении, получают госпомощь, «спасатели» совсем не ссылаются на зарубежный опыт. Очень странно. Обычно эта формулировка используется по поводу и без.

Что, в США и в Германии государство не финансирует несостоятельные финансовые институты? Финансирует. Но там спасают именно системообразующие банки, их 2-3 – не больше. У нас же «системообразующими» признают с десяток банков – едва ли не треть рынка.

Но самое главное, там принимают меры поддержки лишь тогда, когда крушение банка затронет интересы многих миллионов вкладчиков. Других оснований не существует – во всех иных случаях банки спасают сами акционеры, но не государство. Не можешь работать, нет средств, убыточен, не выдерживаешь рыночного накала или конкуренции – умри!

В Казахстане банки принадлежат очень богатым и влиятельным лицам, которые, конечно, имеют собственные финансы для спасения своего бизнеса. И, выходит, им легче договориться и переложить ответственность, прежде всего, финансовую, на госбюджет, чем тратить личные миллиарды.

Отдельный вопрос – по поддержке реального казахстанского бизнеса. Почему правительство спасает банки, но никогда не спасает бизнес? Спасает, еще как, тоже тратит миллиарды. Уже много лет активно действует программа субсидирования сельхозпроизводителей и животноводов, выдаются кредиты за счет Банка развития Казахстана перспективным, как кажется, производствам, местные исполнительные органы обеспечивают госзаказ для отечественных производителей. Еще придумали субсидировать зарплату предприятиям, которые страдают от кризиса. ЗОНАКЗ писала об этом в статье «Правительство раздает не удочки, а миллиарды».

Что получаем в итоге? Субсидии разбираются преимущественно родственниками удельных князьков – до простых аульчан, сельчан, фермеров, животноводов – как хотите, они не доходят; кредиты в БРК (а был еще Инновационный фонд, к примеру) порой вообще не возвращаются; предприятия, получившие госзаказ, продают свою продукцию по баснословным ценам (разобрались бы, например, правоохранительные органы, по адекватной ли цене закуплены у отечественного сборщика автобусы для Астаны).

Как видим, меры есть, а действенного результата нет. Мистика какая-то…

***

© ZONAkz, 2017г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

comments powered by HyperComments

Новости партнеров

Загрузка...