Фондовые рынки: коррекция или начало нового кризиса? Что ждать Казахстану

Мировая финансовая система, словно машина, у которой отказали тормоза, мчится навстречу новому кризису. Первые волны финансового цунами уже показались на горизонте

Алматы. 12 февраля. КазТАГ — Сергей Зелепухин. Похоже, мировая финансовая система, словно машина, у которой отказали тормоза, мчится навстречу новому кризису. И хотя говорить о его наступлении пока еще рано, однако первые волны финансового цунами уже показались на горизонте.

Теперь ключевой вопрос заключается в том, будут ли они настолько сильными, чтобы в очередной раз погрузить глобальную хозяйственную и финансовую систему в бездну или их сила не окажется настолько мощной? Что происходит в последнее время на мировых фондовых рынках? Начало очередного кризиса или просто коррекция? И что ждет Казахстан?

Тревожные звонки

То, по поводу чего на протяжении как минимум последних пяти лет били тревогу многие эксперты, все больше становится реальностью. Над глобальной финансовой системой вновь замаячила тень нового кризиса. Его первые громовые раскаты уже прозвучали.

В прошлый понедельник, 5 февраля, один из ключевых фондовых индикаторов — американский промышленный индекс Dow Jones обвалился на 4,6%, до 24 345 пунктов, показав самое масштабное за всю свою историю внутридневное падение. За ним последовали индекс высокотехнологичных компаний S&P 500, упавший на 4,1% — до 2648,94 пункта, и индекс высокотехнологичных компаний NASDAQ, потерявший 3,8% и закончивший торги на отметке в 6967 пунктов. Примечательно, что это падение Dow и S&P стало рекордным с 2011 года.

Вслед за американскими индексами волна негатива накрыла азиатские фондовые площадки: 6 февраля японский Nikkei 225 рухнул на 4,7%, а гонконгский Hang Seng — на 4,9%.

После небольшого роста в среду уже на следующий день, 8 февраля, мировые фондовые индексы продемонстрировали новое падение: Dow Jones обрушился на 4,15%, NASDAQ — на 3,9%, а S&P 500 — на 3,75%.

Вслед за американскими последовали азиатские индексы: Nikkei 225 упал на 2,3%, Hang Seng — на 3,1%. Далеко в красной зоне оказались основной индекс Шанхайской фондовой биржи — Shanghai Composite Index, и шэньчжэньский Shenzhen Composite Index.

Всего, с учетом небольшого роста в среду, с понедельника по четверг включительно Dow Jones рухнул на 6,5%, NASDAQ — на 6,4% и S&P 500 — на 6,6%.

В пятницу красный тон американских фондовых индексов сменился зеленым, хотя в ходе торговой сессии они проседали почти на 2%. Но пятничные торги в США все же закончились на позитиве: Dow Jones и NASDAQ выросли на 1,4% каждый, а S&P 500 – на 1,5%.

Однако по результатам торгов на прошлой неделе снижение американских индексов составило 5% и более.

Фондовые рынки

Кто надул новый пузырь?

Так что же стало катализатором обвала фондовых индексов по всему миру на прошлой неделе? И почему это стало возможным?

На протяжении последних 10 лет представители главных монетарных центров мира — Федеральной резервной системы (ФРС) США, Европейского центрального банка (ЕЦБ) и Банка Японии, проводя сверхмягкую денежно-кредитную политику, делали вид, что ничего страшного не происходит, тогда как на фондовых рынках все это время постепенно надувался новый пузырь.

Львиная доля «дешевых» денег, предоставленных ФРС, ЕЦБ и Центробанком Японии почти по нулевой ставке, и триллионы долларов, направленных ими в первую очередь на скупку гособлигаций по так называемым программам количественного смягчения, не шли на кредитование реального сектора.

Напротив, они оказывались на фондовом рынке и использовались для спекуляций финансовыми активами, в первую очередь акциями и производными финансовыми инструментами. В результате все это время фондовые индексы росли, как на дрожжах, побивая один рекорд за другим, беря одну вершину за другой.

Видя все это, многие экономисты били в набат: на фондовых рынках из-за ультрамягкой политики монетарных властей США, ЕС и Японии надувается новый мыльный пузырь, который должен рано или поздно лопнуть, приведя в лучшем случае к сильной коррекции цен на финактивы, а в худшем — к новому финансовому, а затем и экономическому кризису.

При этом эксперты не без иронии сравнивали меры монетарных властей по преодолению последствий «Великой рецессии» 2009 года за счет накачки рынков «дешевыми» деньгами с попыткой тушить пожар с помощью бензина.

Поэтому думать, что никто не ожидал, что случится резкое проседание фондовых рынков, было бы неправильно. Этого ждали многие и причем уже давно, но никто не мог сказать точно, когда именно это произойдет, ведь предпосылки для кризисов формируются постепенно, но сами кризисы «стучатся в дверь» неожиданно.

За что боролись, на то и напоролись

Это что касается причин последних обвалов на мировых фондовых площадках. Главным же их катализатором стали ожидания участников рынка не постепенного, а более быстрого ужесточения денежно-кредитной политики ФРС США, ЕЦБ и японским центробанком. Причем ситуацию усугубило то, что за закручивание монетарных «гаек» сейчас выступают не только американский, но и европейский, и японский регулятор.

Только в прошлом году ФРС трижды повышала базовую ставку на 0,25%. Сейчас она находится в диапазоне 1,25-1,5%. При этом ожидается, что в этом году Федрезерв повысит ее еще 3 раза, а может быть, и 4. В пользу последнего варианта говорит вышедшая недавно хорошая статистика по занятости и по инфляции в США.

В свою очередь, в октябре 2017 года ЕЦБ продлил программу по скупке ценных бумаг, но при этом решил сократить объем их ежемесячных покупок с 60 млрд евро до 30 млрд, начиная с января этого года. С этого же месяца Банк Японии уменьшил покупки гособлигаций с погашением через 10-25 лет и через 25-40 лет на 10 млрд иен, или на более $88 млн каждые.

На этом фоне в самом начале нового года, то есть за месяц до обвалов фондовых индексов, стратег Джим Рид из Deutsche Bank отмечал, что «стоит ожидать существенных последствий этого процесса (ужесточения монетарной политики ФРС, ЕЦБ и Банком Японии – КазТАГ), учитывая повышенный уровень многих мировых цен на активы».

«В любом случае мы столкнемся с беспрецедентной ситуацией на мировом уровне, финансы могут стать крайне нестабильными, даже если мы сейчас находимся на рекордно низких уровнях волатильности», — предупреждал эксперт.

Как в воду смотрел. Другими словами, речь идет о том, что иголкой, которая способна проткнуть спекулятивный пузырь на фондовых рынках, может стать дальнейшее ужесточение монетарной политики крупнейшими центробанками. Причем в данном случае большую роль играет даже не сам факт ужесточения, а его ожидание участниками рынка, причем ожидание более сильного и быстрого закручивания монетарных «гаек», чем предполагалось ранее.

По сути, сейчас крупнейшие центробанки столкнулись с непростой ситуацией, которую справедливо можно охарактеризовать словами «за что боролись, на то и напоролись». Поведение финансовых рынков после 10 лет непрекращающегося наплыва «халявных» денег все больше стало напоминать поведение наркомана, которому постоянно требуется новая доза. Вот только в роли наркотиков в данном случае выступают «дешевые» деньги.

Однако дальнейшее поощрение этой зависимости неизбежно приведет к куда более тяжким последствиям для мировой экономики в будущем, поскольку возникает риск вздутия пузыря еще больших масштабов, чем он есть сейчас.

Похоже, это хорошо осознают в ФРС, ЕЦБ и Банке Японии, ведь с момента первого обвала на мировых фондовых площадках 5 февраля еще ни один из их представителей не выступил с успокоительными заявлениями вроде того, что опасения участников рынка по поводу дальнейшего ужесточения монетарной политики выглядят слишком преувеличенными.

Что день грядущий нам готовит?

Но, так или иначе, теперь весь вопрос заключается в том, пойдут ли монетарные власти на уступки рынку или проявят твердость и дадут сдуться пузырю, несмотря на возможные негативные последствия для финансовой системы и глобальной экономики.

В зависимости от того, каким будет ответ на этот вопрос, такими и будут последствия для развитых и развивающихся рынков, в том числе и для казахстанской экономики.

Если крупнейшие центральные банки окажутся последовательными в деле ужесточения монетарного регулирования, то этот и следующий год могут вновь оказаться весьма непростыми для хозяйственной системы, бюджета, валютного и денежного рынка Казахстана.

А все потому, что любой обвал на фондовых площадках сопровождается бегством инвесторов из рисковых активов, в результате чего под сильным давлением неизбежно оказываются и цены на нефть. Но так как «здоровье» чрезмерно зависящей от добычи и экспорта нефти казахстанской экономики и устойчивость нацвалюты напрямую зависят от ценовой конъюнктуры на нефтяном рынке, то шторм на нем неизбежно будет негативно сказываться как на темпах роста ВВП Казахстана, так и на обменном курсе тенге.

Ситуация усугубляется ростом добычи «черного золота» в США, которая бьет рекорд за рекордом. Согласно информации американского министерства энергетики, по итогам позапрошлой недели этот показатель вырос еще на более чем 3%, до 10,25 млн баррелей в сутки, что подтолкнуло к росту мировые запасы нефти и привело к снижению ее цены.

Причем приуменьшать значимость роста нефтедобычи в США не стоит, поскольку эта страна – один из крупнейших нефтедобытчиков в мире наряду с Россией и Саудовской Аравией, и любое увеличение этого показателя на американских месторождениях напрямую влияет на рост мирового предложения «черного золота».

Еще одним негативом для нефтяных цен стала информация от нефтесервисной компании Baker Hughes в прошлую пятницу о резком увеличении числа новых буровых установок на сланцевых месторождениях – сразу на 26 единиц, с 765 до 791. А это дает основания предполагать, что нефтедобыча в США продолжит увеличиваться, а вслед за этим будет расти глобальное предложение жидких углеводородов.

Поэтому вполне ожидаемо, что на рост буровых нефтяные цены отреагировали крайне отрицательно. По итогам торгов в последний рабочий день прошлой недели стоимость Brent обвалилась на $2,19, или на 3,4%. В результате со 2 по 9 февраля включительно цена этой марки нефти продемонстрировала стремительное падение — более чем на $7, или на 10% — с $69,65 до $62,62 за баррель.

В этой ситуации нет ничего удивительного в том, что на фоне снижения нефтяных цен и фондовых индексов тенге за прошлую неделю по итогам торгов на Казахстанской фондовой бирже ослаб к доллару на Т5,7 — с Т321,62 до Т327,32 за $1.

Хотелось бы ошибиться, но похоже, это еще не предел, особенно если учитывать, что с большой долей вероятности нефтедобыча в США продолжит увеличиваться, тогда как пока еще коррекция на мировых фондовых площадках может трансформироваться в полномасштабные финансовые, а затем и экономические потрясения.

Но следует повториться еще раз, что говорить о начале нового кризиса, а тем более о его неизбежности — преждевременно. Однако то, что первые тревожные звонки уже прозвучали, — вполне очевидно.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...