«Бороться с экстремизмом, а не с одеждой и бородами»

Сетевые СМИ о поправках в закон о религии

«Восемь самых значимых поправок, которые будут внесены в закон о религии РК» — С 2011 года усилился уровень негативных тенденций, связанных с религией и религиозной деятельностью. Учитывая это, был проведен анализ причин и последствий, выявлен ряд угроз, которые необходимо решать государственным органам сообща с религиозными организациями. Были приняты комплексные меры в отношении отдельных граждан, имеющих радикальные религиозные взгляды. Важно повысить религиозную и правовую грамотность религиозной части населения и профилактику религиозного радикализма и экстремизма. Поэтому предлагаются поправки в механизмы правового регулирования в религиозной деятельности, призванные не допустить противоправных действий, а также обеспечить свободу совести, предусмотренную в Конституции страны.

Законопроектом предусматривается запрет не только на использование и публичную демонстрацию атрибутов и внешних признаков деструктивных религиозных течений, но, что более важно, будут запрещены распространение и пропаганда идеологии ДРТ. Деструктивное религиозное течение в законопроекте толкуется как совокупность религиозных взглядов, идей, а также учение, представляющее угрозу охраняемым правам и свободам человека, способные ослабить и (или) разрушить нравственные устои, духовные и культурные ценности и традиции.

В самом законе нет детализации этих внешних признаков – это нецелесообразно (в тексте законопроекта нет ни слова о бороде или штанах). Внешние признаки принадлежности к ДРТ предлагается закрепить подзаконным актом – совместным приказом уполномоченного органа, органов национальной безопасности и внутренних дел.

В ходе разработки приказа признаки будут тщательно обсуждены с религиозными объединениями, теологами, религиоведами и экспертами. Важно, что внешние признаки: укороченные брюки, длинная беспорядочная борода в комплексе с идеологическими, организационными, ритуально-обрядовыми и поведенческими признаками будут характеризовать принадлежность к ДРТ. При этом, священнослужители, а также посещающие страну в туристических целях иностранцы не будут подпадать под определение приверженцев ДРТ по внешним признакам.

Религия
Религия или модная культура? Фото: moralcoach.wordpress.com

Министерство по делам религий и гражданского общества (МДРГО) совместно с другими заинтересованными организациями будет проводить семинары для представителей правоохранительных органов во избежание перегибов.

Важно отметить, что данные нормы позволят повысить уровень безопасности граждан, при этом не допуская нарушения конституционных прав граждан.

«Охотники за бородами: кто и что за этим стоит?» — Мусульманский общественный деятель Мурат ТЕЛИБЕКОВ — «Перед властями не стоит задача – дискредитировать ислам. Цели преследуются иные. Мир находится в условиях террористической угрозы. Эта глобальная проблема распространяется сегодня и на Центральную Азию. Используя исламские лозунги, нечистоплотные политики пытаются реализовывать свои интересы. Это происходит практически повсюду. Именно религиозные фанатики используются в качестве «пушечного мяса» для дестабилизации политической обстановки в стране

Сегодня власти вынуждены принимать непопулярные меры. Когда на весах стоят права человека и национальная безопасность, приоритет отдается, прежде всего, устранению угрозы для жизни людей. Подобный подход наблюдается практически во всех странах с развитой демократией».

Серик БЕЛЬГИБАЙ, независимый политолог – «Идея контролировать длину бород только на первый взгляд кажется фантастической. На самом деле к этому давно уже шло, и в перспективе мы услышим еще много интересного из этой оперы… Вы спрашиваете, откуда и с какой целью появляются столь странные идеи? Причин тому много. Но одна из главных – это полное отсутствие контроля со стороны общества. Наши министры, да и другие высокопоставленные госслужащие практически не зависят от общественного мнения. Они отчитываются лишь перед тем, кто их назначил. А при ручном контроле уследить за всеми (каждым словом) невозможно

Да, я считаю, что у нас нет религиозного экстремизма, но при этом есть нетрадиционные верующие. Они-то и стали объектом преследования. Причем счет погибшим в странных «антитеррористических операциях», лишившимся жизни и здоровья в тюрьмах или просто отбывающим срок идет уже на многие сотни. Другая причина – негативное отношение к верующим мусульманам в целом.

То есть давление идет уже на обычный, официальный ислам. Ведь ограничения, касающиеся мусульманской одежды, а также стремление регулировать длину бород в стране, где большинство населения называют себя мусульманами, затрагивают интересы не только «сектантов», но и всех верующих. При этом конституционные принципы свободы совести, презумпции невиновности в расчет не берутся».

Султанбек СУЛТАНГАЛИЕВ, политический аналитик – «С одной стороны, налицо желание привести в какое-то соответствие дизайн бород наших соотечественников. С другой, контроль за этим возлагается на сотрудников полиции, которые, видимо, досконально разбираются в тонкостях мусульманского вероучения и его многочисленных течений, а значит, в силу своих глубоких познаний имеют право определять, кем является тот или иной бородатый мужчина – экстремистом или же законопослушным верующим. И если суммировать эти две составляющие, то можно сделать вывод, что мы имеем дело не столько с оговоркой, сколько со стилем мышления, который подразумевает жесткий контроль над всем и вся в обществе. Однако не думаю, что такой подход, более оправданный, например, в антикоррупционной деятельности, способен принести какие-либо положительные результаты в борьбе с распространением экстремистских идей. Любое религиозное вероучение, вне зависимости от степени его официального признания или суммы навешиваемых на него ярлыков, – это мировоззрение конкретного человека, спаянный комплекс идеологем, управляющих жизнью и поведением индивидуума. И полицейский контроль здесь совершенно бесполезен и неуместен. В борьбе за сердца и умы людей конкурировать с той или иной идеологией можно лишь предложив другую идеологию, но только не посредством линейки и парикмахерских ножниц».

«Как рядовой полицейский сможет отличить модника от террориста» — Политолог Ислам КУРАЕВ – «Честно признаться, то мне самому очень интересно узнать, как рядовой полицейский сможет отличить представителя деструктивного течения от вполне дозволенного. Если спецслужбы хотят бороться с террористами, то достаточно других статей, по которым можно привлечь к уголовной ответственности, а если говорят о предупреждениях, то уже есть административная ответственность. На мой взгляд, это больше похоже на «придумать колесо».

В свою очередь именно деструктивные религиозные течения издали свою внутреннею фетву, что каждый верующий имеет право: пить, курить, не молиться, в общем, делать все что угодно, но главное — не выдавать свои чувства верующих

В Алматы точно половину молодежи придется проверять, так как у всех короткие штаны и бороды, но не по религиозным убеждениям, а просто так модно. Представляю, как будет у них спрашивать сотрудник полиции про мазхаб или мировоззрение. Веселая картина получится».

Евгений ЖОВТИС – «Бороться с экстремизмом, а не с одеждой и бородами» — Человек может верить во что хочет, и с этой его верой ничего поделать нельзя. Это называется forum internum — внутренняя свобода действий, убеждений. Её невозможно ограничить, проконтролировать или отнять. Частью этой веры могут являться и внешние атрибуты. Борода и укороченные штаны — у некоторых религиозных мусульманских общин. Ермолка, кипа – мужской головной убор у ортодоксальных евреев. Крестик — у православных. Дастар, тюрбан — у индийских сикхов. Кашая (одежда, определяемая канонами Винаи) – у буддийских монахов. Кантхималы (бусы) на шее и тилака (раскраска) на лице — у кришнаитов.

Это всё часть веры. Более того, часто неотъемлемая часть. И любая попытка это отобрать или ограничить означает попытку лишить человека его веры. Да и без какой-то религиозной глубинной веры металлисты, например, хиппи, готы, толкиенисты, панки, скинхеды, эмо и другие молодёжные субкультуры обладают своими отличительными признаками в виде одежды или знаков на лице и теле. Это убеждения, временные или постоянные, со своими характерными чертами. Это религиозная, мировоззренческая, философская самоидентификация, в том числе при помощи внешних признаков.

И вообще, право на свободу совести, религии или убеждений — это индивидуальное право. Оно и в Пакте, и в нашей Конституции так и гарантируется: «Каждый имеет право…». Для того, чтобы во что-то верить, в чём-то быть убеждённым и эту веру или убеждения выражать, мне не нужно ни два, ни пять, ни десять, ни тем более 50, как по нашему законодательству, человек.

Но есть и ещё одна проблема, касающаяся того, что, помимо forum internum, есть ещё forum externum, то есть свобода внешнего выражения своей веры или убеждений. А это предполагает, что свобода мысли, совести, религии или убеждений при её внешнем выражении прямо соприкасается со свободой слова и выражения мнения, а также со свободой ассоциации (объединения) и свободой мирного собрания.

И тогда государство чётко определяет в законодательстве, в каких случаях свобода слова, объединения и собрания может быть ограничена. Когда это представляет собой непосредственную угрозу насилия, угрозу национальной или общественной безопасности, общественному порядку, морали, здоровью и нравственности граждан, правам и свободам других лиц.

Асылбек ИЗБАИРОВ, казахстанский религиовед, доктор философских наук – «Бороды и хиджабы остаются на своих местах, никто их не запрещает» — Журналисты, которые освещают религиозную ситуацию и проблемы религиозной сфере должны быть компетентны и осторожны в оценках. Поскольку их ошибки, например, когда в новостях о запрете якобы хиджаба они путают его с никабом, могут способствовать нагнетанию напряженности в религиозной сфере. Хотя государство официально заявляло, что запрета на хиджаб не будет. Для радикалов и «спящих» ячеек данная дезинформация может послужить инструментом и мотивацией для активных действий против государства.

В данном вопросе главное – различие между хиджабом и никабом. Лицо женщины в хиджабе можно распознать, в нем даже можно фотографироваться для документов. И в целом никто не собирается запрещать ношение хиджаба.

Подобный запрет невозможен в силу того, что у нас светская демократичная страна. В то время как запрет на ношение в общественных местах никаба, паранджи и другой религиозной одежды в целях распознавания лиц себя оправдывает.

Итак, есть несколько основных параметров, которые должны отрегулировать Министерство по делам религий и гражданского общества РК совместно с Духовным управлением мусульман Казахстана. А именно женский платок с открытым лицом и борода согласно ханафитскому мазхабу.

По поводу бороды – ее скорее попросят подстричь, а не сбрить, чтобы привести все это в соответствие с требованиями ханафитского мазхаба. Согласитесь, гораздо лучше, если вместо огромной окладистой и неопрятной бороды будет аккуратная борода длиной с кулак.

Однако следует также обратить внимание на то, что в нашей стране проблемы возникают на этапе реализации и исполнения законов. В этот период возможны побочные эффекты принятых норм, связанные с безграмотностью руководителей. А их ошибками всегда готовы воспользоваться заинтересованные группы лиц. Поэтому следует подходить с особой осторожностью и тщательностью к правоприменительной практике.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...