Удастся ли узбекскому президенту Шавкату Мирзиееву растопить до конца лед взаимного отчуждения в отношениях между Узбекистаном и Таджикистаном?!

Его предстоящий визит в Душанбе может внести определенную ясность в этот вопрос

Издание Diplomat опубликовало аналитическую статью Катрин Путц под названием «High Hopes for Mending Tajikistan-Uzbekistan Relations Ahead of of State Visit» — «С предстоящим государственным визитом связываются большие надежды на оздоровление отношений между Таджикистаном и Узбекистаном».

узбекистан и таджикистан

В предисловии к ней говорится так: «Узбекский президент Шавкат Мирзиеев намерен совершить визит в Таджикистан 9-10 марта».

Далее уже в самой статье излагается следующее: «Большие надежды возлагаются на предстоящий государственный визит узбекского президента Шавката Мирзиеева в Таджикистан, назначенный на 9-10 марта.

Немногим более года прошло с тех пор, как Мирзиеев был избран на эту должность. За означенный срок им было сделано немало для восстановления добрых связей страны со своими соседями. Он совершил три поездки в Туркменистан, четыре в Казахстан и одну в Кыргызстан. Взаимоотношения Узбекистана и Таджикистана, неуклонно ухудшавшиеся в течение 25 лет пребывания Ислама Каримова на посту главы государства, находились в особенно бедственном состоянии к моменту прихода Мирзиеева к власти.

Хотя Каримов ездил в Душанбе в 2008 и 2014 годах – в обоих случаях с целью участия в саммитах Шанхайской организации сотрудничества, — последний официальный государственный визит президента Узбекистана в Таджикистан состоялся в 2000 году. Так что предстоящий визит Мирзиеева в Таджикистан так же, как и его поездка в Кыргызстан в сентябре прошлого года, имеет историческое значение».

Взаимосвязи Ташкента и Душанбе стали осложняться еще в ранние годы государственной независимости Узбекистана и Таджикистана. В последующем отношения между этими двумя центрально-азиатскими постсоветскими республиками стали входить в полосу нарастающего взаимного отчуждения. И хотя сейчас наблюдается тренд на улучшение связей между этими двумя столицами, вряд ли будет теперь просто им выбраться из этой непростой ситуации и найти полное взаимопонимание. Ибо поводом для долговременных противоречий явились не столько так и не сложившиеся по-доброму отношения между Исламом Каримовым и Эмомали Рахмоном при прежнем руководстве Узбекистана, сколько исторического характера факторы, которые еще не утратили актуальности. Налаживанию добрососедских отношений – вплоть до последнего времени, во всяком случае — препятствовала осуществленная после распада Советского Союза реанимация культурно-исторических предпосылок для антагонизма между таджикским и узбекским народами.

Причем инициатором в этом деле выступает таджикская сторона. Она, делая ссылку на историческое прошлое, вроде как не признает узбекской государственности. Официальный Душанбе представляет Республику Таджикистан как наследницу и где-то даже как правопреемницу государства Саманидов, существовавшего в IX-X веках и имевшего в качестве главных городов Бухару и Самарканд.

В наше время на территории, которую занимал некогда это государственное образование, располагается главным образом Узбекистан. Но династия, по имени которой оно, государство Саманидов, названо, приобрела значение государственного исторического символа не там, а в соседнем Таджикистане. А в Узбекистане на аналогичную роль отобрана другая династия, Тимуридов, правившая в том же Самарканде, но несколькими веками позже Саманидов. В таджикском общественном сознании очень сильна тенденция к рассматриванию значительной части современного Узбекистана как земли, которая по историческому праву должна принадлежать таджикам. Официальная политика и идеология, которая по сию пору проводится под руководством Эмомали Рахмона, подогревают подобного рода настроения. Это еще в недавнем прошлом сильно раздражало узбекское руководство и правящие в Ташкенте круги. И все же в этом узбекская сторона была и остается в большей мере настроенной на примиренческую позицию. Она в свое время с использованием даже московских СМИ пыталась протолкнуть такую идею, согласно которой узбеки и таджики – это один народ с двумя разными языками.

Но таджикскую сторону такая идеологическая база как основа для разрешения противоречий явно не прельщает. Она гнет свое. По ее идеологии Узбекистан в его нынешнем виде как бы является искусственно созданным, а посему временным государственным образованием. В Таджикистане возводятся памятники Исмаилу Самани, самому выдающемуся представителю названной династии, его именем называются горные вершины и многое другое. Эта тенденция коснулась даже такой строгой сферы, как финансовая жизнедеятельность. Так, новая таджикская денежная единица, введенная 30 октября 2000 года и заменившая собой находившийся до того в обороте таджикский рубль, получила название «сомони».

Сейчас ситуация, конечно же, начинает меняться. Наблюдатели уже давно ведут разговоры об ожиданиях скорого потепления во взаимоотношениях Ташкента и Душанбе. Позитивные сдвиги в этом направлении ими уже отмечаются. Но, повторимся, не все в данном случае зависит от доброй воли Ташкента. Видимо, еще надо, чтобы и Душанбе хотя бы немного смягчил риторику по темам вышеописанного характера.

Удастся ли узбекскому президенту Шавкату Мирзиееву растопить до конца лед взаимного отчуждения в отношениях между Узбекистаном и Таджикистаном?! Его предстоящий визит в Душанбе может внести определенную ясность в этот вопрос.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...