«Грозит ли Астане охлаждение отношений с Москвой?»

Сетевые СМИ о противоречивых отношениях РК и РФ

«Россия и Казахстан: кто кому изменяет?» — В Москву на открытие Чемпионата мира по футболу прилетел президент Казахстана Нурсултан НАЗАРБАЕВ. Визит проходит на фоне скандала, о котором стало известно благодаря публикации российской газеты «Коммерсантъ». Как сообщает издание, Кремль недоволен действиями партнеров по ОДКБ на международной арене, в связи с этим глава МИД РФ Сергей ЛАВРОВ на совете министров иностранных дел ОДКБ в Алма-Ате 11 июня озвучил претензии Москвы. В частности, недовольство коснулось ратификации протокола, позволяющего использовать казахстанские порты Курык и Актау на Каспийском море для переброски американских военных грузов в Афганистан. Как сообщил источник «Коммерсанта» в МИД РФ, Астана даже не поставила в известность Москву о своих планах.

Беспокоят Москву и референс-лаборатории в Армении и Казахстане, которые были открыты при финансовой поддержке США, подобные лаборатории существуют в Украине и Грузии. По сообщению источника, Россия не исключает, что это может быть использовано против нее, так как лаборатории не появляются в странах Западной Европы. С Ереваном якобы уже обсуждается подписание отдельного документа по поводу сотрудничества в сфере биологических исследований.

Аркадий ДУБНОВ — Очередная атака против руководства Казахстана, инспирированная Москвой в российской прессе, свидетельствует о глубокой обеспокоенности Кремля нежеланием своего ближайшего союзника на постсоветском пространстве беспрекословно следовать в фарватере российской внешней политики.

Как свидетельствуют источники в российских дипломатических кругах, в Москве полагают, что американцы могут размещать как в контейнерах, перевозимых по Каспию, так и в портовом оборудовании, предназначенном для их перегрузки на железнодорожные составы в казахстанских портах, специальную аппаратуру, предназначенную для слежения не только за всей каспийской акваторией, но и за прилегающей территорией как России, так и Казахстана.

Казахстанские дипломатические источники считают такого рода подозрения абсолютно несостоятельными. Транзит американских грузов через Каспий обеспечивается азербайджанской логистической кампанией, выигравшей тендер на получение этого подряда. Что касается самих грузов, то в Казахстане намерены строго следовать условиям соглашения.

Нынешняя российская кампания «упреков и подозрений» в адрес Казахстана уже вызвала поток негативных эмоций в казахской блогосфере, направленный против России. Выразительно сдержанным его проявлением стала характеристика, данная этой кампании известным казахстанским политологом Досымом САТПАЕВЫМ, заметившим, что России мало считать Казахстан своим союзником, она хочет числить его своим «сателлитом», какими некогда были для СССР страны Варшавского договора.

Нетрудно предположить, что дальнейшая эскалация антиказахстанских эскапад в российских медиа может уже в ближнесрочной перспективе привести к росту антироссийских фобий в общественном сознании Казахстана. Даже если сегодня это окажется конъюнктурно выгодным с точки зрения текущих интересов российской внешней политики. Ведь в обозримом будущем к власти в этой стране неминуемо придет поколение политиков, биография которых, в отличие от Нурсултана НАЗАРБАЕВА, гораздо меньше связана с общей советской историей. Для них реальная независимость Казахстана — это данность, которую будет трудно поставить под сомнение призывами шагать в ногу с Россией, куда бы она ни шла…

Но если вернуться к тем высказываниям главы российского МИД Сергея ЛАВРОВА, сделанным им на встрече с коллегами по ОДКБ в Алма-Ате 11 июня, что стали поводом для нынешней пресс-атаки по Казахстану, то в тамошнем МИДе на мой вопрос ответили дипломатично, но твердо: «Казахстан понимает свою ответственность в качестве члена ОДКБ и выполняет свои обязательства перед Организацией. Кроме того, Казахстан последовательно выступает за демилитаризацию Каспия, поэтому все разговоры о присутствии иностранных военных баз на Каспии в Астане считают безосновательными».

Виталий ВОЛКОВ — «Грозит ли Астане охлаждение отношений с Москвой?» — Казахстан хочет одновременно дружить с Россией, Китаем и США. Возможно ли это — особенно после критики ряда действий Астаны российской стороной?

путин назарбаев

По мнению казахстанского политолога Айдоса САРЫМА, у Москвы нет мощных рычагов воздействия, которые она могла бы применить в отношении Астаны, не вызвав сильной ответной реакции. «Сегодняшний политический мир циничен, нам необходимо исходить из факта, что на заседании министров иностранных дел стран-членов ОДКБ в Алма-Ате в минувшие выходные заявлений МИД РФ с критикой Казахстана обнародовано не было. Остаются «замечания на полях», степень действия которых ограничена«, — аргументирует свой тезис Сарым.

Иначе оценивает ситуацию другой казахстанский политолог — Петр СВОИК. «У России рычагов достаточно, я назову лишь два. Первый — это ТВ. Местные каналы мало кто смотрит, смотрят в основном Москву. И если там ТВ хоть с десятой доли той интенсивности, как с Украиной, начнет перемывать косточки здешним властям, то последствия будут серьезными. Второй рычаг — это влияние на экспортный транзит Казахстана, а он на 70 процентов нацелен на Европу и в основном идет через Россию. Придумать десять формальных причин, из-за которых можно создать трудности для этого экспорта, — не проблема«, — считает собеседник DW. При этом Петр Своик исходит из того, что Москва сейчас не будет эти рычаги использовать.

Директор Института евразийских исследований в Италии Андреа ДЖАНОТТИ, оценивая подход Астаны к многовекторности в условиях критики со стороны Москвы, предлагает следующую аналогию. «Когда речь идет о семейных отношениях, надо понимать, что даже второстепенные события, которые между чужими людьми воспринимались бы спокойно, тут могут вызвать более острую реакцию. Это касается и отношений между Россией и Казахстаном. С одной стороны, понятно, что Казахстан хочет вести свою политику так, как ему это представляется наиболее выгодным. С другой — при этом необходимо учитывать участие в коллективных структурах: ЕАЭС, ОДКБ, СНГ. И, с этой точки зрения, мне понятно недовольство РФ некоторыми решениями Астаны«, — рассуждает эксперт.

«Нынешние события я оцениваю как определенную фазу в рамках совсем непростого геополитического момента — это и санкции, и проблемы между различными региональными организациями, но настоящей угрозы отношениям нет. Историческая их основа не касается одной политической фазы, одного правительства или какого-либо сиюминутного политического, экономического или иного интереса. Не думаю, что Россия предпримет вслед за критикой Казахстана какие-либо практические шаги», — прогнозирует Андреа Джанотти.

Евгения СКАЛЕЙ — «Антиевразийские настроения в Казахстане будут усиливаться» — Досыма САТПАЕВА можно смело назвать ярым противником ЕАЭС — Если мы хотим, чтобы Казахстан стал конкурентоспособной страной, если мы хотим, чтобы наши граждане получали хорошую зарплату, достойную и гарантированную пенсию, которая не исчезнет с постоянными экспериментами нашей пенсионной системы, если мы хотим, чтобы у нас было качественное образование и высокопрофессиональное здравоохранение, мы должны это делать своими собственными силами внутри страны. Было бы наивно рассчитывать, что при такой неконкурентоспособной нутрянке, как у ЕАЭС, наше участие в этом союзе почему-то может его улучшить. Конечно, нет! Более того, для многих стран мира Казахстан выгоден как сырьевой придаток. Никто не хочет и не заинтересован, чтобы наша страна развивалась. У каждого свои проблемы. А как сырьевой придаток мы устраиваем всех.

— А что же дальше? Каковы перспективы пребывания Казахстана в ЕАЭС?

— Этот вопрос обсуждается и у нас, и в России. Все ждут транзита власти. И здесь очень много «черных лебедей», «темных лошадок» и форс-мажорных обстоятельств. Нужно исходить из того, что в самом Казахстане, в отличие от других стран, с момента создания ЕврАзЭс и Таможенного союза, уже были весьма серьезные антиевразийские настроения, которые будут еще больше усиливаться.

— К чему это приведет?

Я думаю, это приведет к тому, что будущая политическая элита Казахстана будет учитывать мнение той части общества, которое будет более жестче отстаивать наши национальные интересы в рамках ЕАЭС и ОДКБ, например. Юридически выйти их этих организаций возможно. Но любая попытка Казахстана, даже если она будет обоснована национальными интересами, будет восприниматься РФ как враждебный шаг. Так в свое время было с Украиной, которая отказалась войти в ТС. В чем состоит наша ошибка? Мы загнали себя в ловушку своими собственными руками. Нас же никто не подталкивал туда штыками.

Александр ХРАМЧИХИН, заместитель директора Института политического и военного анализа – «Чем обусловлено геополитическое одиночество России» — Например, очень сложно не замечать «многовекторность» Казахстана, его постоянное маневрирование между Москвой, Вашингтоном, Пекином, Анкарой, Эр-Риядом. Еще сложнее не видеть инициированный недавно Нурсултаном НАЗАРБАЕВЫМ перевод казахского языка с кириллицы на латиницу (язык – чуть ли не главный ресурс нашей мягкой силы за пределами России, поэтому удар по нему для нас чрезвычайно чувствителен) или разнообразные законодательные инициативы по закреплению «вечной» независимости страны. По наиболее важным и принципиальным для Москвы геополитическим вопросам (Крым, Украина, Сирия) Астана в ООН гораздо чаще воздерживается, чем голосует солидарно с Россией.

Москва совершила очевидную ошибку, искусственно форсируя создания Евразийского союза. Его надо было развивать гораздо медленнее и только в формате Россия–Белоруссия–Казахстан. Даже в этом формате и даже на уровне чисто экономического союза он на данном этапе больше порождает конфликтов, чем решает проблем. Но Москва при этом продавила вступление в ЕАЭС ни с кем из его членов не граничащей и не имеющей выхода к морю Армении и крайне слабой во всех отношениях Киргизии, что не усилило, а ослабило структуру и умножило конфликты внутри нее. Но конечно, главная проблема не в устройстве Евразийского союза.

Евразийский союз представляет собой попытку быстро организовать хоть что-то, напоминающее СССР, но эффект получается, как было сказано выше, обратным. Плохо продуманное объединение нисколько не сближает народы и лишь еще сильнее отталкивает от России элиты, то есть, по сути, получается не интеграция, а нечто прямо противоположное. Лет через 20 ни о какой «естественной России» говорить уже будет нельзя – во всех постсоветских странах для нее исчезнет социальная база, а быть настоящим агрессором и настоящей империей Россия уже совершенно точно не готова.

По-видимому, единственным вариантом действий Москвы в этой ситуации должен быть предельный прагматизм и неуклонное следование собственным интересам, причем так надо было действовать еще «позавчера». Если страны-союзники хотят от нас экономических преференций и военной защиты, платой за это должна быть полная политическая лояльность. Во внешней политике – неукоснительное следование союзническим обязательствам без всяких игр в «многовекторность». Во внутренней – полный отказ от любой антироссийской пропаганды (в первую очередь – в официальной историографии, включая учебную литературу) и от любых притеснений русскоязычного населения и русского языка. Те, кто с этим не согласен и хочет быть полностью независимым, должны и получить полную независимость, в том числе от российского оружия и российских денег. Есть сильные подозрения, что только при такой постановке вопроса русофобия в постсоветских странах резко пойдет на убыль.

Николай ОСИПОВ историк, политолог – «Правда и умолчание в казахстанско-российских отношениях» — У многих журналистов, блоггеров, экспертов, да и у обычных граждан Казахстана и России, по тем или иным причинам интересующихся состоянием отношений между нашими странами, складывается полная уверенность в том, что официальные власти и уполномоченные лица обеих стран негласно следуют правилу: не можешь сказать правду – промолчи. Оно явно применяется в отношении спорных тем и острых вопросов в казахстанско-российских отношениях. Мотивация такого умолчания различная и в чём-то вполне объяснимая, но она со всей очевидностью не идёт на пользу успешному развитию отношений между нашими странами.

Три наиболее болезненные темы, инициируемые с российской стороны публицистами, журналистами и экспертами: «латинизация» казахского алфавита, отказ Казахстана признавать присоединение Крыма к России, независимость Абхазии и Южной Осетии, заявления и демонстративные действия Казахстана, представляемые как наличие у него с США неких особых отношений стратегического партнёрства, действительно, не находят какого то внятного официального объяснения и комментирования. Нежелание казахстанских официальных лиц высказываться по поводу санкционного давления стран Запада вместе с перечисленными фактами рассматривается как антироссийская переориентация казахстанской внешней политики.

Это принципиально значимо для будущего развития отношений Казахстана с Россией. Взаимопонимание и взаимодоверие между нашими странами не может основываться на произвольно трактуемых умолчаниях по таким жизненно важным для обеих стран вопросам. Опасения по поводу распространения на Казахстан западных санкций или резкого ухудшения отношения с Россией объясняют эти умолчания, но не оправдывают. Непризнание присоединения Крыма, отсутствие официальных объяснений, оценок этого факта международных отношений (вхождение, воссоединение, аннексия, оккупация или др.) оставляет свободу различных толкований, но все они будут являться нелицеприятными характеристиками казахстанско-российских отношений.

Ещё одной наиболее острой и широко обсуждаемой в Казахстане темой в развитии экономических отношений между Казахстаном и Россией, но не находящей должного освящения в официальных заявлениях стала оценка последствий участия Казахстана в процессах евразийской интеграции в рамках ЕАЭС. В большинстве комментариев, размещаемых на различных интернет сайтах казахстанскими экспертами, преобладают отрицательные характеристики в полном противоречии с бодрыми официозными заявлениями об успехах и достижениях евразийской экономической интеграции при всех имеющихся трудностях.

С российской стороны умолчание о проблемах развития евразийской интеграции во многом объясняется нежеланием признавать неготовность российских предпринимателей без государственной поддержки вовлекаться в затратные масштабные и долговременные экономические интеграционные проекты в Казахстане. Российское же государство на данный момент просто не обладает достаточными ресурсами для оказания такой поддержки.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...