Насколько серьезно Госдепартамент США считается с государственным статусом казахского языка в РК? Часть 1

Официальный Вашингтон не желает подыгрывать декларативной языковой политике казахского правящего класса и нести расходы, связанные с обучением своих направляемых в нашу страну дипломатов государственному языку Казахстана

Издание Illinois Wesleyan University опубликовало переданную из Блумингтона статью под названием «Borisova ’17 Earns Two Department of State Grants» — «Борисова удостаивается двух грантов Госдепартамента».

В ней говорится так: «Выпускница Уэслианского университета в штате Иллинойс Боряна Борисова, получившая от Государственного департамента грант стипендиальной программы Critical Language Scholarship (CLS) и стипендию имени Дэвида Борена программы National Security Education за 2018 год (NSEP), будет проходить расширенный курс обучения русскому языку.

«Россия и Казахстан в качестве географических, культурных и политических образований представляют собой средоточие моего исследовательского стремления и моей будущей профессиональной деятельности», — сказала Борисова, которая набирается знаний и опыта с тем, чтобы стать американским дипломатом».

казахский русский

Далее выясняется вот что. Борисова в качестве стипендиата программы CLS пройдет 10-недельный интенсивный курс русского языка этим летом в Бишкеке. Потом она должна отучиться год в Казахском национальном университете имени аль-Фараби в Алматы. Там ей главным образом предстоит совершенствовать свое знание русского языка, а также дополнительно изучать казахский язык, кибернетическую безопасность и информатику.

Вот что представляется примечательным в истории с образовательными грантами этой американской студентки с болгарскими корнями (судя по ее имени и фамилии), предоставляемыми ей Государственным департаментом или же, иначе говоря, внешнеполитическим ведомством США. Если вы хотите стать американским дипломатом, специализирующимся на России и Казахстане, вам лучше всего, оказывается, будет проходить расширенный курс обучения русскому языку в Казахском национальном университете имени аль-Фараби в Алматы. Ибо там заодно и дополнительным образом можно изучать казахский язык, наряду с такими предметами, как кибернетическая безопасность и информатика. Расходы на обучение и проживание в Алматы в течение одного учебного года должны быть покрыты стипендией имени Дэвида Борена программы National Security Education за 2018 год (NSEP) в размере $20 тысяч.

Как говорится, дешево и сердито – по американским понятиям, конечно. Потому что двадцати тысяч долларов было бы совершенно недостаточно для прохождения аналогичного годичного курса в одном из тех американских университетов, которые считаются крупнейшими центрами русистики в Соединенных Штатах. Такой суммы там, пожалуй, не хватит на оплату даже одного только годичного обучения. Возьмем, к примеру, Чикагский университет, который базируется в том же штате Иллинойс, где и располагается альма-матер Боряны Борисовой — Illinois Wesleyan University. Там в свое время обучались Барак Обама и его супруга Мишель Обама. Вот какие данные о стоимости учебы в этом вузе приводятся в материале под названием «Стипендии и гранты в Чикагском Университете, University of of Chicago», опубликованном на сайте vuzymira.kz: «Плата за обучение для студентов составляет $53 292 в год, и оплата не изменяется в зависимости от специальности. Кроме платы за обучение, существуют и другие расходы, например, проживание, питание, различные сборы, расходы на книги и учебные материалы, и личные расходы. С учетом всех этих расходов средний расход студента бакалавриата составляет 74 526 $ в год».

казахский русский

Тут, конечно, можно возразить, указывая на то, что какой бы то ни было язык лучше всего изучать в той стране, где он имеет официальный статус и является основным коммуникативным средством. США – это, конечно, не Россия. Но ведь Казахстан – тоже не Россия. И вряд ли допустимо полагать, что американские преподаватели-русисты могут быть в профессиональном плане слабее своих казахстанских коллег.

Так что решение Госдепа США о предоставлении стипендии имени Дэвида Борена американской гражданке, которая собирается стать дипломатом, специализирующимся на России и Казахстане, и с этой целью хочет пройти годичный расширенный курс обучения русскому языку в Казахском национальном университете имени аль-Фараби в Алматы, можно объяснить рациональными соображениями. Иначе говоря – желанием, так сказать, подстрелить одним выстрелом сразу двух зайцев. Российский контекст в данном случае обеспечивается годичным университетским расширенным курсом обучения русскому языку, а казахстанский – его прохождением в Казахском национальном университете имени аль-Фараби в Алматы. А на выходе получается прошедший соответствующую языковую подготовку специалист по России и Казахстану. Чем не дешево и сердито?!

Отсюда, видимо, должен следовать такой вывод: в Вашингтоне считают, что будущему американскому дипломату, собирающемуся специализироваться на России и Казахстане, не обязательно проходить курс углубленного изучения государственного языка РК. Для общения с представителями казахстанских властей достаточно, мол, освоить русский в качестве рабочего языка и получить самые общие представления о казахском языке, изучая его дополнительным образом.

Если наш вывод верен, то получается, что американский истеблишмент во мнении о ситуации с языками в нашей стране сходится с казахстанским политиком Петром Своиком. Тот в своей книге под названием «Фрагменты истории власти и оппозиции в Казахстане, нанизанные на собственную жизнь» изложил на этот счет такую точку зрения: «А еще один системный тупик, в который завела себя власть – это моноэтничность. Потихоньку-потихоньку, а в правительстве не осталось уже ни одного министра-неказаха, то же – в акимовском корпусе, в правоохранительной и судебной системе, в руководстве системообразующих банков, госхолдингов и национальных компаний. Само собой, состоявшаяся этнократия и этнобуржуазия озабочены сохранением своих позиций и закреплением такого же распределения власти-собственности в наследующих поколениях. Однако вопрос: а как это обеспечить? Будь казахская этнократия казахоязычной – проблема имела бы свое естественное решение, но казахская этнонациональная государственность – русскоязычна, и с этим уже ничего не поделаешь. Записанная в Конституцию и строго охраняемая негласным казахским консенсусом приоритетность одного единственного государственного – казахского – языка уже сработала. Через то самое этническое заполнение верхних этажей власти-бизнеса. И теперь неисполнение законодательства о государственном языке является уже проблемой самой правящей этнократии, решения которой она не имеет. Пока все просто откладывается – через тезис о постепенном овладении казахским языком всеми гражданами благодаря естественным демографическим и миграционным процессам, а также неуклонному продвижению делопроизводства на казахском. В реальности же это неосуществимо на любой временной дистанции, поскольку свое состоявшееся русскоязычие казахский образованный класс воспроизводит и будет воспроизводить, даже если в стране не останется ни одного русского».

(Продолжение следует)

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...