Есть ли у Назарбаева преемник?

Сетевые СМИ о транзите власти

«К власти придет группа преемников?» — В период транзита верховной власти в Казахстане вполне возможна дестабилизация, считает казахстанский политолог Андрей ЧЕБОТАРЕВ. По его мнению, у Акорды есть несколько выходов из этой форс-мажорной ситуации, а в качестве преемника на посту действующего президента Нурсултана НАЗАРБАЕВА он видит группу из семи человек.

Директор Центра актуальных исследований «Альтернатива» Андрей ЧЕБОТАРЕВ – Все здесь зависит от того, в каком формате и по какому сценарию будет проходить транзит власти и какие конфигурация власти и баланс внутри правящей элиты будут выстроены по его результатам. Внесением в Мажилис Парламента проекта закона «О Совете Безопасности Республики Казахстан» один соответствующий формат обозначен. Однако не факт, что в конечном итоге будет принят именно он.

Допустим, что Елбасы в определенное время уйдет на позицию председателя Совбеза. Но в таком случае пост президента республики станет если не номинальным, то фактически приравненным к должности премьера. К тому же возникнет дилемма со вторым лицом в стране, поскольку на эту позицию могут одновременно претендовать новый президент и секретарь Совбеза. В таком случае возникнет некое двоевластие, где указанные должностные лица будут конкурировать между собой.

назарбаев транзит

А может быть будет создана модель своего рода «коллективного преемника», в которой не только эти двое, но и остальные политические «тяжеловесы» займут ключевые посты в системе власти и будут взаимно уравновешивать друг друга. Но в обоих случаях все будет формироваться и работать при главенстве и арбитраже Елбасы.

Что касается конкретных персон, то таковыми являются люди, как состоящие в семейно-родственных отношениях с главой государства, так и входящие в его ближайшее окружение по линии госаппарата. Среди первых выделяются сенатор Дарига Назарбаева, первый заместитель председателя КНБ Самат Абиш и председатель правления ФНБ «Самрук-Қазына» Ахметжан Есимов. Причем каждый из них имеет заметный опыт работы в системе власти и соответствует законодательно установленным требованиям для кандидатов в президенты страны.

Из лиц второй категории, прежде всего, можно отметить спикеров обеих палат парламента Касым-Жомарта Токаева и Нурлана Нигматулина, руководителя Администрации Президента РК Адильбека Джаксыбекова и председателя КНБ Карима Масимова. Уже само их пребывание в настоящее время на данных должностях является свидетельством высокого доверия со стороны Елбасы.

На мой взгляд, именно эти семь человек смогут составить модель коллективного преемника. При таком возможном раскладе нет смысла гадать, кто из них может стать президентом, секретарем Совбеза, премьером и т. д. Практически по каждому есть свои «за» и «против». Однако и выбора большого нет. Круг людей, кому бы Елбасы доверял как самому себе, представляется достаточно узким.

«У Назарбаева нет преемников» — В Казахстане транзит власти пройдет по классической для таких режимов схеме, и обсуждать преемников Назарбаева нет смысла, так как у президента нет абсолютно ни одной причины, чтобы эту власть кому-то передавать. Такой видит ситуацию в стране казахстанский публицист Сергей ДУВАНОВ — Очень странно наблюдать, когда практически любые действия во власти политологи, аналитики и эксперты пытаются увязать с «транзитом верховной власти». И это длится уже семь лет. Вы представляете, оказывается, мы уже 7(!!!) лет находимся в транзите. Но пока еще никто не объяснил, в чем это проявляется. Ну, не смешно ли?

Я понимаю, что это от усталости. Люди устали от бессменного 25-летнего правления одного человека. Людям хочется изменений. Но нужно понимать, что ситуация во власти совершенно иная: там нет ничего, что говорило бы о том, что такой транзит власти намечался. Можно любое действие президента представлять как подготовку к транзиту, но у Назарбаева нет абсолютно ни одной причины, чтобы эту власть кому-то передавать. Ему в ней вполне комфортно. Более того, он скорее всего боится без нее остаться. Так что пока никакого транзита не намечается.

Транзит — это плавная передача власти. В нашем случае, на мой взгляд, все произойдет как раз очень быстро, в течение одного дня. По классической схеме «Король умер. Да здравствует король!».

Нет и не может быть никакого преемника. Разговор о наследнике власти появляется тогда, когда возникает необходимость ухода из этой власти. Но так как никто пока с властью в Казахстане расставаться не собирается, то и серьезных планов на этот счет не может быть.

В авторитарных странах смена власти после кончины патриарха, как правило, происходит быстро и без потрясений. Обходятся сменой табличек на двери. Это, разумеется, если сменой не занимается сам народ. А так как в нашей стране нет ни оппозиции, ни самодостаточных политических фигур, способных играть в серьезную политику, то все будет на удивление тихо и спокойно. Все эти страхи про дестабилизацию — это не более чем пропаганда, нацеленная на запугивание населения для поддержания традиции несменяемости первого лица в государстве. Странно, что люди на это ведутся.

«Преемника из Семьи казахи не стерпят» — В Казахстане возможна дестабилизация при транзите власти, если в качестве преемника Назарбаева будет выдвинута кандидатура кого-то из членов семьи елбасы или его ближнего окружения. По мнению генерального директора Центральноазиатского фонда развития демократии, кандидата политических наук Толганай УМБЕТАЛИЕВОЙ, общество вряд ли стерпит транзит по семейному сценарию — Дестабилизация возможна при определенных условиях, например, если будет выдвинута кандидатура из членов Семьи или из ее близкого круга. Общество вряд ли это потерпит.

назарбаев преемник

Безусловно, новый политический лидер столкнется с такой ситуацией, когда его будут сравнивать и оценивать с предыдущим лидером. Важный вопрос в данном случае – как отреагировать. Можно действовать в рамках навязываемых правил, тогда новому лидеру придется все время доказывать, что он другой или лучше. Но можно и по-другому: руководствуясь совершенно другими правилами и предложить эти правила.

В первую очередь, на мой взгляд, не стоит включаться в навязываемую «традиционную» конкуренцию. В противном случае начнется борьба с именем прошлого лидера, и все решения нового руководителя будут ориентированы на то, чтобы сделать все по-другому, но не так, как нужно стране. Самой слабой позицией будет именно такая позиция. Ведь людям всегда нужны «зрелища», а при конкуренции с именем прежнего лидера все изменения могут превратиться в зрелище, в фарс.

Новый лидер, прежде всего, должен ориентироваться не на то, что от него ожидают или навязывают, а на то, что он как лидер страны должен решить: какие проблемы стоят перед обществом, перед страной внутри и как международного актора? Важно также, как он будет принимать эти решения: с учетом ли мнения политических акторов, субъектов гражданского общества и общества в целом? Каков будет уровень прозрачности принимаемых решений? Или же он будет ориентироваться на свои личные интересы: стать «круче» предыдущего лидера или стать «другим»?

Новому лидеру важно определиться в этих вопросах. Ведь при любом раскладе изменений не избежать, но, на мой взгляд, важны лишь те изменения, которые будут построены на новых правилах и принципах, направлены на дальнейшее развитие политической, экономической, социальной системы Казахстана, а не на борьбу с именем первого президента.

«Будет ли драка за трон?» — Главное в будущем транзите власти в Казахстане — это консенсус элиты, считает российский политолог, заведующий отделом Средней Азии и Казахстана института стран СНГ Андрей ГРОЗИН — Я согласен с Дувановым в том, что действующий президент уйдет из власти только «вперед ногами», а при живом елбасы появление сменщика маловероятно. Посмотрите, что происходит в соседнем Кыргызстане. Это наглядный пример, как сдают преемники тех, кто вывел их «в люди». Тот, кто окажется на посту президента, в силу субъективных и объективных обстоятельств заинтересован в том, чтобы отряхнуть прах со своих ног. И тут я согласен с еще одним спикером по этой теме Толганай Умбеталиевой в том, что многое зависит оттого, насколько сменщик окажется заинтересованным в реальных переменах, а не в их имитации, потребуется ли ему некое самоутверждение через отрицание опыта того, кто превратил его в нового лидера страны.

Что касается преемников, то, на мой взгляд, ближе всего к нынешнему положению дел сценарий Чеботарева — в борьбу за власть вступят несколько центров силы, которые и станут коллективным преемником, но в итоге останется один. Это произойдет в процессе, который растянется во времени — я имею в виду селекцию центров силы, селекцию и выбраковку преемников в пользу одного.

Но, повторюсь, этот процесс начнется только после ухода «ноль первого». Мы о нем сейчас можем строить только догадки, которые, скорее всего, не оправдаются, потому что на процесс селекции повлияет персональный состав коллективного преемника, а здесь возможны варианты.

Кроме этого, у нас нет четких маркеров для понимания, как будут развиваться события в час Х. Я полагаю, есть несколько проектов транзита у групп влияния. А что происходит в голове у Нурсултана Абишевича, вообще никто не знает, но многие думают, и я в том числе, что он до последнего не покинет пост, чтобы не случилось глупостей, какие происходят с Атамбаевым. Поэтому транзит власти в Казахстане по стилистике скорее окажется похожим на узбекский вариант.

Любой следующий президент, даже если он окажется выходцем из комсомола, «красных директоров», первых секретарей, будет из другого поколения, чем Нурсултан Абишевич. Его поколение уходит. Новый президент построит мавзолей для Назарбаева, в который станут водить как в Ташкенте или Баку правительственные делегации из других государств в качестве обязательной части туристической программы, напишут главу в учебнике для школ, назовут в его честь площади, проспекты и улицы, но постепенно память о нем окажется где-то на задворках. В политике же многое изменится.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...