Шая Голощёкин и другие

Ровно 100 лет назад, в ночь с 16 на 17 июля 1918 года, большевики расстреляли царскую семью. Вокруг этой трагедии до сих пор много загадок и легенд

Одна из главных легенд такая: убийство православного царя, его жены и детей было ритуальным. Некие люди и стоящие за ними тёмные силы обозначили таким образом свои претензии на мировое господство. И заодно отомстили Николаю и вообще Романовым за вековой национальный гнёт.

На стенах дома, где совершилось злодеяние, вроде бы нашли каббалические знаки и строки из стихотворения немецкого поэта Гейне о возмездии. Подробнее обо всём этом, если интересно, вы можете почитать, например, здесь.

Но можете не читать. Потому что серьёзных доказательств ритуальности цареубийства не существует. В этом сходятся все профессиональные эксперты. Однако число сторонников «ритуальной» гипотезы не уменьшается. Поскольку тут вопрос не логики, а веры. Одним людям хочется верить, что украинский режиссёр-террорист Сенцов, вопреки законам природы, голодает уже 65 дней. И лишь немного похудел за это время. Другие люди верят в барабашек. Третьи – в мировой еврейский заговор… Я не верю ни в Сенцова, ни в глобальных сионистов. Но при этом мне всегда было интересно: как объяснить, что все ключевые решения по убийству царской семьи принимали евреи? И почему руководил расстрелом тоже еврей?

Или это тоже сказки антисемитов?

николай убийство

Перед столетием царского расстрела я решил разобраться в вопросе поосновательнее. Полистал серьёзные книжки. Например, сертифицированную, признанную большинством российских и зарубежных историков монографию Ричарда Пайпса «Русская революция». Нет, никакие это не сказки. Уважаемый американский исследователь, кстати, по происхождению польский еврей, подтверждает: в Москве «мотором» решения о расстреле Романовых был Яков Свердлов. На месте, в Екатеринбурге линию Свердлова железной рукой проводил Шая Голощёкин – по словам Пайпса наиболее влиятельный член президиума областного совета, военный комиссар области, близкий друг Свердлова. А непосредственно расстрелом командовал Яков Юровский, руководитель местной ЧК. Про него во всех биографиях написано: вырос в городе Томске и был восьмым ребёнком в большой рабочей еврейской семье.

Правда, Пайпс в одном месте оговаривается: настоящая фамилия председателя президиума областного совета в Екатеринбурге, 26-летнего слесаря Александра Белобородова – действительно Белобородов. А не Вайсбарт, как утверждают антисемитствующие монархисты, стремящиеся возложить всю вину за убийство царской семьи на евреев.

То есть часть вины за евреями Пайпс признаёт? Или это уже антисемитизм?

Причём, никаких объяснений – почему так вышло, по какой причине Свердлов, Голощёкин (спустя 15 лет он «прославится» ещё и как главный организатор голодомора в Казахстане) оказались не русскими, не украинцами, не латышскими стрелками, не поляками и не казахами – Пайпс не приводит. Хотя и очень подробно рассказывает, как Свердлов выстраивал надёжную схему предстоящей «акции», как опирался не на колеблющихся и сомневающихся людей в областном совете, а на твёрдых решительных товарищей (самым решительным оказался как раз Голощёкин), как затем Яков Юровский, сменивший прежнего коменданта дома Ипатьева, русского пьяницу и соплежуя, формировал расстрельную команду и наводил в ней дисциплину.

Почему самые «надёжные большевики» часто были евреями? Нет ответа. Пайпс, как и большинство серьёзных исследователей обходит этот вопрос стороной. Поскольку с ним, этим вопросом, греха не оберёшься. Вот, например, глубоко уважаемый дотоле антисоветчиками всего мира Александр Солженицын взялся на старости лет изучать русско-еврейские отношения на всю глубину, написал двухтомный труд «Двести лет вместе» – и огрёб по полной программе как от либералов-антисоветчиков, так и от русских патриотов-государственников. Каждая из сторон посчитала себя оклеветанной. Я уже рассказывал вам о некоторых бездонных колодцах, в которые заглянул Солженицын, и о том, что он там разглядел. Не стану повторяться.

Или почитайте вот Эдуарда Багрицкого. В школе мы проходили «Смерть пионерки» и «Птицелова». Но у Багрицкого есть другие яркие произведения. Например, поэма «Февраль». Там в одном эпизоде лирический герой поэмы вместе с другими революционерами несётся по ночному городу в кузове грузовой машины. Сверкает глазами и штыком. Наводит ужас на обывателей. И вот что при этом чувствует:

Моя иудейская гордость пела,

Как струна, натянутая до отказа…

Я много дал бы, чтобы мой пращур

В длиннополом халате и лисьей шапке,

Из-под которой седой спиралью

Спадают пейсы и перхоть тучей

Взлетает над бородой квадратной…

Чтоб этот пращур признал потомка

В детине, стоящем подобно башне

Над летящими фарами и штыками

Грузовика, потрясшего полночь…

Но главная сюжетная линия поэмы «Февраль» – любовная. Герой Багрицкого, когда он был робким тинейджером, мечтал о своей красивой соседке. Однако гордая девушка из хорошей семьи отвечала ему презрением. А потом герой, ставший революционером и чекистом, приходит к бывшей недотроге и насилует её:

Я ввалился,

Не стянув сапог, не сняв кобуры,

Не расстёгивая гимнастёрки,

Прямо в омут пуха, в одеяло,

Под которым бились и вздыхали

Все мои предшественники, — в тёмный,

Неразборчивый поток видений,

Выкриков, развязанных движений,

Мрака и неистового света…

Я беру тебя за то, что робок

Был мой век, за то, что я застенчив,

За позор моих бездомных предков,

За случайной птицы щебетанье!

Я беру тебя, как мщенье миру,

Из которого не мог я выйти!

В общем, богатая тема. Для кого-то крайне неприятная. Для кого-то сладостная. Но вот вам напоследок ещё одна история. 18 июня 1918 года, за месяц до расстрела царской семьи, Ленин совершил очень странный поступок. Дал интервью либеральной газете «Наше слово» (большевики никогда с ней раньше не сотрудничали, а вскоре вообще закроют) и заявил, что правительству не известно, жив Николай II или нет.

николай второй

«Правительству не составляло труда узнать, как обстояло дело, однако 23 июня пресс-служба Совнаркома вновь сообщила, что сведений о судьбе бывшего царя нет, признав при этом, что ежедневно поддерживает связь с Екатеринбургом, – пишет Ричард Пайпс в монографии «Русская революция». – Такое поведение правительства вполне согласуется с высказанным предположением: подготавливая убийство бывшего царя, Москва намеренно распространяла эти слухи, чтобы проверить реакцию общества… 28 июня советское правительство подтвердило, что Николай и его семья невредимы… Задержку этого сообщения на целую неделю нельзя объяснить ничем, кроме сознательного желания ввести в заблуждение общественность.

Если не считать аристократических и монархических кругов, российское общество как интеллигенция, так и «массы» не выказало озабоченности судьбой бывшего царя […] общественность оказалась глуха даже к таким прямым попыткам прозондировать возможные последствия убийства Николая. Безразличие к этим слухам… сыграло, по-видимому, роковую роль в судьбе царской семьи», – совершенно справедливо заключает Ричард Пайпс.

Так что, по большому счёту, не в голощёкиных дело.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...