10 вызовов для правительства Сагинтаева. Часть 2

Государственная поддержка или государственный пресс? Почему экономическое чудо, которого мы так ждем, не происходит? О промышленной революции забудьте

Часть1.

Итак, мы обещали обозначить 10 вызовов. Что ж, приступим…

Вызов №1: Патернализм

Неведомое, но очень емкое по содержанию слово. Многим оно непонятно. Поэтому упростим дефиницию. Слишком большая опека государства. Это когда государство, в лице правительства, старается держать все под контролем, даже если это сферы, которые могут быть отданы, как это делается в странах со свободной рыночной экономикой, частному бизнесу.

И если поначалу, провозгласив рыночный курс, исполнительная власть (задолго до Сагинтаева) старалась адаптировать лучший опыт других государств, не особо препятствуя развитию конкуренции, то со временем наметился четкий курс на государственный контроль, на возвращение под лоно государства всех субъектов, которые создавались в новой реальности, с надеждой на наступление совершенно другой эпохи.  Под госконтролем фактически находятся нефтегазовая сфера, горнодобывающая промышленность, энергетика, воздушный и железнодорожный транспорт. И если там существуют частные компании, то они, как правило, немногочисленны и принадлежат олигархам или чиновникам, создающим правила игры на рынке. Под государственный пресс попала и раздавлена накопительная пенсионная система (частные фонды были слиты, и никто даже не пикнул), на финансовом рынке созданы и действуют, используя государственный капитал, банки и страховые компании.

В конце концов, все сводится не к поддержке малого и среднего бизнеса, когда создаются новые компании, способные производить реальные товары и услуги (даже если они далеки от мировых аналогов), давать работу сотням тысяч казахстанцев, а к поддержке квазигосударственного сектора, который, единственное, что может – это заглатывать в немыслимых масштабах бюджетные деньги и щедро оплачивать труд квазигосударственных менеджеров.

сагинтаев экономика

Отсюда обилие государственных холдингов, лишней «надстройки» над слаборыночной экономикой, привнесение западных моделей управления, которые пока еще невозможны, расточительны и вообще бессмысленны и неуместны в казахстанской реальности. Главное – имитация бурной деятельности.

Чтобы обосновать стремление к западным «стандартам» и «образцам», на работу в качестве сенсеев вот уже второе десятилетие нанимают западных дорогостоящих специалистов. Они стоят во главе национальных холдингов, компаний, они подвизаются в качестве штатных и нештатных советников. Они, порой обладая действительно стоящими заслугами в жизни мировых держав и корпораций, стоят практически в очереди за очередной «шабашкой» в Казахстане.

Всем удобно. Тем, кто их нанимает под очередной прожект, тем самым обосновывая каждый новый шаг «в развитии казахстанской экономики» и получая очередной карт-бланш. И тем, кто стоит в этой очереди.

Эти, последние, получающие солидное, порой даже несравнимое довольствие со своими прежними зарплатами (в куда более дорогих странах), никогда не напишут своем резюме, что они консультировали такого-то премьера или председателя очередной государственной ячейки в Казахстане, возглавляли такой-то казахстанский холдинг. Экономического веса и дополнительных плюсиков в карму такая ремарка добавит вряд ли. Потому что сколь-нибудь впечатляющих результатов – как не было, так и нет. И вряд ли будут.

Здесь идет какая-то странная игра. Когда прибыли извлекают все участники, кроме народа и собственно самой страны.

Объявлена и продолжается уже несколько лет распродажа государственных активов, приватизация. Есть задание кратно уменьшить долю госсектора в экономике с нынешних 40-80% (по разным данным) – до 15%. Однако ситуация очень сильно напоминает сказочный сюжет, когда у дракона вместо одной отсеченной головы вырастает две. Одну компанию продают – две новых создают. Кроме того, приватизация хоть и объявлена массовой, но фактически ведется для избранных. У кого есть деньги и административный ресурс.

Так что же такое патернализм? Это государственная экономика, мертвый рынок. Рыночного капитализма (пока все еще считается самой прогрессивной формацией) не будет. Со всеми вытекающими отсюда последствиями.

И рано или поздно к этому вопросу возвратиться все-таки придется.

Вызов №2: Диверсификация экономики

Только нефтью и газом сыт не будешь. Особенно, если ресурсы исчерпаемы, а цены на них нестабильны. Нужна продукция высоких переделов, с высокой добавленной стоимостью, кроме этого, надо насыщать за счет своих усилий внутренний рынок бензином, строительными материалами, бытовой химией, продуктами питания etc.

Помните, еще несколько лет назад в Казахстане один за другим открывались новые заводы, штамповались победные реляции, была надежда на то, что вот она, диверсификация уже близко, уже не мираж, уже маячит на горизонте?

Но главная ошибка заключалась в том, что идею диверсификации начали воплощать в жизнь государственные компании. Обладая громадными финансовыми ресурсами, они вкачивали их в промышленные объекты, не изучив заранее спрос, конкурентоспособность выпускаемой продукции.

Например, почти $100 млн. было инвестировано в строительство завода по производству солнечных батарей, а когда первая партия продукции поступила на рынок, выяснилось, что панели «Made in Kazakhstan» в несколько раз дороже китайских аналогов! Из-за отсутствия спроса «приостановил свою деятельность» и завод по производству зерноуборочных комбайнов, с помпой сданный в эксплуатацию на севере страны.

За эти годы страна не построила даже четвертый нефтеперерабатывающий завод. Всякий раз, когда на фоне очередного топливного кризиса вставал вопрос об этом – побеждали лоббисты действующего бизнеса и в этом им, надо полагать, помогали чиновники, от которых зависел вопрос: быть современному заводу или эти деньги потратить на модернизацию трухлявых нефтеперегонных установок. И каждый раз, увы, выбирали второе.

сагинтаев экономика

Итог известен: о промышленной революции почти не вспоминают,  профильное министерство просуществовало всего четыре года, а идейный вдохновитель индустриально-инновационного развития, проработав еще какое-то время в другом ведомстве, ушел на хлеба акима.

Год назад премьер-министр поручил местным властям возобновить работу 15 крупных заводов, которые простаивали по разным причинам и даже был назначен дедлайн. Но никто так и не отчитался – реанимировано ли производство?

А с чего следовало бы начать диверсификацию экономики? С поддержки малого и среднего бизнеса. В большинстве развитых стран именно этот сектор является движущей экономической силой и именно он создает до 50-60% национального богатства. В Казахстане, с учетом сложившейся структуры экономики и за счет сырьевых ресурсов доля МСБ в ВВП страны объективно может быть гораздо меньшей, в пределах 40-50%. Такая задача и стоит – достичь к 2050 году 50-процентного участия МСБ в ВВП страны. Но и до этого надо еще расти и расти – в настоящее время он составляет примерно 25%. И надо понимать, что целевой показатель может быть обеспечен только за счет умеренного налогообложения и создания комфортной инвестиционной среды.

А у нас – что? Количество малых и средних предприятий растет, но их вклад в экономику не увеличивается. Это значит, что барьеры реально существуют – в виде административного давления (разрешения и запреты, проверки налоговых и различных контролирующих органов etc), несправедливых налогов, лицензирования и пр. И, конечно, это результат отсутствия здоровой конкуренции, когда, например, бессмысленно бороться за государственные заказы с компаниями, которые имеют «крышу где надо».

Но вот интересная закономерность. Именно в Алматы и в Астане, по официальным данным, вклад МСБ в валовый региональный продукт превышает среднереспубликанский уровень существенно и достигает 40%. Именно эти города являются наиболее развитыми в стране. И отнюдь не за счет строительства каких-то мифических заводов. Значит, МСБ все-таки может быть двигателем экономического развития?

(Продолжение следует)

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...