Наши качели: когда валюта летит вниз, инфляция – все выше

Необоснованно роняя тенге, Нацбанк РК очень сильно рискует разогнать инфляцию

Национальный банк, еще недавно оптимистично обещавший снижение инфляции к 2020 году, уже сменил риторику и готовит и правительство, и население к тому, что инфляция в следующем году не опустится ниже 6%, а в 2020 году может превысить обещанные 4%. Как он сформулировал, «повышаются риски» за счет восстановления внутреннего спроса и показателей мировой экономики.

Итак, от денежно-кредитной политики Нацбанка уже ничего не зависит? Или то, что он оставил базовую ставку без изменений, на уровне 9%, — это все, что он мог сделать?

Член правления инвестиционного банка Halyk Finance Мурат Темирханов смотрит глубже, полагая, что «Допустив ничем не обоснованное обесценение национальной валюты против доллара, Нацбанк РК создал условия для трансмиссии инфляционного давления на экономику через валютный канал. В целом, если текущий курс тенге к доллару сохранится до конца этого года, то мы с большей долей вероятности ожидаем, что инфляция выйдет из таргетируемого коридора (будет больше 7%), в результате чего центробанк будет вынужден увеличить базовую ставку, что вместе с возросшей инфляцией негативно скажется на росте экономики Казахстана».

Регулятор начинает волноваться

Как известно, Нацбанк РК 4 раза в год проводит прогнозные раунды, в ходе которых осуществляется прогноз основных макроэкономических показателей, в первую очередь инфляции, на среднесрочный период (предстоящие 7 кварталов). На основе полученных прогнозов и оценок Национальный Банк Республики Казахстан принимает решения по денежно-кредитной политике, в том числе по уровню базовой ставки.

Свежий прогноз по инфляции, который включает период с 3 квартала 2018 года по 1 квартал 2020 года, скорректирован в сторону «незначительного» повышения. При цене на нефть на уровне $60 за баррель на протяжении всего прогнозного периода, годовая инфляция в Казахстане в 2018 году будет находиться внутри целевого коридора 5-7%, а в 2019 году начнет плавное вхождение в новый целевой коридор 4-6%, находясь около его верхней границы. Риск, что в 2020 году инфляция превысит обещаемые давно 4%, повышается. И у регулятора есть свое объяснение этому: ослабляется курс национальной валюты на фоне обесценения российского рубля и других валют развивающихся стран; ухудшается внешний инфляционный фон, связанный с возможным превышением инфляции в РФ своего таргетируемого уровня; ужесточаются внешние монетарные условия; ожидается увеличение котировок на зерновые культуры вследствие снижения запасов и увеличения мирового потребления.

доллар тенге

Этот сценарий станет еще более реальным, если цена нефти опустится до $40 за баррель.

«Также инфляционные тренды будут определять положительная динамика внутреннего потребительского спроса на фоне роста реальных денежных доходов населения, а также сохранение на высоком уровне индекса цен в обрабатывающей промышленности (в годовом выражении)», — говорится в «Обзоре инфляции».

Главный риск – обесценение тенге

«В целом можно отметить ужесточение риторики Нацбанка РК по поводу характера денежно-кредитной политики. Если в июльском решении по базовой ставке говорилось об ограниченном потенциале смягчения денежно-кредитных условий в текущем году, то в сентябре регулятор уже говорил о том, что он «не исключает возможности ужесточения денежно-кредитной политики», — отмечает в своем аналитическом отчете Мурат Темирханов.

С одной стороны, он разделяет мнение Нацбанка, что определенное давление на инфляцию оказывает текущая положительная динамика внутреннего потребительского спроса на фоне сравнительно небольшого роста реальных денежных доходов населения и потребительского кредитования. С другой – утверждает, что «этот проинфляционный фактор малозначителен по сравнению с другими».

Соглашаясь с тем, что инфляционный фон в республике во многом определяется факторами предложения, он подчеркивает, что, в отличие от регулятора, экспертное сообщество считает, что многое зависит напрямую зависит от денежно- кредитной политики регулятора.

«Прежде всего, мы хотели бы отметить рост издержек производства, на которые регулятор не имеет влияния. Это касается роста цен на топливо (дизель, бензин, газ, уголь, и т.д.). Остается непрозрачным то, как складывается ценообразование на топливо, однако этот фактор оказывает все большее давление на инфляцию. Значительный рост цен на ГСМ транслируется на себестоимость и накладные издержки, что в свою очередь приводит к росту инфляции на все товары и услуги», — объясняет свою позицию аналитик.

Но самым главным проинфляционным драйвером, по его мнению, на данный момент является существенное обесценение национальной валюты, которое не соответствует текущему состоянию фундаментальных факторов. Именно в этом направлении имеются значительные недоработки денежно-кредитной политики регулятора.

Также он развенчивает еще два устоявшихся мифа от Нацбанка по поводу серьёзного влияния на инфляцию таких внешних факторов как: рост инфляции в странах – основных торговых партнерах и ужесточение денежно-кредитной политики ФРС США. Прежде всего, он утверждает, что дальнейшее ослабление тенге может произойти лишь за счет ослабления рубля, поскольку объем государственных финансовых инструментов, держателями которых являются нерезиденты, в июле снизился до уровня, который уже не сможет оказывать влияния на курс тенге. И к тому же процентные каналы давления на курс тенге довольно ограничены.

Вывод аналитика неутешителен: «Если текущий курс тенге к доллару сохранится до конца этого года, то мы с большей долей вероятности ожидаем, что инфляция выйдет из таргетируемого коридора (будет выше 7%), в результате чего регулятор будет вынужден увеличить базовую ставку, что вместе с возросшей инфляцией негативно скажется на росте экономики Казахстана».

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...