Война Миров. «Дружественный огонь» от сирийских ПВО

Израильские F-16 сирийские зенитчики не видят, а российский Ил-20 увидели и сбили

Карта авианалета израильских ВВС по сирийским объектам 17 сентября показывает, что сирийские зенитчики сбили российский самолет даже за пределами своих территориальных вод. Ил-20 – это самолет радиоэлектронной разведки. Все указывает на то, что данный самолет помогал сирийской ПВО отражать атаку, вот только все участвовавшие в нападении F-16 на базу вернулись, тогда как 15 российских специалистов из РЭБ (войска радиоэлектронной борьбы) от «дружественного огня» погибли.  

Война в Сирии чрезвычайно многослойная и до сих пор с большим количеством участников. Если взять такую фигуру на «сирийской доске» как Израиль, то его в тамошних комбинациях больше всего занимает Хезболла. Данная шиитская военизированная организация с ливанской пропиской на сегодняшний день является главным непосредственным военным противником еврейского государства. В ходе боевых действий июля – августа 2006 года (Вторая ливанская война) боевики «Хезболлы» продемонстрировали впечатляющую мощь и с того времени в Тель-Авиве их воспринимают всерьез.

Израильские F-16
Фото: in24.org

За семь лет сирийской войны Хезболла еще больше накачала мускулы. Был период, когда «хезболлинцы» вместе с представителями Корпуса стражей исламской революции фактически и являлись сухопутными войсками армии Башара Асада (Россия обеспечивала господство в воздухе). Израиль «напрягает» не столько то, что их северные «соседи» приобрели опыт боев с самыми разными головорезами во всевозможных ландшафтах (города, горы, пустыня, побережье), сколько поток оружия из Сирии в Ливан, то есть на «родовые» базы Хезболлы.

Анализ воздушных ударов Израиля по Сирии показывает, что целями атаки в первую очередь становятся объекты Хезболлы, либо иранских «стражей». Даже когда под ракеты Цахала попадают склады сирийской правительственной армии, то из-за использования их «хезболлинцами». Собственно подразделения Асада и противостоящих им боевиков израильтяне не трогают, стараясь действовать точечно. Однако все это происходит в сирийском воздушном пространстве и на сирийской территории, поэтому Дамаск в меру сил пытается сбивать самолеты ВВС Израиля, возмущается по дипломатической и информационной линии.

Бомбовый удар от 17 сентября ставит вопросы в первую очередь не к Израилю, а к России и Сирии. Ранее сообщалось, что российские военные специалисты смогли сделать сирийскую ПВО интегрированной, чем в разы повысили ее боевую эффективность. Теперь выясняется, что «обыкновенные» F-16, которые бомбили еще ядерный реактор молодого Саддама Хуссейна в 1981 году, запросто преодолевают сирийскую систему ПВО.

Атака происходила в непосредственной близости от российских баз Хмеймим и Тартус в провинции Латакия. Если все то, что пишут про российский зенитно-ракетный комплекс С-400 правда, то он должен был видеть израильские истребители еще в момент их отрыва от взлетно-посадочной полосы. Естественно возникает вопрос: видел или нет? Если самолеты фиксировались, то почему в итоге было сбито только российское воздушное судно?

Первое, что приходит в голову – это проблема размытой ответственности. За ПВО на территории Сирии отвечают сирийцы, однако российские специалисты оказывают им непосредственную поддержку. Комплекс С-400 находится на базе Хмеймим, которой командует «сухопутник», но ему среди прочего подчиняется и сбитый горе-союзниками Ил-20.

Премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху, после того, как в разговоре с Владимиром Путиным обе стороны заняли примирительную позицию, обещал прислать в Москву командующего ВВС Израиля. На самом деле Кремлю это создаст дополнительные неудобства. Израиль де-факто воюющее государство и командующий ВВС, который владеет всей информацией по конкретным операциям, подчиняется непосредственно премьер-министру (в СССР во время Великой Отечественной войны модель была аналогичной). В России же по военным вопросам управленческая конструкция неизмеримо более сложная и громоздкая. Наблюдатели отмечают, что в первые сутки после воздушной трагедии руководитель Израиля о событиях 17-го сентября в Сирии владел куда более точной информацией, чем хозяин Кремля.

Слова «цепь трагических случайностей» не могут достаточно полно объяснить случившееся. А вот термины бардак и разгильдяйство дают куда более четкую картину. Ситуация в чем-то сложнее, чем уничтожение американцами отряда из ЧВК Вагнера на Евфрате. Там были американские ВВС и артиллерийские системы, а тут «дружественный огонь» от союзников и неразбериха в вопросах и процедурах, которые по своей сути должны быть отлажены как высокоточные часы.

Участие Москвы в сирийской войне среди прочего объясняется необходимостью иметь активный полигон для проверки военной техники и боевых навыков войск на поле боя. Гибель Ил-20 с элитными военнослужащими на борту – это удар по витрине российских военных возможностей. Про какое противостояние передовым и перспективным западным образцам вооружений и боеприпасов можно говорить, если F-16 (самолет, бесспорно, выдающийся), который пил кровь еще союзникам СССР, продолжает наносить урон союзникам России и ей самой уже в XXI веке?

Организационный фактор 17 сентября вообще вышел на авансцену. Российский историк и социолог Андрей Фурсов в своих работах и выступлениях часто использует термин «организационное оружие». События в Сирии продемонстрировали, что организационное оружие в гибридной войне – это не только работа НПО, проведение психологических операций или скоординированные атаки в информационной сфере, но и непосредственная организация взаимодействия подразделений, родов войск и взаимодействия с союзниками на конкретном театре военных действий.

В июне 1941 года был случай, когда стоявшие в боксах 29 танков Т-34 вместо солярки заправили бензином, сделав их непригодными для передвижения. При всей условности аналогий история с отражением израильского авианалета, которое привело к уничтожению своего самолета-разведчика, сильно перекликается с неразберихой начала Великой Отечественной войны. Не все умеют, как командующий эскадрильей бомбардировщиков Михаил Кривцов, 22 июня 1941 года сбрасывать бомбы на Тильзит, несмотря на стоп-приказы. Большинство при бардаке, неопределенности и размытой ответственности все-таки теряются, из-за чего потенциал любого совершенного оружия становится нереализованным.

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

 

Новости партнеров

Загрузка...