Сможет ли Узбекистан обскакать Казахстан?

Казахстан накопил большой потенциал для развития, но много лет тормозит с реальными реформами. Узбекистан после смены власти стал серьезно набирать обороты в экономике. Какая из стран станет первым среднеазиатским тигром?

Долгое время Казахстан чувствовал себя в регионе лидером – очень сильно помогли нефть, газ, металлы, уголь. Но теперь, когда Ташкент очнулся ото сна, мы заволновались. Способен ли Казахстан ответить на вызов или обойдется, как и прежде, без конкуренции? На этот и другие вопросы отвечает экономист, директор по развитию компании ARUM Capital Константин Жуковский.

***

– Сегодня выявляется интересный тренд: мы все чаще слышим об изменениях, которые происходят в экономической политике Узбекистана, и начинаем опасаться того, что, если дело так дальше пойдет, эта страна обгонит нас. Есть ли какие-то предпосылки для этого?

– Предпосылки к доминированию Узбекистана есть, начиная от дешевой рабочей силы, причем растущей довольно быстрыми темпами, и заканчивая запланированной разработкой месторождения на Устюрте. Постепенное реформирование экономики будет и далее способствовать росту межрегиональной торговли, созданию локальной логистической инфраструктуры, а также восстановлению региональных энергетических и транспортных сетей.

узбекистан казахстан

Тем не менее, не стоит сбрасывать со счетов большой разрыв между Узбекистаном и Казахстаном в уровне образования, развития законодательных норм и развития локальной инвестиционной базы.

Фактически, именно в плане рабочей силы и капитала Казахстан значительно опережает своего соседа. Инвестиции в капитал в стране являются самыми высокими по СНГ, составив около $210 млрд. за последние 10 лет.

После смены власти в Узбекистане аналитики стали писать, что много лет в этой стране занимались статистическими приписками, по которым выходило, что значению накопленного экономического роста Узбекистан впереди других бывших советских республик, но при этом он не сумел добиться сколь-нибудь впечатляющих результатов по повышению уровня жизни своих граждан. Так был ли экономический рост?

– На самом деле сложно ответить на вопрос, так как статистика – вещь относительная. Все признают, что непрозрачные официальные данные практически откинули страну на 10 лет назад, так как не позволяли грамотно оценить предпринимаемые инициативы. Как доказать эффективность, если все это время цифры рисовали?

У нас в Казахстане к статистическому ведомству есть тоже много претензий. Возможно, потому что не вся статистика доступна и понятна. Вам, как эксперту, легко ли добывать казахстанскую статистику?

– Здесь я вас разочарую и не присоединюсь к хору критиков. С моей стороны больших претензий по поводу доступа к статистическим данным нет. Сайт Комитета по статистике довольно подробно представляет отчеты по экономическим показателям.

Хорошо. А насколько соответствуют истине данные о том, что в Узбекистане вклад МСБ в ВВП страны достигает 50%? В Казахстане – примерно 25%. Является ли этот показатель определяющим в экономическом развитии вообще? Надо ли нам сосредоточить усилия и ускорить улучшение показателя?

– Доля малого бизнеса в ВВП Узбекистана в 2017 году составила 53,3%. И этот показатель действительно очень важный в плане прогнозирования перспектив экономического развития страны.

Стоит отдать должное, правительство Казахстана создало все условия для развития МСБ. К примеру, время регистрации малого бизнеса составляет всего полчаса. В это же время в России, например, оно может увеличиваться до нескольких дней. Кроме того, для регистрации субъекта, в качестве индивидуального предпринимателя требуется подготовить только один документ, а в качестве малого предприятия с юридическим лицом — два документа. Да и финансовая поддержка предпринимателям оказывается: банки выдают кредиты с субсидированной ставкой.

Но в любом случае нужно повышать долю МСБ в ВВП страны. Ведь именно МСБ является опорой отечественной экономики в моменты мировых и локальных кризисов, так как именно малый бизнес может позволить себе быстро перестроить неэффективную стратегию. И, что очень важно, он решает социальную задачу по занятости населения и улучшению его уровня жизни.

В чем сила нашего соседа, есть ли в его экономике такие сильные стороны, которые нам бы следовало учесть и, возможно, скомпилировать?

– Как это ни парадоксально, но нынешнему лидеру в регионе есть чему поучиться у своего соседа. У Узбекистана уровень диверсификации экономики – один из самых высоких в СНГ, что создает основу для устойчивого роста. Разве неинтересен этот феномен?

– Сегодня в нашем регионе практически нет конкуренции между странами – и мы вообще не приветствуем конкуренцию ни региональную, ни внутреннюю. Нам легче всего осваивать те ниши, в которых нет конкуренции. В связи с этим вопрос: если мы не стремимся конкурировать и даже устраняемся от этого (например, китайская легкая промышленность погубила нашу, а узбекские овощи-фрукты, в отличие от отечественных, круглый год на прилавках) – способны ли мы становиться сильнее и самодостаточнее?

– Это маловероятно. Только в результате естественного отбора рождаются самые сильные особи. Только при настоящей конкуренции обе стороны могут научиться чему-то и увидеть проблемы, которые сложно распознать в монополистических условиях. Многие до сих пор утверждают, что избыточное стимулирование мировой экономики после кризиса 2008 года сделало мир слабее, так как не убрало с рынка малоэффективные компании. Конкуренция должна стоять в основе развития экономики, и государство должно создавать условия для здоровой конкуренции.

Поскольку мы исторически боимся конкуренции, поставим вопрос по-другому. Могут ли наши экономики стать взаимодополняющими?

– Узбекистан и Казахстан могут только выиграть от дальнейшего экономического сотрудничества.

Есть неплохие перспективы в банковской отрасли. Недавно страны подписали документ, который создает правовую основу для выхода казахстанских банков на рынок РУ.

Кроме того, нужно развивать торговлю. Стоит отметить, что Казахстан входит в пятерку ключевых торговых партнеров Узбекистана. Пока что оборот не преодолел $2 млрд., однако учитывая последние тенденции, вполне вероятно, это может произойти и в 2018 году. За 2017 год экспорт вырос на 35%.

Взаимные выгоды здесь очевидны: Узбекистан готов закупать у РК черный металл и зерновые. Кроме того, Казахстан может увеличить объемы поставки нефтепродуктов. Причем, потенциал резкого увеличения импорта из РК очень значительный — в марте текущего года Узбекистан отменил или снизил таможенные пошлины более чем на 600 товарных позиций. В то же время Казахстан может увеличить импорт фруктов, овощей, а также машины и оборудование – именно эти категории товаров поставляла РК из Узбекистана в 2017 году.

– Это просто катастрофа: узбекская сельхозпродукция убивает наших аграриев! Есть ли у Казахстана хотя бы малейший шанс в какой-либо перспективе создать самодостаточное сельское хозяйство?

На мой взгляд, возможности Казахстана в этом плане спорны. Фактически две республики являются прямыми конкурентами в этой области. Причем, у Узбекистана есть огромный опыт: 33-миллионное население смогло на небольшой территории добиться успехов во многом благодаря географическому положению. У республики есть доступ к водным ресурсам, наблюдается жаркий климат. Если Узбекистан станет членом ВТО, которое откроет границы без пошлин, это может поставить крест на амбициях РК в сельском хозяйстве. В то же время, возможно, имеет смысл не конкурировать на заведомо сложной территории, а уделить больше внимания животноводству, в котором казахи действительно исторически очень сильны?

***

Сильные стороны Узбекистана: дешевая и многочисленная рабочая сила и продуктивное сельское хозяйство

Данные за 2017 год

узбекистан казахстан

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...