Экспертное мнение: Постановление правительства о регламентации лиц, которые могут быть захоронены в пантеоне, вписывается в текущий инструментарий

Алматы. 7 ноября. КазТАГ – Тулкин Ташимов. Постановление правительства о регламентации лиц, которые могут быть захоронены в Национальном пантеоне, вписывается в текущий инструментарий, считает казахстанский политолог Данияр Ашимбаев.

«Есть правила переименования улиц, населенных пунктов, теперь есть правила захоронения в пантеоне. В этом нет ничего удивительного или странного», — прокомментировал Д. Ашимбаев сообщение КазТАГ об изменении списка, определявшего лиц, подлежащих погребению на территории Национального пантеона.

На вопрос, насколько пантеон отвечает национальным традициям, эксперт спросил, «что считать национальной традицией?»

«Если углубляться в вопрос, отвечает ли пантеон национальным традициям казахов, то можно забрести в глубокие дебри. Эта дискуссия, в принципе, долгая и безрезультатная», — дополнил политолог.

Например, продолжил Д. Ашимбаев, гляньте на парк имени 28 гвардейцев-панфиловцев в Алматы. Там есть несколько захоронений между самим мемориалом и Домом офицеров, где покоятся жертвы авиакатастрофы, также есть братская могила жертв времен гражданской войны, а у самого мемориального огня есть захоронение председателя Президиума Верховного Совета Казахской ССР Фазыла Карибджанова. Есть в Казахстане и другие мемориалы.

«Так что прецедент имеется, и потому говорить о нецелесообразности пантеона, нет никакого смысла», — отметил эксперт.

И потом, подметил политолог, Астана уже в течение многих лет заполняется архитектурой, которую нельзя отнести к единому стилю, так что в эту эклектику пантеон более чем вписывается.

«Причем, не столько архитектурно, сколько стилистически. Здесь есть и пирамида, и «Байтерек», и многое другое. Короче говоря, чехарда стилей с некой казахской символикой. Так что идея пантеона как мемориального захоронения выдающихся людей современной казахстанской истории вполне даже здравая. Понятное дело, что ни Ходжа Ахмеда Яссави, ни Абылай хана (оба похоронены в Туркестане – КазТАГ) перезахоранивать в пантеоне никто не собирается, по крайней мере, на данный момент», — констатирует Д. Ашимбаев.

Причем, переходя к теме символизма современной истории, эксперт вспомнил некоторые примеры.

«В рамках дискуссии про 100-летие комсомола, многие спрашивали, почему другие национальные даты не отмечались с таким размахом. Вспомните, как скромно прошел юбилей Казахского ханства (в 2015 году в стране отмечали 550-летие Казахского ханства – КазТАГ) или 100-летие Алаш-Орды – события как бы символические для наших идеологов. С другой стороны, все помнят, как широко отмечались юбилеи независимости или столицы. В продолжение всего сказанного, можно отметить, что государственный аппарат четко ориентируется на новейшую историю Казахстана», — делает вывод политолог.

Поэтому, по мнению Д. Ашимбаева, пантеон сосредоточен на фигурах текущей истории Казахстана.

«Так как предыдущая история страны слишком противоречива, и любая историческая фигура вызывает массу неоднозначных вопросов. Все это мы видим хотя бы в вопросе переименования улиц. Так, в Усть-Каменогорске прошел суд по поводу роли Мустафы Шокая, были горячие дискуссии по поводу того, должны ли быть в Астане и Алматы улицы Левона Мирзояна. То есть в пантеоне будут символы не исторической, вечно оспариваемой, а современной государственности», — подчеркнул эксперт.

С другой стороны, продолжает политолог, Астана тоже хочет иметь свою собственную историю.

«В Алматы есть Кенсайское кладбище. Здесь есть главная аллея, на которой похоронены Динмухаммед Кунаев (первый секретарь ЦК КП Казахской ССР – КазТАГ), Байкен Ашимов (видный общественный и государственный деятель – КазТАГ), другие известные люди и их родственники. У Астаны всего этого до недавнего времени просто не было», — отмечает Д. Ашимбаев.

По мнению эксперта, есть много моментов, которые играют в пользу пантеона.

«Помните, как много лет назад в автоаварии погиб руководитель службы «Арыстан» (утром 1 мая 2002 года руководитель специального антитеррористического подразделения КНБ РК Айдар Базилов погиб в дорожно-транспортном происшествии – КазТАГ). На уровне правительства приняли решение о его захоронении в Астане, тогда как родственники настаивали на перевозке тела и захоронении на родине. Правительство все же сумело настоять на своем и его похоронили в Астане. То есть не было «привязки» к местности. Пантеон в той или иной мере эту привязку обеспечивает», — считает политолог.

Причем, как указано в правительственном постановлении, отмечает Д. Ашимбаев, согласие родственников на захоронение в пантеоне обязательно.

«Возьмите Сарыбая Калмурзаева (казахстанский государственный деятель, политик, скончался 27 июля 2012 года в Астане после продолжительной болезни – КазТАГ), который все свои последние годы провел в Астане. Был главой администрации, управляющим делами президента, а после смерти захоронен на Кенсайском кладбище в Алматы», — указал эксперт.

История Астаны уже есть, считает политолог, но пантеон должен добавить к ней новые штрихи.

«Столица уже более двух десятков лет находится в Астане, а своего мемориального кладбища до сих пор не было. Теперь, с созданием пантеона, оно появится. Потом появится возможность отмечать в Астане какие-то юбилеи, знаменательные даты уже на местности. То есть формируется новая традиция, что для молодой Астаны, по мнению некоторых руководителей, очень важно», — резюмирует Д. Ашимбаев.

Напомним, что 31 октября КазТАГ сообщило об изменении списка, определявшего лиц, подлежащих погребению на территории Национального пантеона, согласно постановлению правительства РК от 26 октября 2018 года.

В начале февраля 2013 года в Алматы, по многочисленным просьбам горожан, городской акимат в парке имени 28 гвардейцев-панфиловцев установил памятную доску с именами погибших в авиакатастрофе самолета CRJ-200, выполнявшем рейс «Кокшетау – Алматы». Он разбился 29 января 2013 года в пос. Кызылту на подлете к аэропорту Алматы. В результате авиакатастрофы погибли 5 членов экипажа и 16 пассажиров, в том числе 2-летний ребенок.

В 2012 году городской суд Усть-Каменогорска не удовлетворил иск режиссера Касымхана Бегманова, который требовал взыскать более $30 тыс. с журналистов местной газеты Flash! за то, что они героя его фильма Мустафу Шокая назвали пособником фашистов. По данным СМИ, автором этой статьи являлся Денис Данилевский.

В начале апреля 2015 года ул. Левона Мирзояна в Астане переименовали в ул. академика Каныша Сатпаева. В ноябре 2016 года ул. Левона Мирзояна в Алматы переименовали в ул. Шафика Чокина, советского и казахстанского ученого-энергетика.

Новости партнеров

Загрузка...