Ожидается ли в Казахстане вакуум власти в случае ухода Владимира Путина с поста президента России?! Часть 3

Для нашей страны, судя по всему, относительно спокойные времена под, образно говоря, «зонтиком» Российской Федерации заканчиваются. Впереди ее, надо полагать, ждут непростые времена. Очень непростые

А в Кыргызстане он побывал с первым официальным визитом немногим раньше. В декабре 2003 года, по пути домой из Юго-Восточной Азии.

Казавшееся несколько пренебрежительным или слишком свойским отношение Кремля к Астане стало меняться после двух случаев, имевших место в мае 2006 года. Тогда к Москве, по-видимому, пришло осознание того, что Казахстан могут и увести из-под ее влияния. Что это были за случаи?

Вице-президент США Дик (Ричард) Чейни, выступая перед лидерами стран Черноморско-Балтийского региона 4 мая 2006 года в Вильнюсе (Литва), предпринял словесную атаку на Кремль под предлогом того, что-де он использует свою энергетическую инфраструктуру как «орудие запугивания и шантажа».

© AP Photo / Cliff Owen

Причем тут, казалось бы, Казахстан?! Но не все так просто. Закавыка в указанном случае заключалась в том, что, как буквально и дружно отметили западные журналисты, «после своей» так сильно взбудоражившей Россию «речи в Вильнюсе Д.Чейни полетел в Казахстан». Находясь уже в Астане, американский вице-президент не преминул подсластить свою миссию дифирамбами в адрес руководства Казахстана, заявив о своем «восхищении всем тем, что было сделано здесь, в Казахстане, за последние 15 лет, — как в экономической, так и политической области». Такие слова прозвучали на пресс-конференции, состоявшейся 6 мая в Астане. В общем, в своих публичных речах в течение буквально трех дней вице-президент США опустил донельзя низко Кремль и вознес до небес Ак Орду. Москва, ясное дело, не осталась в долгу. 10 мая президент РФ В.Путин, выступая со своим ежегодным Посланием Федеральному собранию, позволил себе очень жесткую риторику, говоря о «товарище волке, который знает, кого кушать, и который кушает и никого не слушает» («Alarmist rhetoric from President Vladimir Putin», журнал Economist, 11.05.2006 г.). Имелся в виду, по всей видимости, тот выборочный подход американцев, который-де они практикуют в отношении тех или иных стран. Мол, кого-то они хвалят без заслуг, а кого-то – ругают ни за что.

Как бы то ни было, отношение Москвы к Казахстану с тех пор стало меняться в лучшую сторону. В этом можно убедиться, просмотрев тексты звучавших в дальнейшем высказываний высокопоставленных официальных представителей РФ в адрес нашей страны и о ней самой.

Сейчас уже наступили другие времена. Все чаще на самых разных уровнях ведутся разговоры о том, что Казахстан все больше и больше отдаляется от России и все сильней и сильней тянется к Западу. В частности – к США.

То есть положение изменилось. Значительно изменилось. При сохранении нынешней тенденции мы можем, наверное, получить совсем другую картину ситуации уже через несколько лет.

Поэтому сейчас уже более важным представляется рассмотрение вопроса не о том, как поступит Кремль с Казахстаном, а о том, что станется с нашей страной после того, как Владимир Путин, которого за рубежом то ли подозревают, то ли обвиняют в желании восстановить российско-советскую империю, отойдет от власти в РФ. Ведь в этом случае наверняка сформируются совершенно иные условия в нашем регионе. К сожалению, никто не ставит вопроса, о котором мы говорим. А надо бы.

Газета Korea Times в свое время опубликовала политологический материал исследователя из университета Донгсео Криса Мандея, прожившего восемь лет в России. Уже одно название этой публикации, надо полагать, способно заинтриговать интересующихся политикой читателей со всего постсоветского пространства. Впрочем, наверное, не только оттуда. Вот как оно звучит: «Life After Putin» — «Жизнь после Путина». Содержание материала вполне соответствует такому названию, ибо в нем речь идет о назревающих в течение длительного времени проблемах России и перспективах их решения или, если угодно, разрешения.

Для солидных южнокорейских СМИ не характерно комплексное рассмотрение экономической и политической проблематики своих великих соседей по дальневосточному региону – будь то Китая, будь то России, будь то Японии. Поэтому, надо полагать, и не удивительно то, что публикация сопровождается напоминанием о том, что «выраженные в этой статье точки зрения являются авторскими и не отражают редакционную политику газеты Korea Times».

Но такое предупреждение со стороны редакции издания не столько снижает значение выраженных в материале частных взглядов К.Мандея, сколько еще больше подогревает читательский интерес к ним. Ибо ведь в них предполагается обнаружение куда большей откровенности, чем в выверенных с точки зрения политической корректности выступлениях штатных редакционных журналистов. К тому же автор, К.Мандей, иностранец с Запада, заявленный как преподаватель для ведения курса по теме «Развивающиеся экономики: Китай и другие» в осенней сессии учебного года 2009-2010 годов в рамках программы международных исследовании Центра по международному обмену и сотрудничеству в крупном частном корейском университете Донгсео.

Ему и карты, как говорится, в руки в части прогнозирования со всей откровенностью перспектив развития событий у соседних с Кореей великих держав, которые в прошлом вели войны на Корейском полуострове, — России или, скажем, Японии и Китая. Тем более, что о тех же, скажем, российских делах К.Мандей знает не понаслышке. Примечательно то, что в объявлении для своих студентов в корейском университете он, указывая все данные о себе, в качестве контактной информации дал электронный адрес, связанный с Россией, chrismonday@mail.ru, и оставшийся у него, видимо, еще со времен его пребывания в этой стране.

Итак, его мнение – как суждение серьезного специалиста и как сторонний взгляд — о предполагаемых вариантах развития событий в России и их влияния на другие страны постсоветского пространства должно, по-видимому, представлять немалый интерес, как для самих россиян, так и для их близких соседей. Особенно уже хотя бы потому, что он никому из них, мягко говоря, спокойной жизни не прогнозирует.

К.Мандей в своей статье задается, в числе прочих, таким вопросом: «Каковы будут последствия победы оппозиции над Путиным?». Он, видимо, не сомневается в том, что отход Владимира Владимировича от власти будет означать приход к ней реформаторов, настроенных на получение поддержки Запада. К.Мандей, сразу же подразумевая неуспех предполагаемой новой власти, говорит о том, что падение «путинского режима может привести» мир вскоре к столкновению «с множеством свежих угроз», сходных с теми, какие появились после распада Советского Союза. Но почему?

Ответ К.Мандея таков: «Но любое ориентированное на реформы российское правительство, сталкиваясь с серьезным экономическим кризисом, окажется вынужденным осуществить ряд неприятных реформ. Прежде всего, как утверждалось экспертом по природному газу Джонатаном Стерном, Кремль окажется вынужденным увеличить внутренние цены на энергию. Следом пойдут другие непопулярные меры: повышение налогов, девальвация рубля, позволение частным компаниям увольнять больше рабочих и прореживание раздутых рядов правительственных чиновников». Но ведь схожие, если не еще более сложные, проблемы стоят практически перед всеми другими постсоветскими государствами? Как же в некоторых иных аналогичных случаях удавалось, или удается заручиться поддержкой новым, заявляющим о своей реформаторской ориентированности режимам?

На это К.Мандей отвечает следующим образом: «Благодаря возможности присоединиться к Европейскому Союзу и НАТО, такого рода трудные реформы получили одобрение на Украине и в Грузии. К сожалению, у России не имеется этого стимула». У Казахстана, добавим от себя, тем более.

(Продолжение следует)

***

© ZONAkz, 2018г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...