Новое правительство: ба, знакомые все лица?!

Отправленному в отставку правительству и его преемнику посвящается

Впервые в истории президент, отправляя правительство в отставку, обошелся без реверансов действующему правительству и подверг его жесткой, но, однако, конструктивной критике.

Наконец то, о чем кипят социальные сети и пишут в остатке более-менее смелые СМИ, дошло до Акорды. И спичрайтеры не побоялись написать такие тезисы и назвать все вещи своими именами.

Об этом раньше было принято молчать – не стыдливо, а умышленно, — иначе не сносить головы. Здесь сразу вспоминается Тамара Дуйсенова, которая год назад была отправлена в отставку только за то, что осмелилась сказать правду о рабочих местах, что взять-де, их неоткуда.

В общем, за год, видимо, много воды в Есиле утекло.

И пришло осознание, что нужны перемены – во всех ветвях власти.

Foto: Sputnik Казахстан

«Ну хорошо, — решили наверху, — начнем с правительства, раз это более чувствительно для народа». Ведь незадолго до отставки правительства вслед за требованием отставки министра МВД последовали выступления против министра социальной защиты.

Все эти годы правительство (кстати, не только под руководством Сагинтаева), было больше занято тем, чтобы реформировать министерства, создавать новые, нисколько не заботясь ни о преемственности решений, ни об эффективности. Главное, на чем оно сосредоточилось, — создавать видимость кипучей деятельности и демонстрировать свой энергетически положительный настрой. Без продолжения. Без последствий. Без сколь-нибудь очевидного и ощутимого результата.

***

Первая ночь после отставки правительства с такой формулировкой – «положительные изменения так и недостигнуты», и еще несколько, до момента назначения новых главных фигур в правительстве (27 февраля?), стали поистине бессонными для казахстанцев, которые на своих кухнях решали, кто достоин портфеля премьера и портфельчиков министров.

Впрочем, не только на кухнях, но все чаще – в социальных сетях, которые представляют срез истинного общественного настроения. Правда, и на этот раз без проплаченных блогеров не обошлось – уж сильно, до неприличия, они нахваливают одного одиозного министра, от которого, видимо, на 2019 год маячили хорошие заказы.

Они, эти ночи, также бессонными стали и для членов правительства, читай, отставных министров, которые сейчас молятся ночами напролет, чтобы их оставили при власти. Терять есть что. Многие из них были и останутся функционерами – ничего другого они не умеют, да и хлебное это дело, государственная служба, элеватор финансовых и административных возможностей. И – власть хоть и ограниченная, условная в глобальном смысле, но, тем не менее, так хочется ею обладать.

***

Прецедентов, когда отставных, только что отставленных, членов правительства вновь назначали в этот главный исполнительный, формально, орган власти, хоть отбавляй.

Аналитик Шолпан Байшагирова, подсчитала, как обновлялся состав правительства в разные периоды: «Самый высокий показатель обновления — 82% в 1994 году. Самый низкий — 18% в 2015 году (и это после отставки!), к тому же совсем новеньких было всего 2 человека. Среднее значение обновляемости — 53%». По ее наблюдению, всего в кабинетах министров побывало 182 чиновника. Многие по несколько раз, а «рекордсменами» являются Касымов и Школьник (по 8 раз).

***

Очень многие из накануне действовавших имеют стальной иммунитет, обусловленный, в определенных случаях, и их образованием, и личностными качествами, и потенциалом. И происхождением, и наличием влиятельного родства. У всех по-разному. Но очень весомо.

Например, глава, простите, экс-глава министерства индустрии и инфраструктурного развития, ну ладно, министр, находящийся сейчас в отставке, но продолжающий исполнять свои обязанности, в ведомстве которого за два последних года – аккурат время его «правления» — было выявлено около 100 коррупционных преступлений – лично у него все в порядке.

Мы, конечно, не знаем в точности, какое количество сотрудников числится в штатном расписании министерства, но, наверное, это каждый пятый. Ну, на крайний случай, каждый десятый был уличен в страшном преступлении против народа. Дефиниция «преступление» используется не для красного словца – так оно и есть.

Это сын за отца не в ответе, а начальник за подчиненного, который назначен его приказом, должен отвечать. Своим словом, своей репутацией.

Но у нас во власти каждый отвечает сам за себя. В лучшем случае. А иногда и не отвечает вовсе. Пока не придут, и не возьмут с поличным.

В подобной истории засвечен и министр энергетики – его непосредственных подчиненных сажают пачками, а ему хоть бы что. Но случай с министром индустрии и инфраструктурного развития особый. У них быть во власти – семейная традиция. И отец, и брат, — все при делах. Потомственные служащие. Но этому вряд ли стоит удивляться. Восточные традиции.

***

Чем запомнится народу министр труда и социальной защиты населения Мадина Абылкасымова, мы писали. Планировали сделать цикл публикаций о каждом министре правительства. Но они были отправлены в отставку раньше, чем мы успели осуществить свою идею. Конечно, и сейчас не поздно. Посмотрим, какие будут назначения.

Но сегодня с определённой точностью можно сказать, что столыпиных, увы, среди них нет. Простите, господа хорошие, это не про вас.

***

Какие министры сохранят свои портфели в новом правительстве? Появятся ли новые, харизматические лидеры, нацеленные больше действовать, чем говорить?

Способна ли действующая власть поменять расклад на арене таким образом, чтобы вновь завоевать доверие и расположение казахстанцев?

Только ленивый сегодня не ищет ответы на эти вопросы.

Шолпан Байшагирова имеет свою точку зрения: «Если новый кабинет министров будет собран из стареньких, то никаких позитивных изменений можно не ждать. Вот чего заслуживают все эти «избранные» из корпусов А и Б, так это заслуженного отдыха. Надо всех их отправить на пенсию… кого по старости, а кого — по надобности, вернее — за ненадобностью. Нужны новые молодые кадры, такие как Багдат Мусин».

Молодые – вовсе не значит, что все они будут такие, как Багдат Мусин. Некоторые его ровесники, родившиеся в 80-х годах прошлого века, уже успели и в министерских кабинетах поотираться, и в тюрьму сесть.

Нужны не карьеристы и потомки заслуженных государственных деятелей, а государственники. Такие люди есть, их мало, но и меньшинство способно менять формации. Главное, чтобы их разглядели и оказали им доверие.

Только, пожалуйста, не из списка 100 новых лиц, большинство из них ещё не сформировались как граждане. И к списку резервистов из числа болашаковцев требуется критических подход — увы, престижный диплом из мирового вуза ещё не означает, что человек будет отдавать все свои знания и силы на благо Отечеству. Здесь требуются особые моральные качества, наверное, даже больше, чем профессиональный опыт — опыт получить можно, а стать честным, принципиальным, ответственным, способным на самопожертвование — вряд ли, это элементы воспитания.

По идее, после такой разгромной отставки в новом правительстве не должно оказаться ни одного министра из предыдущего состава. Без исключения. Без всевозможных карт-бланшей. Но они, увы, будут — прогнозов на переназначения множество, кажется, есть и инсайт.

***

Нынешнее правительство – слишком большая, громоздкая корпорация, со всем громадным квазигосударственным сектором, с государственной собственностью, которой управляют частники, нацеленные на освоение больших государственных средств. Бюджет превратился в донора различных госпрограмм, которые, как теперь признал и глава государства, не приносят результата.

Многие министерства были переименованы, преобразованы, модернизированы и черт знает как изменены так много раз, что без справки на сайте правительства или в Википедии просто не обойтись. Это латентный, красочный, креативный калейдоскоп. Но, например, от того, что в нашей стране есть министерство оборонной и аэрокосмической промышленности, эти сектора не появились.

Эта отставка — шанс на серьезную реконструкцию (модернизация здесь не поможет). Нужно менять весь каркас правительственного здания, который прогнил, всю его архитектуру.

Нужно сделать правительство компактным, сократить ряд министерств и число государственных служащих. Опыт других стран, преуспевающих в экономическом развитии, свидетельствует о том, что чем малочисленнее госаппарат, тем он более эффективен. Думает ли об этом сейчас Акорда? Интрига разрешится быстро.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...