Семь граней Великой степи, или Могут ли казахи считать частью своей культуры то, что ученым миром рассматривается как раннее средневековое иранское наследие?!

К вопросу о том, куда лучше было бы направить недюжинные усилия в плане формирования идеологического продукта

В видеоматериале Владислава Юрицына под названием «7 граней некомпетентной приватизации истории» политолог Максим Казначеев озвучивает такое мнение: «Семь граней Великой степи вообще в целом не надо переоценивать как идеологический продукт…, семь граней фрагментарны, они взяты абсолютно произвольно. Непонятно, почему четыре из семи граней, откровенно говоря, персидские. То есть это – иранское наследие. Понятно, что это – попытка приватизации истории. Но, упрощенно говоря, мы сталкиваемся с ситуацией, когда, вот, стоит египетская пирамида. А на ней написано: здесь был, условно, Вася. Но ведь Вася не имеет никакого отношения к этой египетской пирамиде. То есть, когда мы смотрим на выбранные семь граней, (возникает) очень большой вопрос к тем идеологам власти, которые их выбирали: Почему именно эти семь, почему не какие-то другие? Потому что, вообще-то, консолидирующий потенциал всех этих 7 граней, он минимален и связан во многом с внешними центрами сил».

Если обоснованность этого идеологического продукта вызывает серьезные сомнения у отечественного наблюдателя, тем более спорными, наверное, представляются мысли, изложенные там, иностранным историкам и культурологам.

По сию пору за рубежом попытки Казахстана рассматривать как часть своей исторической культуры то, что Максим Казначеев называет персидским или иранским наследием, не воспринимались всерьез. Это – в лучшем случае. В худшем – вызывали резко негативную реакцию.

К примеру, американский историк Рой Касагранда в видеоматериале под названием «Rise of Islam — Roy Casagranda – YouTube» упоминает Абу Насра альФараби, называемого сейчас в РК некоторыми «средневековым казахским ученым», в качестве персидского мыслителя. Что же касается ближнего зарубежья, там тоже далеко не все готовы согласиться с нашей точкой зрения по этому вопросу. В числе таковых оппонентов есть коллеги лидера РК Нурсултана Назарбаева по клубу президентов республик СНГ. Так, в своем выступлении на страницах российского журнала «Наш современник» президент Таджикистана Эмомали Рахмон заявил следующее: «Трудно представить такие науки, как астрономия, математика, естествознание, философия, без величайших открытий и достижений, О. Хайяма, Ал-Беруни, Ал-Хоразми, Имома Тирмизи, Фараби и других. Имена этих славных сынов таджикского народа стоят в одном ряду с другими гениями человечества». («Таджики — в зеркале истории», стр. 228-233). В то время, когда он такое говорил, образ Абу Насра аль-Фараби был изображен на казахстанских деньгах, и таджикскому лидеру это было наверняка известно. Как по правилам человеческих отношений, так и согласно практике международных отношений, ему следовало бы, казалось, проявить большую тактичность в отношении чувства национального достоинства своего тогдашнего казахстанского коллеги Нурсултана Назарбаева. Но Эмомали Рахмон этого не сделал. Ибо он, видимо, был уверен в том, что никто на серьезном научном уровне не возьмется оспаривать его утверждения вышеизложенного характера.

Наша сторона, конечно, может, основываясь на территориальном критерии, настаивать на правомерности восприятия в качестве части своей исторической культуры того, что ученым миром рассматривается как датируемое ранним средневековьем персидское или иранское наследие. Но и в этом случае, похоже, у зарубежных оппонентов есть, чем парировать казахстанский аргумент. Вот, всего лишь одно подтверждение тому.

Издание Diplomat опубликовало аналитическую статью Акилеша Пиллаламарри под названием «The Tajik Tragedy of Uzbekistan» — «Таджикская трагедия Узбекистана».

В ней делается такой вывод: «Коренными жителями большей части Центральной Азии являлись иранские народы, которые говорили на языках, близкородственных современному пушту и в некоторой степени близких фарси».

Тут имеется в виду пространство нынешнего центрально-азиатского региона (4 003 000 квадратных километров), где на долю Казахстана приходится почти три четверти (2 724 902 квадратных километра) общей территории. Наша страна уже на самом высоком уровне говорит о принадлежности казахской исторической культуре того, что международный ученый мир склонен считать датируемым ранним средневековьем персидским или иранским наследием. А между тем нам, получается, еще надо доказывать то, что не только таджики, но и также казахи являются коренными жителями в регионе, который известен как постсоветская Центральная Азия. Вот куда лучше было бы направить недюжинные усилия в плане формирования идеологического продукта.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...