Война Миров. Китайский вопрос Дональда Трампа

Умный не связывается с сильным, но президент США заложник своей группы поддержки

Экспорт США в Китай в 2018 году составил $155 млрд, а импорт из Поднебесной — $478 млрд. На данной почве Дональд Трамп решил, что позиции у Пекина более уязвимые и стал обкладывать китайские товары дополнительными пошлинами. Однако КНР вызов приняла и заявила о готовности «биться до победного конца» в торговой войне с Вашингтоном. При этом политические позиции главы Белого дома внутри США довольно шаткие – много врагов и они контролируют конгресс.

Трамп

Президент США Дональд Трамп. (Фото: Independent.ie)

Сложившаяся комбинаторика власти в США до того сложная и непривычная (в прошлом), что требует короткого пояснения. Дональд Трамп хоть и не считается несистемным политиком, однако промышленная группа, интересы которой он представляет, уже несколько десятилетий не была в Большой Власти, которую оккупировали финансисты. Данный фронт противостояния не сугубо американский, а глобальный, поскольку финансовые воротилы – это мафия общемирового масштаба.

Внутри администрации президента Трампа много полуавтономных групп, многие из которых ведут почти самостоятельную игру на конкретных направлениях. Считается, что Венесуэла мало интересна хозяину Овального кабинета, а потому политику США в отношении Каракаса формирует конгломерат испаноязычных политиков и чиновников. На иранском направлении первой скрипкой «жестит» Джон Болтон на деньги саудитов. Американская линия по Израилю определяется зятем президента Джаредом Кушнером.

С Россией ситуация отдельная, поскольку она обидела сателлита США Украину. Из-за этого в американском истеблишменте сложился антироссийский консенсус. За сопротивление гегемонии Вашингтона Кремль должен быть показательно наказан, чтобы другие тоже не распоясались. США ведут работу по выведению России из международной игры, но пока у них плохо получается. В том числе потому, что у президента Трампа и конгресса внутри самой американской композиции власти идет системное противостояние.

А вот что касается Евросоюза и Китая, то это зона прямого интереса главы Белого Дома. На европейском направлении Дональд Трамп хочет хотя бы выровнять торговый баланс, ибо ЕС продает в США больше, чем покупает. Стратегическая цель Вашингтона в отношении Поднебесной – это возвращение как можно большего числа производств в США и сокращение торгового дефицита до приемлемого разрыва.

В июле 2018 года г-н Трамп ввел 25% пошлины на китайский импорт объемом $50 млрд, а в сентябре обложил 10% пошлинами еще $200 млрд и пригрозил с нового года поднять тариф до 25%. Затем была взята пауза. На прошлой неделе в Вашингтоне прошел 11-й раунд многомесячных американо-китайских переговоров о торговле, который завершился безрезультатно. Глава делегации КНР по итогам встречи заявил, что Пекин не может пойти на уступки США по принципиальным вопросам двусторонней торговли.

Перед последним раундом обсуждения сделки президент США обвинил Китай в попытке уйти от достигнутых договоренностей, а в последний день переговоров повысил пошлины на шесть тысяч наименований китайских товаров – от лопат до кинопроекторов. Пекин в ответ уведомил, что с 1 июня введет ввозные пошлины на американские товары объемом $60 млрд. После новостей об ответных действиях Поднебесной американские (и не только) биржевые индексы пошли вниз.

Новые (ранее отложенные) дополнительные таможенные тарифы от президента Трампа покрывают почти половину импорта китайских товаров в США, и глава Белого дома грозит обложить пошлинами вторую половину. Гипотетически торговая война между Вашингтоном и Пекином может иметь очень плохие последствия как для самих экономических гигантов планеты, так и для большинства остальных государств. Просто биржевые аналитики и эксперты сходятся во мнении, что здравый смысл должен восторжествовать, ведь экономики США и КНР переплетены как волокна циновки.

Здравый смысл – здравым смыслом, но у мощных противостояний часто свои логика и инерция, в том числе иррациональные. Поэтому всегда существуют алгоритмы и механизмы, с помощью которых теоретически возможные вещи способны перетечь в практическую плоскость. Дональд Трамп, например, находится внутри США во враждебном информационном пространстве, из-за чего любой торг с его стороны преподносится как капитуляция Великой Америки.

Президент Трамп представляет не весь бизнес США, а только его часть – в первую очередь ВПК, автопром, агропромышленный комплекс. На этой почве в ходе переговоров с Китаем (и Евросоюзом тоже) он готов жертвовать банкирами и сектором услуг. Однако КНР настоящего дня – это в прежде всего всемирная мастерская и в производственной части у нее собственных проблем гораздо больше, чем хотелось бы. Из-за замедления темпов строительства Поднебесная уже сократила импорт стали, а снижение потребления в сегменте предметов роскоши (китайцы покупают треть всех товаров класса «люкс» в мире) ударило по западным производителям «айфонов». К тому же финансовые власти Китая искусственно снижают курс юаня к доллару, из-за чего дорожает импорт.

Пекин является крупнейшим держателем госдолга США – $1,1 трлн. Теоретически ему нет смысла сбрасывать всю эту сумму, поскольку возникшие экономические проблемы могут больно ударить по самому Китаю. Но как гипотетическая возможность подобный сценарий существует. Когда Россия в прошлом году избавилась от американских treasuries (облигаций госдолга) на сотню миллиардов долларов, то среди прочего вложилась и в юани. А куда Пекину деть триллион «баксов» не знают даже специалисты, потому что в мире не наблюдается подходящих активов для такого залпового размещения. При этом практически все эксперты соглашаются с тем, что переход торгово-экономической войны США и КНР на новый уровень может привести к непредсказуемым последствиям.

Всем контрагентам трудно о чем-либо договариваться с Дональдом Трампом просто потому, что он не подтвержден гарантированными полномочиями. Нет такой его инициативы, которая не могла бы быть блокирована конгрессом. Поэтому тот же визит госсекретаря Майка Помпео в Россию на фоне противостояния с Китаем сильно озадачивает. Требования к Кремлю американской стороной предъявляются заведомо невыполнимые, со своей стороны в качестве уступок ничего не предлагается – зачем вообще приезжать? Видно, что президент Трамп намерен сохранить за собой Овальный кабинет еще на один срок и пытается искать ресурсы для этого на всех направлениях, однако общая манера поиска слишком экстравагантная и не создает ощущения прочности и стабильности.

Возможно, торговая война Вашингтона и Пекина подтверждает тезис экономиста Михаила Делягина о начале разрыва общего поля глобализации. Современные коммуникации сделали мир единым и резко усилили глобальную конкуренцию. Теперь они же разламывают планету на обширные макрорегионы и зоны доминирования, поскольку ведущие экономические игроки не выдерживают накала конкуренции друг с другом.

***

© ZONAkz, 2019г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Новости партнеров

Загрузка...